Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

18 брюмера Луи Бонапарта: современный конспект, или Всем сестрам по серьгам, ч.3, окончание

Окончание. Начало тут и тут

Если буржуазия видела в каждом проявлении общественной жизни опасность для «спокойствия», — как же она могла желать сохранить во главе общества режим беспокойства, свой собственный режим, парламентарный режим, живущий — по выражению одного из её ораторов — в борьбе и посредством борьбы? Как может парламентарный режим, живущий прениями, запретить прения? Всякий интерес, всякое общественное мероприятие превращается здесь в общую идею и трактуется как идея, — как же может при таких условиях какой-либо интерес, какое-либо мероприятие ставиться выше мышления и навязываться как символ веры? Ораторская борьба на трибуне вызывает борьбу газетных писак, дискуссионный клуб парламента необходимо дополняется дискуссионными клубами в салонах и трактирах; депутаты, постоянно апеллирующие к народному мнению, дают тем самым право народному мнению высказывать своё действительное мнение в петициях. Парламентарный режим предоставляет всё решению большинства, — как же не захотеть огромному большинству вне парламента также выносить решения? Если вы на вершине государства играете на скрипке, то можете ли вы удивляться, что стоящие внизу пляшут?

 Итак, осуждая как «социализм» то, что она раньше превозносила как «либерализм», буржуазия признаёт, что её собственные интересы предписывают ей спастись от опасности собственного правления; что для восстановления спокойствия в стране надо прежде всего успокоить её буржуазный парламент; что для сохранения в целости её социальной власти должна быть сломлена её политическая власть; что отдельные буржуа могут продолжать эксплуатировать другие классы и невозмутимо наслаждаться благами собственности, семьи, религии и порядка лишь при условии, что буржуазия как класс, наряду с другими классами, будет осуждена на одинаковое с ними политическое ничтожество; что для спасения её кошелька с неё должна быть сорвана корона, а защищающий её меч должен вместе с тем, как дамоклов меч, повиснуть над её собственной головой.

 Интересно, дойдет когда-нибудь до мелкобуржуазных проповедников вроде Пуффинуса, что буржуазный бонапартизм – плод не "пережитков сословной системы", а того, что буржуазия исчерпала свою прогрессивную роль?

 Демократы, которые так революционно волновались и кипели во время конституционной избирательной борьбы, теперь, когда следовало с оружием в руках доказать серьёзное значение своей избирательной победы, столь же конституционно проповедовали порядок, величественное спокойствие (calme majestueux), законный образ действий, т. е. слепое подчинение воле контрреволюции, именовавшей себя законом. Во время прений Гора стыдила партию порядка, противопоставляя её революционной страстности бесстрастие честного обывателя, остающегося на законной почве, и поражая её насмерть страшным упрёком в революционном образе действий. Даже новоизбранные депутаты старались показать приличным и рассудительным поведением, насколько несправедливо было поносить их как анархистов и толковать их избрание как победу революции.

 А это уже – в точности другой мелкобуржуазный идеолог, г-н Зюганов, второе десятилетие подряд тратящий больше всего усилий, чтобы опровергнуть обвинения в революционности. При этом неизвестно, кто комичнее: охранители и либералы, для которых правый социал-демократ Зюганов представляется в виде "красной опасности", или сам Зюганов, с упорством, достойным лучшего применения доказывающий свою "конструктивность" .

 Чем для социалистических рабочих были национальные мастерские, а для буржуазных республиканцев мобильная гвардия, тем было для Бонапарта Общество 10 декабря, эта характерная для него партийная боевая сила. Во время его поездок члены этого общества, размещённые группами по железнодорожным станциям, должны были служить ему импровизированной публикой, изображать народный энтузиазм, реветь: «Vive l'Empereur!» , оскорблять и избивать республиканцев — разумеется, под покровительством полиции.

