Сами знаете (comprosvet) wrote,
Сами знаете
comprosvet

Category:

Субботний/воскресный ликбез-80: "правый поворот" в Латинской Америке

2000-е годы в Латинской Америке характеризовались падением правых правительств и приходом к власти левых от весьма умеренных социал-демократов (Уругвай) и национал-популистов (Аргентина) до радикальных сил, вплотную близких коммунистическому движению (Венесуэла). С 2009 г., однако, идет противоположный процесс, известный (в противоположность «левому») как «правый поворот». Наиболее значимые его проявления произошли как раз в 2015-2016 годах - победа правых на парламентских выборах в Венесуэле (сильно осложнившая положение левого правительства), на президентских выборах в Аргентине и отстранение от власти Дилмы Русеф с последующим формированием правого временного правительства в Бразилии.

Рассмотрение правого переворота невозможно без анализа политики предыдущих левоцентристских правительств – с одной стороны, большинство из них дистанцировалось от политики старых национал-реформистских партий (начав как местная версия социал-демократии, АД в Венесуэле, АПРА в Перу, и т.д. к 1990-м годам выступали уже за образцово-неолиберальную политику), с другой стороны – политика большинства из них была не левее социал-демократии до неолиберального поворота, и за исключением Венесуэлы и Боливии, в которых консолидации новых режимов проходила в острой борьбе со всеми буржуазными политическими партиями, левоцентристские правительства опирались на прямой или косвенный компромисс с либеральными, а то и откровенно правыми партиями.

Кроме того, экономический кризис с 2008 года подталкивал те слои буржуазии, которые ранее ориентировались на компромисс реформистами, к более жесткой политике, таким образом непрочные союзы, на которых держались наиболее слабые и/или умеренные правительства «розового пояса», стали разваливаться.

В мае 2009 года правые вернулись к власти в Панаме сын одной из виднейших фигур национал-реформизма Омара Торрихоса Мартин Торрихос не смог передать пост президента однопартийке Бальбине Эррере - президентом стал правый Рикардо Мартинелли.

Затем слабым звеном стал Гондурас – в этой центральноамериканской стране (в отличие от соседних Сальвадора, Гватемалы и Никарагуа, в которых по сути в легальной политике продолжается противостояние бывших конфликтующих сторон в гражданских войнах 1960-90-х годов) политическая система оставалась весьма архаична, и главным конкурентом правой Национальной партии была Либеральная, правое крыло которой по сути ничем не отличалось от националистов, левое же представлял сторонник социальных реформ Мануэль Селайя, избранный в 2006 президентом страны. Во второй половине президентского срока Селайя столкнулся с противодействием собственных однопартийцев его политике и попытался объявить референдум об изменении конституции, чтобы иметь возможность баллотироваться на второй срок. В ответ военные организовали переворот и выслали его в Коста-Рику, через несколько часов Верховный суд задним числом проголосовал за его отстранение, а временным президентом стал представитель правого крыла либералов Мичелетти. Досрочные президентские выборы 2009 года сторонники Селайи (оформившиеся сначала в Нацональный фронт народного сопротивления, затем в Партию освобождения и обновления) бойкотировали (победил представитель Национальной партии), в 2013 г. его жена Ксиомара Кастро проиграла выборы, на которых правящие националисты организовали огромное количество подтасовок.

США формально дистанцировались от переворота, однако не ввели санкций против нового правительства, как это произошло бы в случае переворота недружественного – позднее стало известно, что американским властям были как минимум известны планы заговорщиков. Латиноамериканские страны переворот осудили, однако никаких мер к путчистам также применено не было – в 2011 г. после возвращения Селайи в страну санкции ОАГ были сняты окончательно.

В конце 2009 года, бессменно выигрывавшая все президентские выборы после окончания диктатуры коалиция чилийских социалистов, ХДП (поддержавшей путч Пиночета, но вытесненной хунтой в оппозицию) и более мелких центристских партий проиграла выборы правым - президентом стал представитель "умеренных" пиночетистов РН Пиньера, поддержанный и радикально правыми УДИ.

В 2014 коалиция РН и УДИ выдвинула в президенты (выдвижение президента на второй срок подряд в Чили запрещено) представительницу УДИ и дочь одного из членов хунты (в 1978-90 гг.) Эвелин Маттеи - это оказалось слишком даже для чилийцев, и к власти вернулась "социалистка" Бачелет, хотя политика ее коалиции также осталась неолиберальной.

Почти по такому же сценарию, как в Гондурасе, произошло отстранение социал-демократического президента Фернандо Луго в 2012 году в Парагвае – к фласти он пришел благодаря коалиции своего Широкого фронта с либералами, и либералы же при политическом кризисе, вызванном нападением полиции на захвативших поместье местного правого политика и землевладельца крестьян, проголосовали за импичмент Луго, приведя к власти консерваторов (прямых наследников диктатуры Стресснера). Парагвай зажат между Бразилией и Аргентиной, однако осудившие отстранение Луго правительства этих стран также не предприняли решительных мер.

В 2012 году также закончилось недолгое правление социал-демократов в одной из самых правых стран Латинской Америки, Гватемале - после социал-демократа Альваро Колома президентом стал отставной военный Отто Молина. В 2015 года он вынужден был уйти из-за коррупционного скандала, но новым президентом был избран протестантский фундаменталист Джимми Моралес.

Самое левое правительство континентальной Америки - венесуэльское, сумело устоять во время болезни и после смерти Чавеса в 2013, но в результате вызванного сокращением американского импорта нефти и падением цен на нефть кризиса в конце 2015 году парламентские выборы выиграла правая оппозиция.

В начале 2016 г. конституционный референдум проиграло правительство Эво Моралеса в Боливии - в 2019 году Моралес баллотироваться в президенты уже не сможет.

Но наиболее крупные перемены к худшему произошли в крупнейших странах региона в последнее время.

В Аргентине представители левого крыла перонистской партии, фактически расколовшейся, Нестор Киршнер и его вдова Кристина, находились у власти начиная с 2003 года, после чехарды президентов в результате экономического кризиса 2001 года (случившегося при "образцовых" с точки зрения МВФ и США либералах), власти страны вели непрерывную борьбу с кредиторами, экономическое положение оставалось неустойчивым, в чем правая оппозиция обвиняла весьма умеренный в действительности "левый популизм" киршнеристов. В 2015 г. правым наконец удалось взять реванш – президентом стал представитель одной из богатейших семей страны (крупным предпринимателем был уже его отец) Маурисио Макри. Совершенная им девальвация песо означала сильный рост коммунальных тарифов (привязанных к доллару) и «оздоровила» экономику а счет беднейшей части населения.Резко изменилась и внешняя политика – Макри открыто поддерживает венесуэльских правых, а созданный левыми правительствами совместный канал teleSUR не только остался без участия правительства Аргентины, но и снят с вещания в этой стране.

Наконец, в Бразилии, как и до того в Гондурасе и Парагвае, правительство снова предали правые «союзники» - в течение всего своего пребывания у власти в борьбе с крупнейшей правой партией ПБСД Партия трудящихся опиралась на поддержку не только левых союзников (Компартия Бразилии и т.д.) но и мелких правых партий, которым отдавался пост вице-президента. В конце концов, правое большинство в обеих палатах парламента и вице-президент Мишел Темер (еще в конце 2014 г. избранный вместе с Русефф) в мае 2016 года добились «временного» отстранения президента от власти на полгода, до окончания расследования по обвинению в коррупции (в другом аналогичном расследовании фигурирует сам Темер).
Назначенное Темером новое правительство представляет новую правую коалицию, где его ПБДД соседствует с ПБСД и другими правыми партиями, и известно как «правительство богатых белых мужчин».
Непосредственно же отстранению Дилмы предшествовали массовые акции правой оппозиции, к которым по обыкновению умудрилась присоединиться часть местных анархистов, и одним из символов которых стала фотография богатой бедной семьи, ребенка которых везла на демонстрацию в коляске их намного более смуглая служанка.

Склонные к компромиссам левые реформисты опять проиграли борьбу не идущим на компромиссы правым, и свергнуть темеров и макри должна куда более революционная сила, которая в ходе «левого поворота», увы, не выросла.
Tags: Латинская Америка, субботний ликбез
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment