Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Международная кампания против репрессий в отношении протестующих в Испании

Евроинтеграция - надежная гарантия прав человека, разве на Майдане могли врать?

Оригинал взят у la_tercera в Международная кампания против репрессий в отношении протестующих в Испании
Мануэль Анхель Менендес, 28 июня 2014 г.

Жестокие полицейские репрессии, производимые в Испании против любых видов протеста - республиканских, направленных против выселений и экономической политики правительства, вызвали протест международных организаций по правам человека. Для этих организаций Рахой, а также его министр внутренних дел Хорхе Фернандес Диас и министр юстиции Альберто Руис Гальярдон – те, кто превратил Испанию в полицейское государство. На эту тему Front Line Defenders выпустили видео, в котором расказывается о репрессиях против протестующих в Испании.

Front Line Defenders – ирландская неправительственная организация, которая занимается вопросами безопасности и защиты правозащитников по всему миру. Сейчас, после множества полицейских жестокостей с начала кризиса (из последних случаев – против требовавших провести референдум о судьбе монархии демонстрантов 19 июня и против активистов, которые пытались предотвратить выселение семьи с тремя малолетними детьми в мадридском квартале Усера), они выпустили новый видеоролик о репрессиях против протестующих в Испании.

Это видео, снятое на испанском с английскими субтитрами [расшифровка на русском ниже – прим. La Tercera], посвящено, помимо прочего, реформе Закона о Гражданской безопасности и Уголовного кодекса, которые проводит правительство Рахоя для криминализации, социального протеста. Front Line Defenders осуждают, что «Государство ответило применением излишней жестокости, криминализацией и судебным преследованием мирных демонстрантов», и предупреждают, что «планируются две существенные реформы, чтобы подавить и наказать мирных протестующих, с целью обессилить и маргинализовать социальные движения».

Относительно этой ситуации, Front Line Defenders выразили свою обеспокоенность тенденцией подавления и криминализации движения за свободу демонстраций и собраний в Испании, и в это же время призвали правительство и правящую Народную Партию гарантировать, что мирно борющиеся за права других смогут на законных основаниях осуществлять свои акции без страха репрессий.

Видеоролик о полицейских репрессиях в Испании, созданный ирландской организацией, выпущен в рамках Международного дня солидарности, организованного 28 июня и кампании Front Line defenders совместно с бразильскими неправительственными организациями Justiça Global и Terra de Direitos, чтобы привлечь внимание к тяжелой ситуации, в которую попали 42 защитника прав человека из всех стран-участниц Чемпионата мира по футболу, в Бразилии (1 человек из каждой страны и «команда» из 11 – из самой Бразилии).

По мнению исполнительного директора Front Line Defenders Мэри Лоулор, «задача этой инициативы – привлечь внимание к героям нашего общества, которые с большим риском борются с труднейшими препятствиями против базовых прав и свобод». Лоулор добавила, что «если бы малая доля того внимания, которое направлено на футбол, была посвящена борьбе за права человека, мы бы уже победили».

«Репрессии против протестующих в Испании»

Итак, это видео под названием «Репрессии против протестующих в Испании» напоминает о том, что с 2008 года страна находится в тяжелейшем кризисе, который привел к росту безработицы до 25 %, и оставил более 40 тысяч человек без крыши над головой. Неспособность испанских властей конструктивно разрешить кризис привела к массовым выступлениям, таким, как в мае 2011 г. Сейчас правительство Народной партии пытается заткнуть рот протестующим и готовит значительные реформы в законодательстве (Законе о гражданской безопасности и Уголовного кодекса), чтобы криминализовать уличные протесты против его неолиберальной политики.

Видеоролик содержит интервью с активистами и защитниками прав человека в Испании из таких организаций, как Свободная Ассоциация Адвокатов, платформ No Somos Delito, Legal Sol и Rights International Spain. В нем собраны сцены полицейского насилия полиции в Испании за последние годы и призывается обратить внимание всего мира на планы правительства Рахоя по криминализации протеста.

Напоминаем, что Front Line Defenders вот уже более 10 лет на практике занимаются срочной поддержкой защитников прав человека в рискованных ситуациях, включая поддержку и финансирование в экстренных случаях, предоставление грантов, обучение технике личной и компьютерной безопасности и помощь политическим кампаниям.



