January 3rd, 2021

НКД

На великом и могучем-41: Бен Чако (Morning Star) об итогах 2020 г. для британских левых

2020 был плохим годом для левых. Куда нам идти дальше?
Бен Чако, 1 января 2021 года (оригинал)
Перевод: «Компросвет»

Социалисты должны бороться против политики предательства сторонников и пытаться построить более сплоченное и сплоченное движение, считает главный редактор Morning Star Бен Чако.



Максима Че Гевары «Революция – это не яблоко, которое падает, когда оно созрело. Вы должны заставить его упасть» подтвердилась в последние годы.

Годы, в течение которых капиталистическая система и ее институты колебались от бедствия к катастрофе, явно не будучи способными справиться с созданными ею чрезвычайными ситуациями в социальной сфере, экономике, экологии, а теперь и медицине.

Годы, в течение которых правящий класс в Великобритании, США, Франции, Испании, Греции и других странах сталкивался с серьезными вызовами со стороны левых социалистов. Но, к сожалению, до сих пор он доказал свою способность справиться с ними.

2020 год начался после сокрушительного поражения лейбористов на выборах в декабре 2019 года, после почти пяти лет, когда партией руководили социалисты.

Газеты правящих кругов и политики слишком стремились похоронить движение, к которому они с самого начала относились со страхом и отвращением, но со стороны социалистов было бы ошибкой поступить так же.

Если движение Корбина и не было успешным, все равно оно было более удачным, чем любой социалистический проект в этой стране за многие десятилетия.

Как сказал Эндрю Мюррей из [профсоюзного объединения] Unite на рождественском собрании Morning Star, генерал должен уметь организовать отступление, а левые должны рассматривать неудачи как императив, чтобы собраться вокруг опорных пунктов, оценить наши силы и пойти в контратаку.

То, что корбинизм не был тупиком, должно быть ясно по тем огромным усилиям, которые прилагались для его искоренения.

Репрессии в Лейбористской партии носят экстраординарный характер: ее отделениям запрещено подвергать сомнению выводы отчета Комиссии по вопросам равенства и прав человека, широко искаженного в СМИ, и запрещено обсуждать исключение из парламентской фракции предыдущего лидера партии.

Заместитель лидера использует подделанные фотографии, на которых переписаны прославляющие Корбина плакаты со старых митингов.

Это практика не обычной буржуазно-демократической партии, а партии, которая подверглась серьезным потрясениям.

Но из-за чего? По многим параметрам лейбористы за последние пять лет оказались необычайно успешной политической партией.

Рост числа голосов в 2017 году стал самым существенным увеличением доли голосов за 70 лет. Даже в 2019 году она получила больше голосов, чем в 2015, 2010 или 2005 годах.

Это выгодно отличается от деятельности социал-демократических партий по всей Европе.

Она увеличила численность и стала самой крупной партией в Западной Европе. Это произошло спустя десятилетия, когда число членов британских политических партий сокращалось.

По численности она не просто лидировала, но на несколько порядков превосходила своих конкурентов, по крайней мере, за пределами Шотландии – это была единственная партия в Британии с армией активистов.

«Какая польза от этих членов, если вы не можете выиграть выборы?» – спросил [журналист] Эндрю Нейл [профсоюзного деятеля, министра в теневом правительстве Корбина и председателя Лейбористской партии в 2017-20 гг.] Иена Лейвери в ночь выборов.

Если мы скажем, что такое отношение отражает узкую парламентскую политику, мы встретим старое обвинение в том, что левые не заинтересованы в победе.

Но в центре нашей оценки сильных и слабых сторон проекта Корбина должно быть массовое членство.

Армия активистов имела значительную избирательную власть, что мы наблюдали в 2017 году, когда лейбористы улучшили результат на выборах [40 % голосов и 262 из 650 мест в парламенте после 30,4 % и 232 мест в 2015 г.], несмотря на крайнюю враждебность СМИ, и, в значительной степени нелояльность парламентской фракции, которая пыталась свергнуть Корбина всего годом ранее.

Как мы узнали из отчета, утекшего на прошлую Пасху, лейбористы также получили эти миллионы дополнительных голосов, несмотря на преднамеренный саботаж со стороны штаб-квартиры их собственной партии.

Но у него также был потенциал сделать гораздо больше, чтобы построить политику массового участия, а не ту, которая является прерогативой определенной профессиональной касты.

После 2017 года ходили разговоры о том, что лейбористы будут вести политические кампании постоянно, хотя на самом деле партийное руководство стало гораздо более узко сосредоточено на парламенте в период с 2017 по 2019 год.

Возможно, слабость этой концепции заключалась в том, что даже ее лидеры слишком много смотрели на нее через предвыборный уклон.

Лейбористская партия, сформировавшая активную мобилизующую силу в сообществах вокруг повседневной борьбы, сделала бы больше для преобразования демократической политики снизу вверх.

Но, конечно, именно поэтому лейбористская иерархия сделала все возможное, чтобы с 2015 года унижать, деморализовывать и разделять этих членов, устраивая фальшивые паники по поводу энтризма и изображая в СМИ рядовых членов и сторонников партии как головорезов и хулиганов, а членов парламента, среди которых – самые влиятельные и привилегированные люди страны, как их несчастных жертв.

В утекшем отчете подробно рассказывается о типичной чистке членов под малейшими предлогами во время выборов руководства в 2016 году с целью лишить избирательных прав сторонников Корбина; в одном показательном обсуждении политической надежности сотрудника, коллега критически замечает, что обсуждаемый сотрудник, похоже, считает рост числа членов позитивной тенденцией.

В конце концов, возглавляемая элитой кампания [за повторный референдум с целью предотвращения Брекзита] People’s Vote преуспела в ослаблении роли рядовых членов партии, став оплотом позиции римейнеров, добившихся рокового решения руководства о проведении второго референдума по ЕС.

Причины этой катастрофы частично кроются в отсутствии политического образования, но также и в том, как фракционность «официальной» лейбористской политики нашла отклик среди членских масс и соединилась с культурой социальных сетей, в которой многие молодые активисты двигались к созданию иногда нетерпимого и бездумного трайбализма, который ставил охоту на еретиков выше дебатов и осуждал оппонентов, вместо того, чтобы одержать над ними победу.

Решимость новых лидеров лейбористов к отталкиванию и чистке «тысяч и тысяч» членов коренится в страхе истеблишмента перед политикой массового участия.

С их точки зрения лейбористов нужно вернуть к их обычной политике, не только по содержанию, но и по форме: не только путем отказа от политики преобразований, но и путем прекращения активной роли членских масс.

Так что лейбористы при Корбине представляли реальную угрозу истеблишменту. Но она потерпела поражение. Причины этого уже обсуждаются в нескольких книгах.

В некоторых из них, например в «Этой земле» Оуэна Джонса, этот вопрос обсуждается, в основном, с точки зрения персональных качеств («Нерешительное руководство и слабое управление партией и СМИ играют значительную роль»).

Мнение Джонса, совпадающее с большей частью его журналистских работ с 2015 года, похоже, заключается в том, что Корбин был нереалистичным политиком, чей отказ от компромиссов был стратегической слабостью.

Проблема здесь в том, что лейбористская партия Корбина неоднократно шла на компромиссы или, скорее, на уступки.

Она пошла на компромисс, предоставив депутатам право голоса по поводу бомбардировки Сирии в 2015 году. Она уступила правым лейбористам в определении антисемитизма Международным альянсом в память о Холокосте (IHRA) [осуждающем как антисемитизм критику политики Израиля как расистской], а также на втором референдуме.

Она постоянно прощупывала почву в сторону правых и часто не могла защитить левых активистов и депутатов, которые подвергались нападкам со стороны правых.

Ни одна из этих уступок не сработала, потому что правые не собирались идти на компромисс с левыми.

Их целью с самого начала было полное поражение Корбина, и, как мы знаем из утекшего отчета, это было гораздо более важным приоритетом, чем победа над тори – точно так же, как лейбористы Стармера сегодня гораздо более решительны в борьбе с левыми в рядах своей партии, чем в противостоянии с правительством.

Формула «корбинизм без Корбина» быстро приводит к полному отказу от социалистической политики, который мы видим у Стармера (который сам был избран как более приемлемое лицо для той же политики, что и его предшественник), потому что средства массовой информации находили возражения против Корбина и его политики, в особенности, антиимпериалистической.

Но заявить, что ошибка Корбина заключалась в том, что он пошел на слишком много уступок, тоже несправедливо, поскольку уступки, как правило, были вынужденными и являлись результатом отсутствия надежной поддержки руководства, не только со стороны почти полностью враждебной парламентской партии, но и среди профсоюзов и среди членов по важнейшим вопросам вроде ЕС даже в теневом кабинете.

Было сказано, что худшее, что вы можете сделать – это напугать правящий класс, но не свергнуть его. Мы могли бы пойти дальше и сказать: и не пытаться свергнуть его.

Корбин был номинальным лицом широкой коалиции – революционных социалистов, социал-демократов, людей, плохо знакомых с политикой, которые устали от жесткой экономии или осознавали необходимость радикальных изменений для решения проблем бедности, неравенства и экологического кризиса, профсоюзов, уставших финансировать партию, которая с презрением относилась к их членам.

Не все эти люди были антикапиталистами, и лишь меньшинство верило в трансформацию самой политической системы.

Хотя это была ее слабость и основная причина таких слабостей, как непризнание антисоциалистической природы таких институтов, как ЕС или даже британское государство, это подорвало неолиберальный консенсус в Великобритании и продемонстрировало привлекательность социалистической политики для масс.

Социалисты должны бороться, чтобы предотвратить деполитизацию своих единомышленников и попытаться построить более последовательное и сплоченное социалистическое движение, которое опирается на уроки последних пяти лет, включая недемократический характер британских политических институтов, от парламента до вооруженных сил и государственной службы, и характер СМИ как пропагандистского орудия элиты, а не поставщика новостей и форума для дискуссий.

Опыт Covid-19 в Великобритании подтвердил доводы в пользу политики, вдохновившей миллионы людей при Корбине, и нет никаких доказательств того, что поддержка для них слабее.

Что нам необходимо, так это независимые социалистические левые, которые не подчинялись бы другим делам, таким как либеральная кампания за сохранение сленства в ЕС или даже выборы лейбористского правительства.

Это не означает, что избрание лейбористского правительства не является позитивным стремлением: но это не может быть оправданием для отказа от более фундаментальной борьбы за социалистическое преобразование страны.

«Независимые социалистические левые» не обязательно значит то же самое, что «новая политическая партия».

Скорее, социалисты в лейбористской партии и вне ее, могут объединиться в профсоюзы и общественные кампании в борьбе за рабочие места или в продвижении стратегии победы над Covid для создания движения, имеющего реальный вес в городах и на рабочих местах.

Но это действительно означает настоящий разрыв с политикой истеблишмента и в средствах массовой информации признание того, что нам нужен больший охват социалистических и революционных СМИ, и больший скептицизм по отношению к нарративам в мейнстримных газетах и на ТВ.

The Morning Star будет играть в этом свою роль в течение 2021 года и далее. Благодаря невероятным пожертвованиям наших читателей мы пережили неоднократные блокировки, которые серьезно сказывались на продажах и доходах от рекламы, и в процессе этого количество наших читателей в Интернете значительно выросло.

Мы осознали это, наняв еще одного члена в нашу веб-команду, и сейчас обсуждаем, как использовать дополнительные ресурсы для разработки нового контента, включая более регулярные видео-интервью и дебаты.

В январе также начнут работу два репортера, специализирующихся на производственной тематике и работающие неполный рабочий день, которые заменят единственную должность репортера, специализирующегося на производственной тематике, работавшего полный день, которая оставалась вакантной с весны.

Мы намерены увеличить широту и глубину нашего профсоюзного охвата и сделать Morning Star непревзойденным ресурсом для профсоюзных активистов по всей Великобритании, поддерживая такие захватывающие новые инициативы, как «Карта забастовок».

Это был ужасный год, но это должно только укрепить нашу решимость свергнуть нашу сломанную и обанкротившуюся политическую и экономическую систему в 2021 году.