Tags: Насер

НКД

И еще одна годовщина

Об убийстве Розы Люксембург и Карла Либкнехта не напишу лучше, чем kommari вот здесь,но сегодня - и еще одна дата, мимо которой нельзя пройти.
91 год назад, 15 января 1918 года, родился Гамаль Абдель Насер - революционер, свергнувший разложившуюся монархию, реформатор, проведший несомненно прогрессивные преобразования, один из создателей Движения неприсоединения, претендент на роль объединителя арабского мира и одновременно - человек, при котором произошло тяжелейшее поражение в современной арабской истории.
Есть политики, которые вызывают симпатию, даже несмотря на многие ошибки, ими совершенные и общий провал политики (всё вернулось на круги своя - только зависим Египет ныне не от Англии, а от США). Насер - несомненно из их числа. Вот, как его вспоминают арабы в наше время:
При помощи Советского Союза Нассер смог создать новую египетскую армию, и египетская экономика также развивалась. Особенно выросло производство электроэнергии и сельскохозяйственной продукции после строительства Асуанской плотины. Но Нассер умер в 1970 году, не успев завершить свою работу. Многие верят, что после поражения 1967 года что-то в нем сломалось и так никогда и не не было полностью исцелено..
Нассер умер с горькими чувствами, с болью в сердце, но он всегда оствалcя мечтателем и до самого последнего дня продолжал бороться за свободу и единство арабской нации. Среди арабов у Нассерa было множество друзей и несколько врагов. Его друзьями были миллионы людей, считавших его своим законным лидером и символом своего освобождения. Они видели в нем полную противоположность своим королям и президентам - он был сыном народа, говорившим народным языком и верящим в народ. Все его враги, почти без исключения, были королями и президентами арабских государств, которые втайне им восхищались, но не осмеливались в открытую встать на его сторону..
... Ахмед Фуад Нагм, знаменитый египетский поэт-коммунист, который во времена Нассера сидел в тюрьме, рассказывает о том, как сеpдилась на него его мать, посещавшая его там, если он говорил ей чтo-то плохое о Нассере. Что же делало этого человека таким популярным, даже среди матерей его политических заключенных, задавался он вопросом?. Может быть то, что матери лучше понимали мотивы и борьбу Нассера, чем мотивы и борьбу своих детей? Может быть, то, что они не понимали, как можно быть против лидера, который борется с Америкой и с Израилем? Ахмед Фуад Нагм говорит, что сегодня он оценивает Нассера и его наследие по-другому. Жаль, что его больше нет с нами, говорит он.