Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Наш ответ Керзону-33: "Карта истории" о семье Окороковых

https://v2.kartaistorii.ru/okorokovy

Историческая игра от создателей «Проекта 1917» - решили затронуть раскулачивание

Маша Окорокова родилась в СССР в сибирском селе Ильинка в 1927 году. Когда ей исполнилось 4 года, в стране началась коллективизация. Отца Маши объявили кулаком и арестовали, а девочку вместе с матерью и сестрой выслали под Нарым. Теперь семья Окороковых должна решить, что делать дальше: приспосабливаться к новым условиям или сопротивляться?


Безусловно, при коллективизации было немало случаев, когда кулаками объявляли людей, таковыми не являвшихся. Однако создатели игры не сообщают нам, какие средства производства семья имела в собственности и использовала ли она наемный труд. Умолчание об обстоятельствах тем более странное, что арест глав семей постиг отнюдь не всех раскулаченных, а только «первую категорию» – «контрреволюционный актив, (…) организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций».

Судя по написанному здесь и здесь (иных сведений об этой семье в сети нет), ее отец всё же был не арестован, а выслан под конвоем, только раздельно от семьи («В справке, которую выслало мне управление внутренних дел Кемеровской области, пишут, что мы вместе, всей семьей раскулачены и высланы в Чаинский район, что раскулачены – это правда, но вот высылка была раздельной и попали мы – две сестры с мамой сначала намного северней Чаинского района, в Нарым» в воспоминаниях, в постановлении Политбюро от 30 января 1930 г. соответственно «вторую категорию должны составить остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдаленные местности Союза ССР и в пределах данного края в отдаленные районы края»).



Т.е. надо помнить, что нам рассказывают историю меньшинства раскулаченных, большинство отделалось более мягкими наказаниями тогда, хотя имели бОльшие шансы стать жертвами репрессий в 1937-38 гг. – как это произошло с дедом создательницы воспоминаний, раскулаченным по третьей категории («подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках»), но расстрелянном в 1937 г. (после неоднократных отказов вступить в колхоз – формально это поводом для наказания не было но, очевидно, привлекло внимание карательных органов, во время ежовщины перешедших на конвейерный поиск врагов советской власти).

Вам предстоит пережить коллективизацию вместе с крестьянской семьей. На каждом этапе вы окажетесь перед выбором, который приходилось делать им. Это будет непростая борьба за право жить, работать и просто быть вместе.

В зависимости от решений будут меняться ваши показатели: общественное одобрение и душевное равновесие.

В конце пути вы узнаете, чья судьба в 1930-е сложилась удачнее — ваша или героев 2-го сезона нашей исторической игры.


Написанное читается как «пережить коллективизацию вместе с типичной крестьянской семьей» или, по меньшей мере, «…с типичной раскулаченной семьей» - во избежание ложной генерализации следовало бы привести число раскулаченных хозяйств. По данным ОГПУ, приводимым известным исследователем репрессий Земсковым, всего на спецпоселение (куда направлялись раскулаченные по второй категории семьи целиком и по первой – без глав семей) в 1930-31 гг. было направлено 381 тыс. семей (1,8 млн. человек), тогда как всего раскулачено было, по данным того же Земскова, около 4 млн. человек; убыль в ссылке он оценивает в 0,5 млн., но сюда входят как умершие, так и бежавшие.

Цифру в 4 млн. раскулаченных (без указания на то, что бОльшая их часть была оставлена в местах прежнего проживания) приводят и создатели игры рядом со следующей информацией:

В мае 1931 года жизнь семьи Окороковых меняется навсегда. За один день зажиточные крестьяне из Кемеровского села Ильинка лишаются не только своего дома, но и друг друга. Это называется «раскулачивание». Главу семейства Алексея забирают неизвестно куда, а его жену Евдокию высылают на Север. У нее на руках двое детей: девятилетняя Настя и четырехлетняя Маша. Всех троих сплавляют по Оби за 800 км от родного села и высаживают на болотах Нарыма. Новый дом — наспех вырытая в земле нора. Снабжение ссыльных не налажено, и многие люди вокруг умирают от голода.


Главным недостатком, как и раньше, является отсутствие указаний о том, насколько зажиточны были Окороковы – означает ли это слово середняков, раскулаченных несправедливо, или же семью, эксплуатировавшую чужой труд?

Пока не наступила зима, нужно найти пропитание. Но сделать это на болотах практически невозможно. Случайно Евдокия встречает в лесу умирающую лошадь. Мясо животного может спасти семью. Но чтобы его сохранить, нужна соль, которой у спецпоселенцев нет. Евдокия решает обратиться к живущим в лесу старообрядцам. Хозяин дома готов пустить ее на порог, если она возьмется поухаживать за его женой, умирающей от черной оспы.



(выбранный мной ответ «да» дает -10 к душевному спокойствию и +10 к общественном одобрению, так же поступила и мать Окороковой)

Оторванный от семьи Алексей Окороков сослан за Каргосок, в район реки Галка, за 900 километров от дома. Жена с детьми находится недалеко — Нарым чуть южнее, на другой стороне Оби, но об их судьбе ему ничего не известно. Арестованных кулаков ведут под конвоем несколько дней в полной глуши. Кормят только водой и сухарями. Воспользовавшись малочисленностью охраны, Алексей ночью бежит. Но у него нет документов, денег, а обувь разбита.


В приведенной ниже информации также говорится о статистике по спецпоселенцам Нарымского края с 1 июня 1931 по 1 июня 1932 г. – при действительно весьма высокой смертности в 11,7 % бежало больше – 12,6 %, возвращено на родину 5 % и родилось 1,6 %.

В качестве вариантов предлагается подкуп охранника, чтобы добраться домой по реке, или бегство пешком. Выбранный вариант бегства пешком дает +10 к душевному равновесию; так же поступил и Окороков.


Добравшись до Ильинки, Алексей узнает, что жена с детьми под Нарымом. Придется возвращаться назад, но пока надо перевести дух. От ОГПУ Алексей укрывается на чердаке в доме у своей сестры Фроси и ее мужа Баталова. Фрося или опасается наказания за помощь ссыльному, или одобряет политику советской власти. Она идет в сельсовет донести на брата.


Варианты ответа «прятаться» или «надеяться, что Фрося одумается», результат «надеяться, что одумается» дает +10 к душевному равновесию; так оказалось и в реальности, и «Алексей надеется на случай. На помощь ему неожиданно приходит Баталов. Он догоняет Фросю и избивает ее до полусмерти».

По вспоминаниям «несмотря на то, что брат устроил ее судьбу, сосватав ее за Баталова, Фрося идет в сельсовет заявлять, что у нее на чердаке прячется ссыльный родной брат; но ее муж, Баталов, догоняет ее по дороге в сельсовет, и избил до полусмерти. Двое суток она лежала в канаве без движения, потом ее перенесли в дом. Но заявить на брата Баталов ей не дал» - накал борьбы даже внутри одной семьи можете оценить сами и представить, что было бы в случае победы зажиточной части деревни над коммунистами – тоже (примеры Финляндии и Испании в помощь).

Друзья помогают Алексею достать фальшивые документы, лошадь, продукты и одежду. Он отправляется за семьей в Нарым. Пробираясь по тайге и болотам, Алексей идет почти без отдыха. Короткие привалы и чуткий сон, в котором он видит одно и то же: что вот-вот потеряет зуб. Он волнуется, что семья без него не справится.

Алексей спешит, погоняя животное, у которого уже сбиты все ноги. Лошадь не выдерживает тягот пути и умирает. Алексей нагружает на себя все, что у него было, и идет дальше. Он добирается до Нарыма пешком и выясняет, что дочь Маша сильно простудилась. Она при смерти, и ей уже сколотили гроб.


Варианты действий – добиться того, чтобы ее положили в больницу или лечить народными методами, первый из них дает +10 к общественном одобрению, однако в действительности вылечить ее родителям удалось народными средствами.

Семья Окороковых решает, что лучше попасть в тюрьму, чем остаться в поселении под Нарымом. Алексей организовывает коллективный побег. Ночью отряд из 22 крестьян уходит в лес. Десять дней они бродят по местным болотам, потеряв путь и еду, пока не натыкаются на военных. Начинается перестрелка. Беглецов ловят и отправляют под арест. Их держат в частных банях около села Колпашево.

Чтобы спасти мужа, Евдокия уговаривает хозяина бани напоить охранников самогоном. Когда охранники засыпают, Окороковы снова бегут. Они идут в сторону Томска ночами, через заросли, обходя стороной дороги. В пути Окороковы встречают дом кержаков-староверов. Остановившись передохнуть, семья получает ультиматум от хозяина. Из-за оспы он потерял всех своих детей и требует, чтобы Окороковы оставили ему одну из дочерей в обмен на хлеб и лодку. Или он донесет на них в комендатуру.


Выбор «соглашаться/отказаться», мой ответ «отказаться» дает -10 к душевному равновесию, в реальности отец согласился, но через несколько лет выкрал дочь.

Лодка и хлеб позволяют двигаться дальше. Но чем ближе Томск, тем больше по пути попадается поселений и лишних глаз. Окороковых снова ловят и сажают в амбар с уголовниками. После допроса семью переводят в тюрьму в 10 км от Томска.

Окороковы живут в бараках за забором с проволокой и охраной. Алексея отправляют на сельхозработы — он возит овощи на подводе в Томск.


Выбор «обустраиваться/бежать», мой ответ (первый) дает +10 к общественному одобрению, в действительности же Окороковы бежали.

Окороковы прячутся несколько дней у знакомых в Томске. Чтобы вернуться домой, им нужно купить билеты на поезд. Они приезжают на вокзал, но в очереди за билетами проверяют документы. Алексей слишком сильно нервничает, поэтому в очереди остается одна Евдокия. Они договариваются, что, если ее арестуют, он должен взять детей и скрыться.


Варианты ответа «не привлекать к себе внимания» или «отвлечь милицию», первый дает -10 к душевному равновесию и был выбран самими Окороковыми.

Чтобы не привлекать внимания, Алексей едет под лавкой. В итоге семья добирается до Сталинска — так теперь называется Новокузнецк — и решает пешком идти в поселок Мундыбаш. В стране в самом разгаре индустриализация, и там для строительства нового рудника нужны рабочие. Они идут по шпалам 80 километров. Алексей устраивается на работу в забой, а Евдокия — в столовую. Алексей быстро строит избушку с одним окном и с русской печью, которую он сам сбил из глины. В этот момент в Мундыбаше начинается паспортизация.

Алексей едет в Ильинку, чтобы взять справку. Его снова арестовывают и отправляют в Мариинский лагерь, где используют на сельхозработах. Евдокия отправляется за ним. Им снова удается бежать и спрятаться на несколько дней у знакомых в Сталинске.


Варианты действий «уходить в места, где паспортизации еще нет» и «перейти на нелегальное положение», первый дает +10 к душевному равновесию и был выбран самими Окороковыми.

В небольшом городке Таштаголе Алексей устраивается забойщиком и снова строит дом. Евдокия работает прачкой, уборщицей, грузчиком. Но в 1933 году паспортизация добирается и до Таштагола. Окороковым намекают, что им надо куда-нибудь уехать. Семья снова возвращается в родное село Ильинку. Им негде жить — знакомые и родственники боятся иметь с ними дело. Одинокая женщина-калека, жившая на заимке в землянке, соглашается пустить их к себе с условием, что Алексей будет с ней спать.


Варианты «соглашаться» или «отказаться, проситься к Фросе», выбранный мной второй дает -10 к душевному равновесию; Окороковы выбрали первый.

Вскоре на заимке появляется «черный ворон», и Алексея снова забирают. Выясняется, что он поставлен на спецучет и теперь работает в Сталинске на Кузнецком металлургическом комбинате шорником: сшивает прорезиненные ленты конвейера, которые часто рвутся. Спустя время Евдокию с детьми также ставят на спецучет и перевозят к мужу. Окороковы меняют 5 домов за 2 года. В месте, где находилась городская свалка, они находят избушку-землянку с маленьким огородом, которая продается за 300 рублей.


Таким образом, бежав из Кузнецка и согласившись на постель калеки, Окороков не изменил ничего – при спецучете он всё равно остался в Кузнецке, где нужны рабочие руки.

Варианты действий «откладывать с зарплаты и подрабатывать» или «взять в долг у бандитов», выбранный мной первый дает +10 к общественному одобрению (Окороковы взяли в долг у бандитов, сдав им часть избы под игру).
Постепенно быт Окороковых налаживается. Они находят дополнительный источник заработка: Алексей выносит с комбината обрезки транспортерной ленты, а Евдокия шьет из них тапочки на продажу. Настя идет учиться в спецпереселенческую школу. По возрасту ее определяют в 4-й класс, а она ничего не знает и не умеет, ведь ей не пришлось учиться даже в первом классе. Евдокия целыми днями ходит по убранным полям, чтобы найти что-то съедобное. Весной случается наводнение, и избу, в которой живут Окороковы, затапливает.


Варианты действий «искать новое жилье» или «переждать на чердаке», выбранный мной второй дает +10 к душевному равновесию, Окороковы поступили так же.

У Алексея от тяжелой работы стала опухать рука, и на кисти выросла большая шишка. Алексей идет в больницу, но врачи относятся к нему без должного внимания. Ему не дают освобождения от работы и говорят, что рука пройдет сама. Рука теряет подвижность.


Варианты «делать операцию самостоятельно» или «приспособиться работать, не нагружая руку». Выбрав второй, я получил +10 к душевному равновесию; Окороков же залил шишку серной кислотой и вырезал, после чего руку едва не ампутировали – но отказавшись, он всё-таки выздоровел.

Алексей больше не может работать на конвейере, и его переводят на скотный двор. Окороковы продолжают обживаться. Алексей достает семена турнепса и высаживает его на свалке. Вскоре у него целая силосная яма турнепса. Часть его они отдают родственникам — ведь в колхозе голод. Вскоре Окороковы покупают теленка.

Однажды Евдокия стоит два дня в очереди за ситцем. В какой-то момент к очереди подъезжает в конной коляске Софья Бутенко — жена директора Кузнецкого металлургического завода Константина Бутенко. Евдокия узнает коня — это принадлежавший им до раскулачивания конь по имени Егерь.


Варианты действий: «не подходить к коню, не привлекая внимания» или «интересно узнать, узнает ли конь Евдокию», выбранный мной первый дает +10 и к общественному одобрению, и к душевному равновесию. Евдокия же подошла и, когда конь узнал ее, прослезилась.

Сбоку к этому моменту создатели сообщают о 7 миллионах умерших от голода в 1930-х – тогда как Земсков оценивает смертность от голода в 1932-33 гг. в 4-4,5 млн. человек (всего же оценки последних десятилетий, за исключением откровенно маргинальных с обеих сторон, дают от 2-3 до 8 миллионов – для объективности сайту следовало бы назвать весь диапазон, хотя в откровенную маргинальщину они не скатились). Не сообщают создатели игры и о том, что смертность от голода во многом стала отложенным следствием действий зажиточной части деревни, резавшей скот вместо отдачи в колхоз и подговаривавшей находящихся под их влиянием крестьян на те же действия – катастрофического снижения численности рабочего скота до массового поступления тракторов сельское хозяйство страны, уже многие десятилетия балансировавшее на грани голода, не перенесло.

Указывая, что родные Окороковых в колхозе голодали надо и указать, что было в их селе со скотом – и в частности, что произошло (кроме Егеря, о котором мы знаем) со скотом самих Окороковых.

