December 16th, 2019

НКД

На левом фланге-2: "Ответы на часто задаваемые вопросы, часть 2" (Союз марксистов)

В продолжение рубрики «На левом фланге» (разбор и конструктивная критика текстов деятелей левого движения) - следующий текст "Ответы на часто задаваемые вопросы, часть 2" от Союза марксистов (см. часть 1 и ее разбор).

Первый из разбираемых вопросов в тексте - «почему Союз Марксистов не является "партией Рудого"». Фактологически они утверждения о единоличном лидерстве Рудого опровергли, но важным этот вопрос назвать нельзя - что бы меняло, даже если был бы?



Важнее следующий вопрос - «Ещё более нелепым слухом, является попытки представить нас "спойлером КПРФ"».



Обвинения почти всех партий и движений левого фланга в спойлерской деятельности против КПРФ крайне характерны для КПРФ и ее сателлитов ЛФ и РРП(Б), и серьезного рассмотрения также не заслуживают. Но там затрагивается более важная тема - участие в официальной политике.

Спешим разочаровать "телеграмм-конспирологов", мы не считаем, что в ближайшее время политика будет вращаться вокруг выборного шеста. Наоборот, доверие к парламентским институтам неуклонно падает. Население не видит в них средство решения своих проблем и "голосует ногами". Яркий пример – рекордно низкая явка на недавних выборах в Мосгордуму (17,2%).


Правдиво.

Современный российский парламент давно уже "не место для дискуссий" – и уж точно не "единственно возможный инструмент ведения массовой легальной политической пропаганды". Сторонники участия в выборах разного уровня, часто апеллируют к опыту дореволюционных марксистов в Государственной Думе. При этом они забывают, что в начале XX века парламент был радикальным для России новшеством, с ним были связаны надежды на перемены, и рабочие массово участвовали в выборах. Легализация РСДРП и обязательная публикация выступлений думских депутатов стали тогда единственной возможностью донести свою позицию до широкой аудитории на законных основаниях. Сейчас у марксистов есть ютуб и соцсети, через которых они могут делать все то же самое, но гораздо эффективнее. Выродившийся в декорацию парламент, управляемый и мало интересный массам (отлично понимающим, где на самом деле принимаются решения) таких возможностей, напротив, не даст.


Роль парламента, безусловно, с тех пор снизилась, но при всей важности соцсетей полного охвата аудитории они не дают. Кроме того, в значительной степени спутана причина и следствие: парламент и региональные/муниципальные представительные органы неинтересны в том числе и потому, что состоят из единороссов, "системной оппозиции" и изредка - из либералов, которым трудящемуся большинству населения тоже предложить нечего. Что было бы, если туда получилось бы избраться настоящим коммунистам - вопрос отдельный.

Плюс ко всему, путинское двадцатилетие серьёзно урезало возможности левой оппозиции для работы в законодательных и исполнительных органах власти. Заняв пост внутри в исполнительной ветви, даже самому честному марксисту придется выполнять инструкции и распоряжения сверху, либо распрощаться с постом. Политическая система буржуазной России не оставляет внутри себя места для действительно независимых оппозиционных сил, - предвыборная кампания почти обречена без больших денег, либо "админресурса". Независимым кандидатам необходимо либо идти на поклон к бизнес-структурам, либо избираться от партий, встроенных в буржуазную систему. Например, от Коммунистов России, Яблока, СР или КПРФ.


Насчет исполнительной власти - верно, что же до законодательной, то при всей сомнительности КР и КПРФ как коммунистов - соглашения с первыми, а в некоторых случаях и со вторыми возможны (КР, имея не слишком много активистов и стремясь к сохранению регистрации - заинтересована в выборах достаточно сильно, чтобы договариваться с представителями других партиях об участии в выборах от них; в мажоритарных округах это не накладывает дополнительных обязательств). КПРФ в большинстве регионов действительно нетерпима к другим организациям, кроме полностью следующих в ее фарватере, куда больше. Что же до "Яблока" - то действительно, участвовать в их кампаниям коммунистам можно только при полном отказе от принципов.

Регистрация новой партии предполагает раскрытие личных данных активистов, сдачу отчетов, постоянное подтверждение наличия регистрации через участие в выборах. Все это отнимает огромное количество времени и сил у активистов и ставит их под удар, не давая никакого результата. Риски участия в парламентской борьбе в разы превышают возможные выгоды.


Да, как минимум часть активистов левым партиям и движениям светить нежелательно, а "резерва пенсионеров", которые уже не могут активно работать в партии, но могут подтвердить свое членство перед официальными органами (с весьма малой вероятностью репрессий в адрес их лично) у СМ, судя по всему, нет.

Возможно, история ещё преподнесет сюрпризы, и политическая система в РФ изменятся. Кто знает, мы не пророки. Но раз мы не пророки, мы исходим из реалий дня сегодняшнего. И потому, единственный аспект, в котором мы оставляем за собой право соприкасаться с буржуазным парламентаризмом - ограниченная поддержка кампаний независимых рабочих и социальных активистов, при соблюдении ряда условий:

1) Самовыдвижение,

2) Разделение ими наших идеологических принципов,

3) Полная и реальная независимость от бизнес-структур,

4) Полная и реальная независимость от буржуазных партий, в том числе формально левой направленности (КПРФ, СР, "Коммунисты России" и так далее),

5) Наличие реального опыта в деле организации рабочего или социального движений,

6) Польза от избрания для развития классовой борьбы во всех её формах,

7) Готовность брать риски на себя.


С большинством пунктов можно согласиться, но вызывает вопрос, почему даже таких кандидатов СМ готов поддержать лишь "ограниченно", и является ли полным препятствием выдвижение по списку КР активисту, лояльному отнюдь не КР, а своей организации. Кроме того, первый пункт отсекает даже возможность поддержки кандидатов от РОТ Фронта - при всех идеологических проблемах организации реально коммунистической.

Наша главная задача сегодня - не прорваться в законодательные и исполнительные органы разного уровня и любой ценой, а строительство из разрозненных независимых кружков и региональных групп единой организации, имеющей реальные, прочные связи с рабочим и социальным движением и вооруженной марксистско-ленинской теорией, построенной на анализе современных тенденций развития общества. Все наши действия от мала до велика подчинены её скорейшей реализации.


С финалом нельзя не согласиться. Однако, как будут складываться отношения СМ с другими организациями коммунистической направленности (в таком сотрудничестве участие в выборах, разумеется, в любом случае не главное) - покажет будущее.