Репрессии против протестующих в Испании

С 2008 года Испания погружена в глубокий экономический кризис, результат которого – 25% безработных и 40000 бездомных. Неспособность властей отвечать на нужды общества и принять критику и предложения по улучшению ситуации вызвала массовые демонстрации и протесты. В мае 2011 года новая волна демонстраций собрала людей на улицах. Они требовали политического участия властей и диалога о нуждах общества. Организовалось непартийное, внеинституциональное и горизонтальное движение, которое вот уже 3 года работает над созданием платформы гражданственности и солидарности.

Сегодня, в новой попытке игнорировать запросы общества правительство планирует принять новые значительные законодательные реформы (Закона о гражданской безопасности и Уголовного кодекса), которые явно направлены на деморализацию, подавление и криминализацию мирных протестов и реализации гражданских прав.

Патрисия Гойкоэчеа (Rights International Spain): «Главное, что беспокоит нас – это лежащее в основе этого законопроекта намерение ограничить основные права. В статьях законопроектов нетрудно узнать описание абсолютно мирных протестов, которые происходили последние несколько лет, право на которые - одно из фундаментальных прав, признанных Конституцией и действующим законодательством страны».

Эндика Сулуэта (Ассоциация свободных адвокатов): «Преступлением должно считаться только то, что признает таковым большая часть общества, и это должно быть зафиксировано в Уголовном кодексе. Сейчас ситуация обратная. Государство анализирует то, чем занимаются социальные движения - мирное выражение несогласия с установившейся социально-экономической системе на улицах, , и исходя из этого криминализирует эти действия. Если вы протестуете около зданий банков, то это считается преступлением. Если вы протестуете рядом с домами политиков – это тоже считается преступлением. Скажите мне, что вы делаете, и это будет расценено как преступление».

Элена и Моника(No Somos Delito): «Люди не думали, что их коснется реформа Уголовного кодекса, и это с самого начала было ошибкой, потому что Закон о Гражданской безопасности – это просто продолжение Уголовного кодекса. Закон о Гражданской безопасности объявляет преступлением то что раньше было поводом для штрафа. Однако многие общественные движения не заметили этого, реформа Уголовного кодекса прошла для них незамеченной. Однако, Закон о Гражданской безопасности вводит множество положений относительно уличных акций протеста и использования общественных мест. Дебаты были сконцентрированы на этой теме, потому что люди чувствовали, что это касается их. Например, в Законе о Гражданской безопасности есть положение о тех, кто забирается на здания и вешают баннеры. Очевидно, что это относится к Greenpeace. Для каждого есть пункт. Думаю, некоторые общественные движения даже огорчены, что против них нет отдельного пункта в законе. Вот почему нет отдельного пункта обо мне?»

Эрик Санс де Бремонд (Legal Sol): «Вопрос касается участия в акциях протеста, о которых не были уведомлены власти. То, что ненаказуемо, пытаются сделать наказуемым. Демонстрации вблизи охраняемых зданий, таких, как парламент или фондовая биржа и другие, будут наказуемы. Они вводят новый пакет мер для предотвращения повторения серии протестных акций, которые прошли за последние несколько лет».

Патрисия Гойкоэчеа: « Нельзя подчинить фундаментальное право на собрание предварительному разрешению властей. Задача уведомительной системы – дать властям всю информацию, необходимую для того, чтобы они могли защитить исполнение этого права. Со стороны властей мы заметили тенденцию, которая меня беспокоит- ужесточение требований к первичному уведомлению при помощи повторяемых как мантры заявлений, что протест без уведомления властей нелегален. Это абсолютная ложь. Причины, делающие собрание незаконным, перечислены в Уголовном кодексе, и непредоставление информации властям в их число не входит».

Эрик Санс де Бремонд: «Они строят в массовом сознании образ врага, чтобы в полной мере применять репрессивный аппарат, без всякого уважения к фундаментальным правам, которые всегда должны соблюдаться».

Патрисия Гойкоэчеа: «Формулировки правонарушений, включенные в проект нового Закона о гражданской безопасности, крайне размыты и неопределенны. Например, такое нарушение как «оккупация общественных мест». «Оккупация» - очень нечеткое понятие. Является пребывание в определенном месте оккупацией? Является ли оккупацией пребывание там с группой людей? «Оккупация» - это то, что существенно затрудняет передвижение? Оккупация может означать что угодно, и она может быть абсолютно безвредной – она просто означает «нахождение здесь». А общественное пространство – это всё».

Эрик Санс де Бремонд: «Из нашей системы наказаний исчезает понятие «незначительные правонарушения». «Незначительные правонарушения» не подразумевают постановку на учет в полиции и не караются лишением свободы. Они – «фаст-фуд» нашего уголовного судопроизводства. Судебные процессы продолжались от 5 до 10 минут. С исчезновением понятия «незначительные правонарушения», некоторые из них сейчас объявляют преступлениями. Это означает, что за то же деяние ждет более серьезное наказание, постановка на учет, лишение и т.д. Это означает, что действия, наказание за которые было минимальным, теперь будут наказываться более серьезно. Также есть незначительные правонарушения, которые исчезают из Уголовного кодекса и становятся частью Административного кодекса. Может показаться, что это не имеет значения, потому что нарушения, наказание за которые было серьезнее в прошлом, сейчас подразумевают менее серьезное наказание, и это правда. Но с другой стороны, мы считаем, что в административном судопроизводстве намного меньше гарантий, чем в уголовном».

Эндика Сулуэта: «Протест связывается с беспорядком, хотя демократическое государство должно не запрещать, а поощрять его. Публичные общественные дебаты, организуемые гражданами для борьбы за осуществления законных требований должна поощрять любая система, которая считает себя демократической, и граждане которой хорошо знают свои права и требуют их».

Эрик Санс де Бремонд: «Согласно исследованиям, движение 15М – первое за много лет имеет поддержку от 80 до 90 процентов населения. Для истеблишмента это угроза, означающая, что в определенный момент это движение организует протест, в который будет вовлечено 80 процентов населения. Чтобы сломать эту тенденцию, ее криминализуют».

Эндика Сулуэта: «Мы должны быть предупреждены о вводимых нормах относительно того, какие деяния объявлены преступлением. Важно знать об этом, но еще важнее - знать, почему в этот момент истории государство намерено закручивать гайки все сильнее, криминализуя действия, право на которые защищено Конституцией».

Элена и Моника: «Наши юристы рассказали нас, что многие нормы не отвечают реальным нуждам – не было проведено ни одного серьезного исследования на тему необходимости ужесточения уголовного кодекса, соответствует ли оно требованиям людей. Криминализация протеста и бедности много говорит о том, чего они боятся».

Эндика Сулуэта: «В 2011 году происходит взрыв, и это не просто так. Взрыв произошел, потому что многие люди годами участвовали в движении снизу, во многих общественных движениях. Взрыв порождает внепартийное и внеинституциональное политическое движение и дает старт к созданию другого, более горизонтального метода организации. Они оккупируют улицы и площади, которые перестают быть местами торговли и становятся местами дебатов. Есть такое выражение, которое часто используется и которое я очень люблю – «получение власти обществом». Они начинают контролировать ситуацию и приходить к выводу, что мы не хотим такого положения вещей, и что оно может быть другим. Они заявляют, что не хотели такого развития событий и призывали к другому».

Эрик Санс де Бремонд: «Это движение является добровольным, наша политика не подразумевает оплаты наших услуг. Наш ресурс – это время, который каждый участник может посвятить нам вне своего рабочего времени. Потому что нам за это не платят. Наш ресурс – все, что приносит каждый из нас».

Элена и Моника: «Наша работа добровольна. Собрания проводятся каждую неделю. Решения принимаются всеобщим согласием, как и на любом другом собрании».

Эндика Сулуэта: «Тяжесть ситуации в том, что усиливаются тенденции, противоречащие интересам широких слоев населения. Нет смысла в ложном оптимизме, но мы должны знать о том, что делается хорошего. Недавние реформы Уголовного кодекса и Закона о гражданской безопасности дали старт уличным дебатам и привели к пониманию, которое еще никогда не приходило в после-франковские времена».

Эрик Санс де Бремонд: «Тот факт, что через три года мы еще здесь, говорит о нашем серьезном восприятии ситуации. Это не просто что-то, что мы делаем в свободное время, не просто активизм для души. Мы очень серьезно это воспринимаем и люди хотят вернуться к той политической активности, которой они были лишены».

Элена и Моника: «Мы просим людей получать больше информации, больше читать. Поэтому мы стараемся распространять простые тексты и наглядную агитацию, проводить такие акции, которые оказывают влияние и дают пищу для размышлений».

Патрисия Гойкоэчеа: «Главное - осознать, что права человека и демократия не даются сами по себе. Мы защищаем наши права, осуществляя их. И мы не можем обманывать себя и питать иллюзии, что происходящее в другом месте, никогда не произойдет у нас. Это может произойти и у нас, как и везде. Наша обязанность – защита правового государства и демократии».

Перевод: La Tercera

Источник

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments