Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Субботний/воскресный ликбез-106: политические репрессии в СССР,ч. 10: массовые и нац. операции

Предыдущие части:
1. Политические репрессии в СССР, ч.1: Гражданская война и ВЧК
2. Политические репрессии в СССР, ч.2: ГПУ и ОГПУ в 1920-е гг.
3. Политические репрессии в СССР, ч. 3: от коллективизации к Большому террору
4. Политические репрессии в СССР, ч. 4: начало Большого террора
5. Политические репрессии в СССР, ч. 5: февральско-мартовский пленум ЦК ВКП(б)
6. Политические репрессии в СССР, ч. 6: весна-лето 1937 г.
7. Политические репрессии в СССР, ч. 7: осень 1937-1938 гг.
8. 1937-38 гг. в армии
9. ЦК между XVII и XVIII съездами

Если в предыдущих двух частях мы поговорили о репрессиях, нанесших наибольший урон самому государственному, партийному и военному аппарату, то в этой части - о наиболее массовой по охвату части террора 1937-38 гг. - массовых (в т.ч. национальных) операциях НКВД.

От репрессий против высшего государственного и партийного руководства эти операции резко отличаются по механизму - если дела партийных руководителей после исключения их из того партийного органа, где они состояли, рассматривались высшим руководством страны (те самые списки, представляемые на подпись НКВД и подписанные либо Сталиным, либо другими членами Политбюро), а потом Военной коллегией Верховного суда, то для массовых репрессий были созданы "тройки НКВД" в областях, краях и республиках. В состав троек входили начальник областного управления НКВД, секретарь обкома и прокурор области.

Также в репрессиях (но с правом выносить приговоры не более 5 лет заключения) участвовали "милицейские тройки" в составе начальника областного управления НКВД, начальника милиции области и одного из начальников отдела УНКВД.

Основополагающим был совершенно секретный приказ НКВД № 00447 от 30 июля 1937 г., а репрессируемый контингент характеризовался так:

1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.
Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.
7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.
Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.
9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне — в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе — на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.


В качестве меры наказания устанавливался расстрел для "наиболее враждебных" (суммарный лимит 72 950 человек) и заключение от 8 до 10 лет для "менее активных, но все же враждебных элементов" (193 тысячи человек), лимиты допускалось без согласования с центром уменьшать, а увеличивать только по обоснованному согласованию - однако на практике большинство чиновников НКВД на местах (а где-то и местные партийные руководители) стали требовать увеличения лимитов. Если большинство пунктов подразумевало по крайней мере активную антисоветскую деятельность в прошлом (хотя показания о продолжении ее в настоящем чаще всего просто выбивались из бывших кулаков, членов антибольшевистских партий и т.д.), то дела "фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований" стали фабриковаться на людей, ни с какой антисоветской деятельностью ранее не связанных.

Одной из наиболее массовой составляющих репрессий стали "национальные операции" - в связях с разведками враждебных СССР государств (прежде всего Польши, Германии, Финляндии и Латвии) стали огульно обвинять их, кто имел с этими государствами какую-либо личную связь (это в большой степени коснулось финского населения Карелии и Ленобласти; немецкое население почти не репрессировали в АССР Немцев Поволжья, но затронули в других регионах; связь же с Польшей имели не только проживавшие в СССР поляки, но и - благодаря захвату Польше западной краины и Западной Белоруссии - также евреи, украинцы и белорусы). Отдельный приказ был посвящен столь же огульно обвиненным репатриантам с принадлежавшей СССР до 1935 г. Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), хотя антисоветские элементы были массово уволены с нее еще в 1920-е годы, а антисоветски настроенная часть русской колонии в Манчжурии возвращаться в СССР в 1935 г. не стала.

Крупнейшая из национальных операций - польская - была организована согласно приказу НКВД от 11 августа 1937 г. № 00485 и предусматривала арест. в том числе, всех перебежчиков и политэмигрантов из Польши - своими руками СССР уничтожил множество людей, боровшихся с польским правым режимом, в том числе украинцев и белорусов. В документе также говорилось об аресте бывших членов ППС без уточнения, когда они прекратили свое членство в этой организации - хотя левое крыло ППС в 1919 г. принло участие в основании Компартии Польши (в отличие от правого, настроено резко антисоветски и поддержавшего переворот Пилсудского в 1926 г.).

В итоге по массовым операциям до их прекращения директивой Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1937 г. было расстреляно 390 тысяч, отправлено в лагеря 380 тыс. человек. Коммунистическая партия Польши была распущена решением исполкома Коминтерна в августе 1938 г. (вместе с входившими в ее состав КП Западной Украины и Западной Белоруссии) и возрождена в подполье как Польская рабочая партия только в 1942 г.

Многие из репрессированных в 1937-38 гг. были реабилитированы после снятия Ежова (о чем и пойдет речь в следующем посте серии), а руководящие деятели НКВД времен ежовщины почти поголовно репрессированы сами (не реабилитированы и сейчас, и заслуженно), однако пересмотр дел после назначения Берия наркомом внутренних дел коснулся лишь находившихся под следствием и приговоренных к заключению в лагеря - посмертная реабилитация расстрелянных началась лишь после смерти Сталина.
Tags: СССР, репрессии, субботний ликбез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments