Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Наш ответ Керзону-27: Шульман о Каталонии и Энгельсе

https://echo.msk.ru/programs/status/2087394-echo/

Мы говорим о каталонском референдуме и его последствиях. Мы помним, как на этой самой доске у нас было изображение Испании с окрашенной провинцией Каталонией. Я тогда говорила о том, что в странах первого мира, в развитых демократиях такого рода конфликты, которые даже кажутся чрезвычайно ведущими прямо вот сейчас к гражданской войне, расколу и всякому безобразию, заканчиваются, в общем, достаточно мирно.


Смотря что понимать под "развитыми демократиями". В Чили к 1973 г. непрерывная продолжительность буржуазно-демократического режима (включавшей, впрочем, период резкого сдвига вправо и антидемократических практик во время запрета компартии) составляла около сорока лет - как в Испании сейчас.

Что мы знаем? Мы знаем, что референдум завершился вроде как победой организаторов. Тем не менее, центральные власти в Мадриде результатов его не признали. Была применена 155-я статья Испанской Конституции, то есть введение прямого управления в автономии. Помните, мы с вами говорили о том, является ли Испания федерацией, либо она является все-таки унитарным государством. Но мы сказали, что она является федерацией, но с достаточно обширными, тем не менее, полномочиями федерального центра, который могут быть применены в особых случаях. Вот как раз этот особый случай.


Испания конституцией определена не как федеративное государство, а как унитарное государство с высоким уровнем автономии регионов (хотя по устройству автономизированные унитарные государства и жесткие федерации часто отличить трудно, да).

Руководители движения за независимость уехали в Брюссель. Там они сдались добровольно европейским властям.


Из "руководителей движения за независимость" уехало пять человек - президент Пучдемон и четыре министра. Странное умолчание (или автор просто не интересовалась вопросом) об оставшихся - лидере ПДЕКат и бывшем премьере Масе, лидере ЭРК (которая по крайней мере на момент провозглашения независимости была более популярна, чем ПДЕКат) и вице-президенте Жункерасе, председателе парламента (и бывшем лидере массовой беспартийной организации Каталонская национальная ассамблея) Карме Форкадель и тем более о лидерах левого Списка народного единства - все эти люди ни в какой Брюссель не собрались и семи министрах правительства, оставшихся в Каталонии и арестованных; нынешнего же лидера Ассамблеи Санчеса и лидера массовой культурной организации Омниум Кушара посадили и вовсе до провозглашения независимости.

На самом деле, каталонские власти — сторонники референдума, сторонники независимости – они проевропейские: они хотели стать членами ЕС. То есть они не то чтобы хотели у себя ввести свою каталонскую валюту, он хотели, наоборот, через голову Мадрида быть членами Евросоюза. Поэтому они уехали в Брюссель, который им более-менее симпатизирует. Их сначала посадили под домашний арест, сейчас их отпустили.

Очевидно, что это будет долгая история с их выдачей – невыдачей Испании. Но человечески жертв, слава тебе господи, нету. Режим антитеррористической операции не введен в Каталонии, из танков никто никого не обстреливает.


Не обстреливают из танков, очевидно, в виду полной капитуляции руководства Каталонии - оставшиеся министры и руководство парламента не только не попыталось удержать власть, но и само сдалось судебным властям.

Брюссель же (если говорить не о властях Бельгии, а о властях ЕС) им как раз не симпатизирует. Именно потому, что умеренное крыло сторонников независимости было проевропейским, мы и наблюдаем столь впечатляющий разгром. Формально говоря о воле народа как об источнике независимости - фактически Пучдемон и Ко видели единственный выход в получении поддержки ЕС хотя бы на уровне посредничества. Когда стало ясно, что противостоять придется не только Мадриду, но и фактически Брюсселю - руководители ПДЕКат и ЭРК предпочли капитулировать.

Поэтому просто имейте в виду: развитые демократии имеют преимущества такого рода. И когда вы в следующий раз будете делать предсказания о том, что… что у нас еще? – доллар рухнет, Евросоюз развалится, испанцы и каталонцы перережут друг друга, в Испании возродится фашизм образца Франко, — то это больше говорит о вас, чем о предмете вашего предсказания. Это всё равно, как если бы вы смотрели на чье-нибудь супружеское несогласие и говорили: «Ой, я знаю, что сейчас будет! Сейчас он ей как даст по печени! Она ему – сковородкой по голове! Что ж я, не видал, что ли, как люди-то живут? А потом она его вещи выкинет из окна. Ну, и алиментов ей не видать — тоже всё ясно» — и потом, когда эти люди договариваются мирно о том, кто на какие выходные берет детей, а потом все вместе гуляют в парке, вам становится неловко, потому что вы со своим пророческим даром как-то вот не попали.


Итак, прошел референдум, после чего его результаты были проигнорированы, а руководители движения, выступавшего за полученный на референдуме результат, бескровно сдались и (кроме пяти человек, уехавших в Брюссель) были посажены в тюрьму. Это показывает ... "преимущества развитых демократий"! В таком случае "демократия" - это что-то другое совсем другое, чем осуществление власти народом, согласно буквальному смыслу.

Еще раз: имейте в виду, в первом мире все, в общем, более-менее уже научились такого рода конфликты модерировать. Большие митинги, массовые демонстрации… полиция даже кого, понимаете, похватала и побросала. А потом глядишь: и ничего, никаких эскалаций конфликта.


Вопрос в том, кто модерирует такие конфликты и к чьей выгоде. Сейчас (как и несколькими годами ранее в Греции) мы видим явление, строго обратное триумфу демократии: назначаемые по процедуре весьма сомнительной демократичности центральные европейские власти (а по сути - прежде всего правительство Германии, имеющее в ЕС наибольший вес) могут сорвать осуществление результатов любого народного волеизъявления, идущего вразрез с их планами.

С Брекзитом не прокатило, но это именно потому, что британские власти представляют вполне самостоятельную британскую буржуазию, готовую отстаивать свои позиции. С волеизъявлением греческого и каталонского народов вышло по-другому именно потому, что оседлавшие волну народного недовольства политики социал-демократического (СИРИЗА в Греции, ЭРК в Каталонии) и либерального (ПДЕКат) толка реально к противостоянию не готовились.

Тем не менее - жители стран ЕС получили еще один пример того, что многие вопросы его власти (и власти национальных государств, получившие санкцию центра) решают именно силой.

В случае с Грецией было просто выкручивание рук на переговорах, "а куда вы из подводной лодки денетесь?", в Каталонии пошло уже массовое полицейское насилие и аресты.

Можно ли не видеть в этом углубление кризиса ЕС и тем более демократии в ЕС? Да, во многих вопросах европейские власти показывают, что являются силой - но говорит ли это об углублении демократии или, наоборот, о сползании к авторитарных практикам? Вопрос риторический.

Бескровно же кризисы решаются потому, что (пока) нет альтернативных центров силы, на которые могли бы опереться недовольные порядками "общеевропейского дома" и из-за нехватки решительности составляющих сколько-нибудь серьезную оппозицию политиков.

без того, что нам любят показывать, какой, понимаете, хаос и беспорядок царит на улицах Барселоны. Он поцарит-поцарит — а потом все домой разойдутся и продолжают работать на своей работе, валовый продукт вырабатывать. И экономика у них, понимаете, не то чтобы прямо растет, но в хорошем состоянии. И социальная защита работает, и люди как-то как жили долго и болели редко, так и продолжают жить. Это, собственно говоря, преимущество, еще раз повторяю, развитых демократий.


Экономический рост и отсутствие политических потрясений? Китай как-то соответствует этой картине куда больше, чем Испания, в которой на пике кризиса общий уровень безработицы составлял больше четверти активного населения, а среди молодежи - около половины.

-----

Другой интересующий нас вопрос, затронутый Шульман - о коммунистических идеях и фигуре Энгельса, выбранного ей в юбилей революции для обсуждения как "вызывающего наименьшее отвращение".

Почему именно о нем мы решили поговорить? Ну, во-первых, из этой пары Маркс и Энгельс, он как-то нравился мне больше. Во-первых, все-таки жил на свои деньги. А, во-вторых, был по всем отзывам современников, человеком, скажем так, располагающим к себе, жизнерадостным и, вообще, любителем всяких жизненных удовольствий, что тоже приятно, потому что нет ничего страшнее аскетичного революционера, который, очевидно, радуется только массовым убийством. Приятно, когда человек может радоваться чему-то другому.


(1) Энгельс жил на свои деньги, Маркс жил на деньги Энгельса - почему же? Не потому ли, что у Энгельса отец-фабрикант был, а у Маркса - нет? Порвавшие с интересами своего класса люди, подобные Энгельсу, вызывают уважение, но у Шульман, получается, Энгельс вызывает уважение не тем, что с буржуазией порвал, а тем, что был с ней связан. QED.
(2) А кроме массовых убийств, Шульман, очевидно, не видит причин для радости для "аскетичных революционеров"? Позитивных результатов революций, ради которых и подавляются контрреволюционные силы, она перечислить не может? Сама же в том же выпуске говорила о всеобщем избирательном праве - впервые в мире близкую к нему систему (всеобщее избирательное право для мужчин) ввели столь "фанатичные революционеры", как французские якобинцы.

Теперь, собственно говоря, об Энгельсе. Фридрих Энгельс родился в 1820 году в Пруссии в состоятельной семье. Отец его был фабрикантом, в частности владел фабрикой, производящей нитки. В том числе, производства его были расположены и в Манчестере, куда они отправили юного 22-летнего Энгельса для того, чтобы он сделался как-то менее радикальным, поскольку в юные годы он в 17 лет перестал учиться, проявлял атеистические наклонности, с мамой рассорился…


Перестал он учиться всё-таки по настоянию самого отца, чтобы начать работу в отцовской фирме.

Далее идет более-менее точное изложение (кроме вышеупомянутого ляпа с причинами прекращения учебы) биографии Энгельса и "Происхождения семьи, частной собственности и государства" (за это спасибо - аудитории "Эха Москвы" будет полезно узнать, что Маркс с Энгельсом писали не о том, как они ненавидят свободу индивидуума), а затем вот какой пассаж:

Что тут, на самом деле, интересно? Говоря о левой мысли и ее эволюции в целом, в этот день торжественного 100-летия Октября, надо сказать, что в во всех тех странах, которые, в отличие от России и Китая, не пережили социалистические революции, левые идеи во многом – не хочется говорить, победили, — но вошли в мейнстрим, вошли в дискурс и стали основой для социальных преобразований.

Опять же ровно те страны, в которых эти революции случились, живут сейчас при том порядке, который Маркс бы узнал очень хорошо: при таком жестком варианте капитализма, без влиятельных профсоюзов, без особенных социальных гарантий, без многих бесплатных государственных услуг, образовательных и здравоохранительных. В то время, как остальные страны…
(...)
Которые были раньше проклятыми капиталистами и критиковались Марксом и Энгельсом, абсорбировали многие эти идеи. Более того, то, что Америка управляется троцкистами — это я вам рассказывать не буду, потому что это конспирология. Но, что называется, мнение такое есть. Действительно, левые и лево-социалистические идеи чрезвычайно влиятельны в американских элитах.

И многие из тех разговоров, которые мы сейчас слышим, и многие из тех слов, которые нам привычны – весь дискурс равенства, весь дискурс толерантности, над которым можно смеяться сколько угодно, а все равно при этом живем, и дети наши будут при этом жить, никуда не денутся, — это всё тоже наследие левой мысли.

Опять же печально, что в минимальной степени ее благотворными благами пользуются те страны, в которых такого рода социальные эксперименты пытались произвести радикально, насильственно и прямо сразу.

Соответственно, по поводу исчезновения классов, семей и государств под влиянием дальнейшего технического прогресса. Многие из тех вопросов, которыми сейчас задается человечество, стоя перед очередной промышленной революцией – роботизацией производства, перед необходимостью или возможностью всеобщего гарантированного гражданского дохода, — напоминают загадочным образом положения теоретиков коммунизма.

А, может быть, действительно, коммунистическая утопия как-то возвращается к нам, откуда не ждали, но только без насильственного передела собственности, без уничтожения враждебных классов, без всего такого безобразия, которое отбросило и Россию — Китай пусть сам о себе беспокоится, но нас точно отбросило — достаточно далеко назад в этом историческом соревновании.

Поэтому, видя то, что происходит в цивилизованных странах, мы можем, возможно, с большим уважением читать труды теоретиков левой мысли, памятуя о том, что в мире идей ничто не исчезает, в отличие от мира материального, где появление электричества убивает керосин и лампу.


Говорить о результатах революций в России и Китае надо, не сравнивая их с США и Западной Европой - которые и в начале ΧΧ века были более развитыми, и трудовое законодательство там уже более-менее появлялось, а со странами, примерно равными по уровню развития. Для Российской империи это некоторые (не самые развитые - Аргентина заметно опережала) страны Латинской Америки, а для Китая - Индия.

Первые социалистические революции произошли не в самых развитых странах, и помимо собственно развития им пришлось противостоять более развитым капиталистическим - но в сравнении с близкими по уровню развития странами, где социалистических революций не произошло, успехи всё же виды. Говорить, что Россия отстает от Запада из-за Октябрьской революции у нас и буржуазной демократии у них - это значит, игнорировать и уровень развития России в начале XX века, и наличия множества стран, у которых в условиях буржуазной демократии не произошло никакого прорыва (искать такие страны в виде исключений не надо - начать можно с "крупнейшей демократии мира" Индии).
Tags: ЕС, Испания, Каталония, Энгельс, наш ответ Керзону
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments