January 6th, 2020

НКД

На каждом километре-52: полный круг и потерянное десятилетие испанской политики

5 января 2019 г. Конгресс депутатов, нижняя палата испанского парламента, при первом голосовании не утвердил кандидатуру Педро Санчеса (Испанская социалистическая рабочая партия) на должность премьер-министра страны – Санчес получил 166 голосов вместо требующихся 176 (50% + 1 голос из состава палаты, насчитывающей 350 членов). Вместе с тем, это голосование показало, что уже через 48 часов при повторном голосовании Санчес должен всё-таки стать премьером – в соответствии со статьей 99 конституции Испании при повторном голосовании потребуется лишь простое большинство голосов, а оно с минимальным перевесом у Санчеса есть (166 против 165 при 18 воздержавшихся).

Это сейчас воспринимается многими испанцами, искренне считающими себя левыми и даже коммунистами, как победный расклад. Однако, если сравнить эту ситуацию с исходной точкой завершающегося ныне политического цикла – началом протестов «индигнадос» в 2011 году, то итог выходит плачевным. Тогда – у власти была та же ИСРП, но против нее начали выходить протестующие слева, воспринимавшие ее практически как близнеца правой Народной партии. Сейчас – левая «улица» практически целиком (с некоторым исключением для Каталонии) исчезла или ушла в парламентскую политику (где «Подемос» обречены на роль придатка ИСРП), а противостоит этому на редкость радикализованные и мобилизованные правые, сделавшие каталонский «процесс» поводом вернуться к требованиям откровенно диктаторских мер.


Так воспринимались НП и ИСРП десятилетие назад


Так выглядели протесты в Мадриде против правительства ИСРП в 2011 году (под социальными лозунгами)


…а так – сейчас (под националистическими)

Для того, чтобы понять нынешнюю ситуацию, нужно, очевидно, вернуться еще раньше – к моменту формирования нынешней политической системы Испании. В последние годы жизни Франко стала известна его фраза «Todo está atado y bien atado» («Всё схвачено, и надежно схвачено») – если относительно политического устройства прогноз диктатора не сбылся (однопартийная система и кортесы с корпоративным представительством пережили его на месяцы), то сохранить экономическую систему и благополучие франкистских чиновников и силовиков удалось – реформы практически не затронули их интересы. В самом франкистком лагере, крупнейшая фракция стала Союзом демократического центра премьер-министра Адольфо Суареса, а более правая (хотя и не ориентированная на возвращение к однопартийной диктатуре) – Народным альянсом, предшествовавшим нынешней Народной партии.

Необходимым элементом нереволюционных изменений стало приспособление к системе как социал-демократов (ИСРП в это время окончательно отказалась от марксизма), так и коммунистов. Лидер партии Сантьяго Каррильо много лет вел ее в правом направлении по образцу Итальянской коммунистической партии (итальянский коллега Каррильо, Энрико Берлингуэр выступил за союз с буржуазными политическими силами уже в 1973 г.). При демагогической «демократической» направленности критики опыта «реального социализма», Каррильо и его соратники пошли на фактическую капитуляцию перед политическими наследниками диктатуры настоящей и одновременно перед США.



Еще в последние месяцы жизни Франко, в июле 1975 года, Каррильо заверил американцев, что не будет выступать против военных без США в стране, пока советские войска остаются в Чехословакии. В 1977 году же партия была легализована и вовсе под условием отказа борьбы с монархией и за революционный разрыв с предшествующим режимом. При этом вскоре были легализованы и партии с республиканской позицией – но Каррильо торопился к первым выборам, рассчитывая на хороший результат. Однако предательство не помогло – КПИ получила лишь 9,3 %, опередив НА, но значительно отстав от СДЦ и ИСРП. В 1978 г. партия поддержала и монархическую конституцию на референдуме.

В дальнейшем, ослабление партии свело ее парламентскую роль к минимуму – хотя испанская избирательная система и является формально пропорциональной, но небольшие избирательные округа (в каждой из 51 провинций) при майоризирующей системе Д’Ондта сильно занижают результаты для партий, поддержка которых распределена приблизительно равномерно по стране, и которые не занимают первое и второе места.

В 1982 г. на выборах победили обошедшие КПИ в приспособлении к буржуазной политической реальности социалисты; последующий партийный кризис привел к изгнанию самого Каррильо, а затем созданию коалиции Объединенная левая (впрочем, КПИ вскоре осталась единственной значимой партией в ее составе). Наличие фактического дублирования ОЛ и КПИ частично позволяло осуществлять «плюрализм» с разделением постов между правыми и левыми в партии.

Частичное возвращение к корням (особенно в сравнении с компартиями Италии и Северной Европы, в те годы одна за другой отказывавшихся от коммунистической идеологии даже по названию) в конце 1980-х проявилось возвращением в партию лидеров левых отколов от нее – Игнасио Гальего (Коммунистическая партия народов Испании) и легендарного республиканского военачальника Энрике Листера (Испанская коммунистическая рабочая партия). Сами КПНИ и ИКРП, впрочем, были сохранены теми их участниками, которые не желали возвращения. Правое крыло КПИ, напротив, в 1990-е через недолговечную Демократическую партию новых левых ушли в ИСРП (там же уже в 1991 г. оказались сторонники исключенного в 1985 г. Каррильо; сам престарелый Каррильо вступать в ИСРП не стал, но объявил, что с коммунистическими идеями покончено).

Тем временем, СДЦ раскололся и довольно быстро сошел с политической сцены, уступив место главной правой партии НА (впоследствии НП), а ИСРП забыла про один из немногих остававшихся у нее радикальных лозунгов – невступления в НАТО (страна успела вступить в НАТО еще при СДЦ, но на референдуме 1986 г. социалисты поддержали сохранение членства) и организовала «эскадроны смерти» ГАЛ против баскских сепаратистов.

В 1996 г. после долгого нахождения ИСРП у власти ее сменила неофранкистская НП, но в целом это были годы деидеологизации – число памятников и улиц в честь Франко и деятелей его режима неуклонно становилось меньше; а первое из правительств НП зависело от поддержки Баскской националистической партии и каталонской «Конвергенции и Союза».

Власти НП стоила война в Ираке и ставшей местью за нее теракт перед выборами 2003 года – при этом правые еще и пытались списать взрыв на ЭТА. К власти снова пришла ИСРП, с которой страна и встретила кризис 2008 года. После попыток выйти из кризиса кейнсианскими методами в первые месяцы ИСРП быстро перешла к «жесткой экономии». Уже в 2010 году она столкнулась с протестами против трудовой реформы, организованными в том числе связанной с ней же Всеобщей федерацией трудящихся (вместе с Рабочими комиссиями, ныне беспартийным профобъединением, когда-то близким КПИ).

В 2009 г. КПИ наконец открыто порвала с поддержкой конституции 1978 г., заявив о борьбе за республиканский строй, а в мае 2011 г. страны охватили новые массовые протесты, которые, однако, не привели ни к остановке неолиберальной политики при ИСРП, ни к сдвигу влево на последовавших выборах – ОЛ довольствовалась улучшением результатов с предкризисных 3,8 % (худший результат в ее истории) до 6,9 %, а ИСРП у власти вновь сменила НП, начавшая настоящее реакционное наступление.

Если в плане символических для правых вопросов вроде запрета абортов по желанию женщины (аборты в Испании были разрешены по медицинских показаниям и в случае изнасилования с 1985 г., а по желанию женщины – только с 2010 г.) НП продвинуться не удалось, то неолиберальные меры (включая новую трудовую реформу 2012 г., еще более ухудшившую положение трудящихся и снова вызвавшую протесты) следовали одна за другой, а коррупционные скандалы изначально сопровождали правление правительства Мариано Рахоя. Ко всему прочему, упал и авторитет короля Хуана Карлоса, раздутого всеми крупными партиями (КПИ в 1977 и особенно во время попытки правого переворота в 1981 г. старалась не хуже правых и ИСРП) в «защитника демократии» - сначала коррупционером оказался зять короля Иньяки Ундагарин (дочь короля Кристину с трудом вывели из-под угрозы преследования вместе с мужем), затем негодование населения страны. бившей рекорды по уровню безработицы, вызвала охота короля на слонов в Ботсване за государственный счет (об этом стало известно из-за случайной травмы короля).

Всё это привело к появлению поначалу весьма радикальной программно партии «Подемос» и взрывному росту каталонского сепаратизма (Республиканская левая Каталонии из малой стала весьма влиятельной, леворадикальный Список народного единства впервые попал в региональный парламент, а правившая много лет Демократическая конвергенция Каталонии, ранее регионалистская, переформировалась в сепаратистскую Демократическую партию).

На момент отречения Хуана Карлоса в 2014 г. высочайшим был также уровень поддержки республики или, как минимум, референдума о форме правления – однако НП и ИСРП, в каталонском случае ссылающиеся на возможность проводить только общенациональные референдумы согласно конституции страны, в данном случае утвердили отречения короля в пользу сына Фелипе и использовали полицию для недопущения протестов в день коронации.



В столкновении идейных левых (в основном троцкистов, которым не привыкать к союзу с социал-демократами) и ранее беспартийными «говорящими головами» испанского ТВ внутри «Подемос» быстро победили последние, и партия стала откидывать одно радикальное требование за другим – вплоть до выхода из НАТО и национализации чего бы то ни было.

При этом выборы 2015 г. оказались крайне удачными для «Подемос»(более 20 % с региональными коалициями) и неудачными для ОЛ (3,7 % - хуже, чем в 2008 г.) и в итоге уже на досрочных выборах 2016 года ОЛ выступила младшим партнером «Подемос». На правом фланге, крайней непопулярностью НП воспользовались бодрые централистские неолибералы из «Граждан» (ранее действовавших только в Каталонии как централистская происпанская партия), получившие 13,9 % голосов. Популярность НП снизилась с 44,6 % до 28,7 %, а ИСРП не пошло на пользу даже пребывание в оппозиции – 22 % вместо 28,8 % в 2011 г.

Парламент вошел в клинч и избрать правительство так и не смог, но казалось, что старая партийная система вот-вот рухнет.

В 2016 г., однако, произошел заметный сдвиг вправо – 33 % у НП при топтании на месте остальных больших партий – ставка на запугивание каталонским референдумом сработала. Большинство депутатов от ИСРП в столь же клинчевой, как и в 2015 г., ситуации, воздержалось при втором голосовании за новое правительство Рахоя – таким образом, именно «социалисты» помогли сформировать правительство НП при голосовании «За» также правых партий («Граждан» и малых). В апреле 2017 г. ИСРП вновь воздержались во время голосования о вотуме недоверия правительству.

Каталонский референдум 1 октября 2017 г. и провозглашение независимости, вслед за которым парламент автономии был распущен и безропотно разошелся, а члены правительство оказались в тюрьме или бежали, стали для каталонских сепаратистов из всех трех партий (ДПК, РЛК и СНЕ – справа налево) демонстрацией полного бессилия перед полицией и жандармерией при немалой популярности – то же самое, что ранее произошло с левыми протестами, пик которых остался безнадежно позади.



ИСРП показала себя надежной союзницей правительства НП в вопросе о Каталонии, сам же правый лагерь, не доведя разгром сепаратизма до конца (предлагавшегося «Гражданами» запрета сепаратистских партий), усиливал накал в пропаганде против «предателей Испании». Удержаться Рахою это, впрочем, помогло ненадолго – после очередного коррупционного скандала в 2018 г. ИСРП таки проголосовала за вотум недоверия и возглавила правительство сама.

Грозным звонком по результатам массовой шовинистической накачки стали региональные выборы в Андалусии в декабре того же 2018 года – 11 % голосов неожиданно получила партия «Вокс», открыто праворадикальный откол от НП. Сформированная правительственная коалиция НП-«Граждане»-«Вокс» (хотя последним из-за чрезмерной скандальности министерских постов не дали) получила, по аналогии с обыкновенным названием трехпартийной коалиции «трипартито», не нуждающееся в пояснениях название «трифачито», и речь пошла об опасности такого правительства уже для всей Испании.

Клинч после выборов апреля 2019 г. напомнил эпопею с выборами 2015 и 2016 годов, но уже с окончательной передвижкой голосов от «Подемос» (и отчасти от НП) к ИСРП (28,7 %, тогда как у «Подемос» 14,3), тогда как на правом фланге вновь оказалась ослабленной НП (16,7 % при 15,9 % у «Граждан»), а «Вокс» набрал впечатляющие по сравнению с далекими от процента цифрами 2015 и 2016 годов 10,3 %.

Правые до возможности «трифачито» недотянули, но и «Подемос» с ИСРП договориться о создании правительства не удалось, что и привело к повторению выборов.

Хотя общий расклад между социал-демократическим и правым флангами к ноябрю не поменялся, последние выборы показали, где происходит радикализация, а где – деморализация. Слева – 13 % у «Подемос», 2,5 % у еще более умеренного откола «Мас Паис», у ИСРП незначительное снижение (28 %). У правых – хотя потери превысили приобрения, главным выгодополучателем стал «Вокс» (15,1 % против 20,8 % у НП и 6,8 % у «Граждан»).

Лидеры «Подемос» начали говорить о желании создать коалицию с ИСРП еще во время избирательной кампании – таким образом, они с самого начала ориентировались на весьма скромный сдвиг влево в политике страны (левоцентристская часть каталонских сепаратистов из РЛК и аналогичная по духу баскская партия «Бильду» при голосовании обещали воздержаться, что и сделали при первом голосовании). С противоположной стороны, наоборот – клерикалы и ксенофобы из «Вокс» легко перекричали молодых неолибералов из «Граждан» в соревновании «Кто тут больший испанский патриот и ненавистник сепаратистов».

На фоне этого те, кто должен быть самым левым в парламенте (из общеиспанских партий, каталонский СНЕ левее) прошли виток спирали вниз – лидер ОЛ и член КПИ Альберто Гарсон на выкрики правых против «коммуняк» ответил упоминанием … заслуг КПИ в принятии Конституции 1978 г. (как будто и не было выдвижения требования республики с 2009 г. и особенно 2014 г. с его антимонархическими протестами), а начал свою речь с похвал главному «левому» пункту соглашения ИСРП-«Подемос» - «отмене трудовой реформы 2012 года». В коалиционном соглашении, однако, фактически говорится лишь о частичном ее пересмотре – а реформу самой ИСРП, 2010 г., вообще трогать не собираются.



Так, крики правых и маневры ИСРП привели к тому, что в заметно худшей ситуации даже в сравнении с докризисной левые до КПИ включительно видят едва ли не спасением утверждение неустойчивого правительства во главе всё с той же ИСРП.

Левое крыло КПИ в 2017 г. на съезде партии добилось восстановления марксизма-ленинизма как теоретической и демократического централизма как организационной основы, но в области персональных назначений программный успех не повторили – и генсек КПИ Энрике Сантьяго, и федеральный координатор ОЛ Альберто Гарсон очевидно склоняются вправо. В условиях же, когда вся национальная пресса говорит о противостоянии «прогрессистской» коалиции правым радикалам – голоса левых в КПИ и тем более голоса непарламентских коммунистических партий еще долго будут не слышны.

Хотя ситуация в стране несколько лет носила по крайней мере черты революционной, в итоге всё закончилось серьезным реакционным сдвигом общества и ослаблением коммунистов даже в сравнении с исходной точкой.

ИСТОЧНИКИ:
(1) Конституция Испании: https://www.boe.es/legislacion/documentos/ConstitucionCASTELLANO.pdf , русский перевод: http://vivovoco.astronet.ru/VV/LAW/SPAIN.HTM
(2) «Что такое еврокоммунизм?» (конспект книги М.Аскарате) // ЖЖ Василия Мархинина (basiliobasilid): https://basiliobasilid.livejournal.com/190199.html
(3) Palmero F. Carrillo: ¿traidor o estadista? // El Mundo, 14.04.2017: https://www.elmundo.es/espana/2017/04/14/58e6933cca4741001e8b4604.html
(4) Un documento desclasificado de la CIA confirma el papel nefasto y traidor de Carrillo durante la llamada «Transición» // Insurgente.org, 19.01.2017: https://insurgente.org/un-documento-desclasificado-de-la-cia-confirma-el-papel-nefasto-y-traidor-de-carrillo-durante-la-llamada-transicion/
(5) Los sindicatos convocarán una huelga general contra la reforma laboral // El Mundo, 14.06.2010: https://www.elmundo.es/mundodinero/2010/06/14/economia/1276514984.html
(6) Vidal Aragonés. El acuerdo PSOE-UP: ¿qué pasa con la reforma laboral? // Insurgente.org: https://insurgente.org/vidal-aragones-el-acuerdo-psoe-up-que-pasa-con-la-reforma-laboral/
(7) Alexis Romero, Manuel Sánchez. El Congreso rechaza la investidura de Sánchez en la primera votación // Público.es, 05.01.2020: https://www.publico.es/politica/debate-investidura-congreso-rechaza-investidura-sanchez-primera-votacion.html
НКД

Взрослое искусство-21: «Старый новый год»

На первый взгляд «Старый новый год» (1981) может показаться просто прикольной комедией о том, как 2 семьи отмечают праздник. Но на самом деле этот фильм – о людях, одержимых идеями сверхпотребления при отсутствии интереса к результатам своего труда, и, наоборот, душевными терзаниями, вызванными «рабством вещей». Фильм, снятый по пьесе известного советского драматурга М.Рощина, наглядно демонстрирует утрату смыслов позднесоветскими обывателями так называемой эпохи «застоя».

Смотреть фильм:
https://youtu.be/vSAVYvnSJ3U
https://youtu.be/M7JCEQDunGo