Алексей пристраивает к избушке еще две комнаты. Евдокия летом заготавливает сено в колхозе. Теленок растет. Маша начинает ходить в школу. У нее регулярно возникают проблемы из-за того, что она «ребенок кулака», но ей очень хочется учиться. В 1936 году Маша уже в 3-м классе семилетки. Она приходит в школьную библиотеку, чтобы взять свою первую книгу. Библиотекарша дает ей недавно принятую новую Конституцию СССР и говорит, что не даст других книг, пока она не прочтет и не перескажет Конституцию.


Если согласиться (что выбрал я) – будет -10 к душевному равновесию; Окорокова отказалась и брала книги у одноклассниц.

При моем результате (+10 к душевному равновесию, +70 к общественному одобрению) результат «Вы пережили коллективизацию. За ударный труд вашу семью быстро восстановят в правах. Вы переедете в Томск. Дети закончат школу и поступят в институт. В отличие от Окороковых, вы станете частью советского общества, навсегда забыв о своих корнях и о том, что случилось в 30-х.».

Если выбирать варианты действий самих Окороковых, то при +10 к душевному равновесию и -40 к общественному одобрению результат будет «Вы пережили коллективизацию. Ваша семья в конце концов встроилась в советское общество. Вы повторили путь Окороковых. Они продолжат жить и работать в Сталинске. Сестры Маша и Наташа окончат семилетку, переживут войну и будут сняты со спецучета в 1953 году. В 70-х Маша эмигрирует в Германию, где напишет о своем опыте коллективизации».

Если получить минус в душевном равновесии при положительном общественном одобрении, результат будет «Вы не пережили коллективизацию. Налаживая быт в советском обществе, вы забыли о главном. В отличие от Окороковых, вас ждет семейная драма. Став пионеркой, младшая дочь напишет донос на отца. Его арестуют и осудят как кулака, а остальных отправят в колхоз, где ваша семья окончательно и развалится» - надо сказать, что «осудят как кулака» после принятия Конституции 1936 г. сомнительно, осудить могли лишь как «вредителя» и т.д.

И наконец, если выбирать наихудшие варианты по обоим показателям, результатом будет «Вы не пережили коллективизацию. Вы не захотели встраиваться в систему и потеряли веру в себя. В отличие от Окороковых, ваша семья распадется во время Большого террора. Главу семейства арестуют и расстреляют, а остальные затеряются в системе ГУЛАГа и больше никогда не увидят друг друга».

Подводя итог – это судьба далеко не типичной (хотя и довольно массовой) крестьянской семьи времен коллективизации, и многие из ее злоключений (что подтверждают и создатели игры – минусы по обоим показателям, если согласиться спать с калекой, и если подойти к коню) от весьма специфической крестьянской психологии (см. еще более шокирующий эпизод в воспоминаниях – «Отец днем, рискуя попасть под обстрел, перекинул дерево через трясину, чтобы можно было обойти посты. Ночью отец стал брать меня с маминых рук, и я, то ли сонная, то ли отец сделал мне больно, вскрикнула и заплакала, и тут же последовали выстрелы. Отец размахнулся, чтобы бросить меня в болото, но мама, зажав мне рот, повисла у него на руках. Так я во второй раз была спасена от смерти»).

Такой, действительно, была история ломки старых социальных отношений в деревне - увы, о предыстории в случае данной семьи мы от создателей игры не узнали.
Tags: коллективизация, наш ответ Керзону
Subscribe

  • 21 октября 1921 г.

    21 октября 1921 г. умер юрист и общественный деятель, один из старейших социалистов России, корреспондент Маркса Владимир Иванович Танеев.   В…

  • 20 октября 1921 г.

    20 октября 1921 г. представители Великобритании, Германии, Дании, Италии, Латвии, Польши, Финляндии, Франции, Швеции и Эстонии в Женеве подписали…

  • 19 октября 1921 г.

    19 октября 1921 г. уполномоченный НКИД РСФСР по Сибири и Монголии Б.З.Шумяцкий направил наркому по иностранным делам Г.В.Чичерину записку с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments