June 29th, 2021

НКД

29 июня 1921 г.



29 июня 1921 г. на девятом заседании III конгресса Коминтерна вновь обсуждался партийный раскол в Италии и положение «левокоммунистической» Германской коммунистической рабочей партии. В зачитанном заявлении партии и речи ее представители Маффи социалисты еще раз заявили о принятии 21 условия, но оправдывали сохранение в партии Турати и его сторонников – что этим условиям фактически противоречило. Раковский в своей речи обвинил Лаццари и других центристов в дипломатической защите Турати. Клара Цеткин напомнила про принятие руководством ИСП 50 тысяч лир от реформистского Амстердамского интернационала профсоюза и призвала ее руководство к нелицемерному принятию линии Коминтерна. Троцкий обвинил ИСП также в недостаточно революционной линии во время столкновений в сентябре (связав это именно с влиянием правого крыла партии). Лорио подчеркнул, что, связав свою судьбу во время раскола с правым крылом, Серрати и другие увеличили роль реформистов в партии (указав на аналогичные события во время раскола СФИО). Лозовский также подверг критике близкое к ИСП профобъединение – Всеобщую конфедерацию труда – относительно ее сближения с Амстердамским интернационалом. После этого Коларов закрыл прения, и Кенен внес резолюцию большинства (в которой ИСП предлагалось исключить реформистов с последующим слиянием с ИКП, а ГКРП – влиться в КПГ). В ответ Закс от лица ГКРП предложил конгрессу принять резолюцию с осуждением политической линии КПГ и за оставление ГКРП (в том числе – ради сохранения близких к ней групп из других стран). Зиновьев, Радек и Раковский, согласившись с французским проектом резолюции относительно ГКРП и ИСП, выразили недовольство отсутствием в проекте оценки мартовского выступления в Германии и оценки деятельности ИККИ (что они восприняли как скрытое выражение недоверия). После этого Лорио заявил о снятии предложения и присоединении к точке зрения Исполкома. На заседании выступили также бывшие сторонники Леви Мальцан и Нейман, одобрившие его исключение за недопустимые методы критики партии, но сохранившие мнение о мартовском выступлении как об ошибочном. Резолюция ИККИ в итоге была принята.