 МГЕРасты не оригинальны…

 Таким образом, мы видим, что партия порядка в продолжение всего этого периода была вынуждена в силу своего двусмысленного положения распылять, превращать в пустую трескотню свою борьбу против исполнительной власти, сводя её к мелочным дрязгам из-за пределов компетенции, придиркам, сутяжничеству, спорам о размежевании и делая вопросы пустой формалистики содержанием своей деятельности. Она не осмеливается принять бой в тот момент, когда борьба имеет принципиальное значение, когда исполнительная власть действительно скомпрометировала себя, когда дело Национального собрания было бы национальным делом: партия порядка этим ведь подала бы нации сигнал к выступлению, а она ничего так не боится, как привести в движение нацию.

 Как Доброхотов, кричащий, что «власть серого большинства – не демократия».

 …с другой стороны, эта часть буржуазии, требовавшая от своих представителей безропотной передачи военной силы из рук своего собственного парламента в руки претендента-авантюриста, не стоила даже тех интриг, которые пускались в ход в её интересах. Она показала, что борьба за её общественные интересы, за её собственные классовые интересы, за её политическую власть, являясь помехой для её частных делишек, лишь тяготит и раздражает её.

 Как наши представители буржуазии (вроде Ходорковского и Чичваркина), ставшие «оппозиционерами» тогда и только тогда, когда у них стали отнимать собственность.

 …внепарламентская масса буржуазии своим холопским отношением к президенту, поношением парламента, зверским обращением с собственной прессой вызывала Бонапарта на подавление, на уничтожение её говорящей и пишущей части, её политиков и литераторов, её ораторской трибуны и прессы — и всё это для того, чтобы она могла спокойно заниматься своими частными делами под покровительством сильного и неограниченного правительства. Она недвусмысленно заявляла, что страстно желает избавиться от собственного политического господства, чтобы избавиться от сопряжённых с господством трудов и опасностей.

 Примерно так же многие наши буржуазно-либеральные журналисты внезапно обнаружили, что буржуазии они не нужны (см. у Черняховского об Альбац).

 Представим себе теперь среди этой торговой паники французского буржуа с его помешанным на коммерции мозгом, который всё время терзают, теребят, оглушают слухи о государственных переворотах и восстановлении всеобщего избирательного права, борьба между парламентом и исполнительной властью, распри фрондирующих друг против друга орлеанистов и легитимистов, коммунистические заговоры в Южной Франции, мнимые жакерии в департаментах Ньевра и Шера, рекламы различных кандидатов в президенты, широковещательные лозунги газет, угрозы республиканцев защищать конституцию и всеобщее избирательное право с оружием в руках, апостольские послания эмигрировавших героев in partibus, предвещающие светопреставление ко второму воскресенью мая 1852 г., — и тогда мы поймём, почему буржуазия, задыхаясь среди этого неописуемого оглушительного хаоса из слияния, пересмотра, продления, конституции, конспирации, коалиции, эмиграции, узурпации и революции, обезумев, кричит своей парламентарной республике: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца!».

 Ровно так же Путина родили кризис 1998 года, краткосрочная уступка Ельцина условно-левым в лице Примакова и Маслюкова и телевизионная драка за ельцинское наследство (в роли орлеанистов и легитимистов – Гусинский и Березовский).

 Кромвель при роспуске Долгого парламента явился один в зал заседаний, вынул часы, дабы не дать парламенту просуществовать ни одной минуты долее назначенного им срока, и выпроваживал каждого члена парламента весёлыми юмористическими насмешками. Наполеон, более мелкий, чем его прототип, всё же отправился 18 брюмера в Законодательный корпус и прочёл ему — правда, прерывающимся голосом — его смертный приговор. Второй Бонапарт, который к тому же имел в своём распоряжении исполнительную власть совершенно иного рода, чем Кромвель или Наполеон, искал себе образец не в летописях всемирной истории, а в летописях Общества 10 декабря, в летописях уголовного суда. Он украл у Французского банка 25 миллионов франков, купил генерала Маньяна за один миллион, солдат — по 15 франков за штуку, с водкой в придачу, тайно, как ночной вор, встретился со своими сообщниками, приказал ворваться в жилища наиболее опасных парламентских главарей, вытащить из постели и увезти в тюрьму Кавеньяка, Ламорисьера, Лефло, Шангарнье, Шарраса, Тьера, База и др., занять войсками главные пункты Парижа и здание парламента и рано утром расклеить по всей столице рекламные плакаты, извещавшие о роспуске Национального собрания и Государственного совета, о восстановлении всеобщего избирательного права и об объявлении департамента Сены на осадном положении. А немного спустя он поместил в «Moniteur» подложный документ о том, будто вокруг него сгруппировался ряд влиятельных парламентских деятелей, составивших некий чрезвычайный Государственный совет.

 …надеюсь, когда-нибудь народный суд разберется с теми, кого купил Ельцин в октябре 1993-го.

 У буржуазии теперь явно не было другого выбора, как голосовать за Бонапарта. Когда поборники строгости нравов на Констанцском соборе жаловались на порочную жизнь пап и вопили о необходимости реформы нравов, кардинал Пьер д'Айи прогремел им в ответ: «Только сам чёрт может ещё спасти католическую церковь, а вы требуете ангелов!». Так и французская буржуазия кричала после государственного переворота: Только шеф Общества 10 декабря может ещё спасти буржуазное общество! Только воровство может ещё спасти собственность, клятвопреступление — религию, незаконнорождённость — семью, беспорядок — порядок!

 …так же идеологам буржуазной реставрации 90-х для легитимизации кражи общенародной собственности пришлось легализовать кражу вообще, и воспевание уголовников и их «морали» (всяческие "Владимирские централы" и "Бригады") стало нормой.

 Промышленность и торговля, т. е. дела среднего класса, должны при сильном правительстве расцвести, как растения в теплицах. Происходит раздача бесчисленного множества железнодорожных концессий. Но бонапартистский люмпен-пролетариат должен обогащаться. Начинается мошенническая игра на бирже лиц, заранее посвящённых в тайну железнодорожных концессий. Однако капиталов для железных дорог не оказывается. Банку предписывается ссужать деньги под залог железнодорожных акций. Но банк в то же время должен быть эксплуатируем Бонапартом лично — банк, стало быть, надо обласкать. Банк освобождается от обязательства публиковать еженедельный отчёт, он заключает с правительством договор, обеспечивающий ему львиную долю. Народ должен иметь работу. Предпринимаются общественные работы. Но общественные работы увеличивают налоговое бремя народа. Стало быть, надо понизить налоги, наложив руку на доходы рантье путём конверсии 5-процентной ренты в 4½-процентную. Но буржуазии надо снова подсластить пилюлю; поэтому налог на вино удваивается для народа, покупающего вино en detail, и уменьшается вдвое для пьющего en gros среднего класса. Существующие рабочие ассоциации распускаются, но зато правительство обещает чудеса с ассоциациями в будущем. Нужно помочь крестьянам. Учреждаются ипотечные банки, усиливающие задолженность крестьян и концентрацию собственности. Но этими банками нужно воспользоваться для того, чтобы выжать деньги из конфискованных имений дома Орлеанов. Ни один капиталист не соглашается, однако, на последнее условие, которого нет в декрете, — и ипотечный банк остаётся лишь декретом, и т. д. и т. д.

 …примерно как и путинский бонапартизм до кризиса то понижал налоги, то отнимал имущество у какого-нибудь Ходорковского; то повышал зарплаты бюджетников, то отнимал у них льготы и т.д.

 Ко двору, в министерства, на вершину администрации и армии протискивается толпа молодчиков, о лучшем из которых приходится сказать, что неизвестно, откуда он явился, — шумная, пользующаяся дурной славой, хищническая богема, которая напяливает на себя обшитые галунами мундиры с такой же смешной важностью, как сановники Сулука.

 Сердюков, конечно, ходит в штатском, но на этом его отличия от этих молодчиков исчерпываются.

 

Tags: политика
Subscribe

  • 3 августа 1921 г.

    3 августа 1921 г. по делу о Петроградской боевой организации был арестован Николай Гумилев (приговорен к смертной казни с другими участниками…

  • 2 августа 1921 г.

    2 августа 1921 г. Ленин в обращении к рабочим и мелким земледельцам всех стран призвал их оказать помощь голодающим Советской России.

  • По страницам распада-19: «Огонек», июль 1986 г. (№№ 26-29)

    Начало: 1985 г. ( январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь) 1986 г. ( январь, февраль,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments