July 22nd, 2019

НКД

Субботний/воскресный ликбез-154: слои работников по найму: ч. 1 безработные, ч. 2 торговые служащие

Этот пост открывает мини-серию о марксистской характеристике слоев работников по найму, отличающихся в реальности или в расхожих представлениях от собственно промышленного пролетариата, однако примыкающих к нему.

Начать надо, несомненно с безработных.

Несмотря на внешнее несходство занятых наемных работников, живущих продажей своей рабочей силы, и безработных, в разных условиях перебивающихся случайными заработками, жвущих за счет членов семьи, на государственное пособие и т.д., их существование в условиях капиталистического производства дополняет друг друга.

С одной стороны, вытеснение живого труда машинным есть закон развития капиталистического производства.

Как мы помним, принудительность конкуренции заключается именно в том, что вырывается тот капиталист, который уменьшает индивидуальную стоимость своего товара - т.е. суммарный овеществленный в нем труд. Таким образом, требующийся для производства одной единицы товара труд необходимо уменьшается, при этом может увеличиваться рабочее время работающих для производства средств производства, но в самой отрасли оно уменьшается (что может быть компенсировано только опережающими темпами роста производства продукции).

Таким образом возникает неравномерность: "компенсации" рабочих мест отнюдь не происходит потому, что отрасли с возрастающим и падающим количеством занятых не совпадают, и необходимость переобучения и приспособления к новым условиям рынка оставляет часть рабочих вне занятости хотя бы временно.

Словами Маркса, "рабочее население, производя накопление капитала, тем самым в возрастающих размерах производит средства, которые делают его относительно избыточным населением" (ПСС, т. 23, с. 655).



С другой же стороны, существование массы безработных (в терминологии марксизма - промышленной резервной армии труда) дает капиталистам условия, в которых они могут резко расширять производство в периоды подъема за счет вовлечения ранее безработных.

Вместе с тем, реформистские пожелания борьбы с кризисами через устранение безработицы и повышения доходов работников с удорожанием рабочей силы обречены на провал: в наибольшей степени это выполняется как раз на наивысшей фазе цикла, после которой как раз и следует кризис, массово превращающий работников в безработных.

Наличие же значительного количества безработных позволяет капиталистам снизить заработную плату и, снизив издержки, в конечном счете выйти из кризиса - именно за счет рабочих.

Таким образом, на месте безработных может оказаться каждый из рабочих, и борьба обеих слоев должна координироваться.

Источники:
(1) Маркс, Энгельс, ПСС, т.23 (Капитал, т. 1), гл. 8, 13.5, 13.6, 13.7, 23, 25
(2) Маркс, Энгельс, ПСС, т.24 (Капитал, т. 2), гл. 20.IV

Перейдем к следующему интересующему нас слою - наемным работникам торговой сферы.

С одной стороны, они резко отличаются от собственно пролетарских слоев, тем, что стоимость (и, в частности, прибавочную стоимость) не производят, с другой - их труд необходим для того, чтобы капиталистическое производство могло поддерживаться.

Источником прибыли для торгового капиталиста является не труд его работников, а труд работников промышленных капиталистов, из создаваемых которыми прибавочной стоимости складывается делящаяся между всеми категориями капиталистов прибыль.

Вместе с тем, крупные по-капиталистически торговые предприятия невозможны без применения наемного труда ("Для каждого отдельного купца масса его прибыли зависит от массы капитала, которую он может употреблять на этот процесс, а он может употреблять на куплю и продажу тем больше, чем больше неоплаченный труд его приказчиков. Даже функцию, в силу которой его деньги являются капиталом, торговый капиталист по большей части заставляет выполнять своих рабочих. Хотя неоплаченный труд этих приказчиков не создаёт прибавочной стоимости, но он создаёт для него возможность присвоения прибавочной стоимости, что по своему результату представляет для этого капитала совершенно то же самое; следовательно, этот труд является для него источником прибыли. Иначе торговое предприятие невозможно было бы вести в крупных размерах, невозможно было бы вести капиталистически. Подобно тому, как неоплаченный труд рабочего непосредственно создаёт для производительного капитала прибавочную стоимость, неоплаченный труд торговых наёмных рабочих создаёт для торгового капитала участие в этой прибавочной стоимости" - ПСС, т. 25.1, с. 332).

А там, где капиталистическое производство - там та же эксплуатация и то же избавление капиталистов от изначально более высоких расходов на покупку квалифицированной рабочей силы:

" Торговый рабочий непосредственно не производит прибавочной стоимости. Но цена его труда определяется стоимостью его рабочей силы, следовательно издержками её производства, тогда как проявление этой рабочей силы в действии, её напряжение, расходование и износ, как и у всякого другого наёмного рабочего, отнюдь не ограничиваются её стоимостью. Поэтому его заработная плата никак не пропорциональна массе прибыли, которую он помогает реализовать капиталисту. То, чего он сто́ит капиталисту, и то, что́ он ему приносит, — это различные величины. Он приносит ему прибыль не потому, что непосредственно создаёт прибавочную стоимость, а потому, что помогает уменьшать издержки реализации прибавочной стоимости, поскольку он выполняет отчасти неоплаченный труд. Собственно торговый рабочий принадлежит к лучше оплачиваемому классу наёмных рабочих, к тем, труд которых есть квалифицированный труд, стоящий выше среднего труда. Между тем с прогрессом капиталистического способа производства заработная плата имеет тенденцию понижаться даже по сравнению с заработной платой среднего труда. Отчасти это происходит вследствие разделения труда внутри конторы, прикотором необходимым является лишь одностороннее развитие способности к труду и издержки производства такого развития отчасти ничего не сто́ят капиталисту: искусство рабочего развивается самой функцией, и притом тем быстрее, чем одностороннее она становится с разделением труда. Во-вторых, вследствие того, что начальное образование, знание торговли и языков и т. д. с прогрессом науки и народного образования приобретаются всё быстрее и легче, становятся всё более общераспространёнными, воспроизводятся тем дешевле, чем больше капиталистический способ производства направляет методы обучения и т. д. на практические цели. Распространение народного обучения позволяет вербовать этого рода рабочих из таких классов, которым раньше был закрыт доступ к этим профессиям, которые привыкли к сравнительно худшему образу жизни. К тому же оно увеличивает наплыв и вместе с тем конкуренцию. Поэтому, за некоторыми исключениями, с прогрессом капиталистического способа производства рабочая сила этих людей обесценивается; их заработная плата понижается, тогда как их способность к труду увеличивается. Капиталист увеличивает число таких рабочих в тех случаях, когда необходимо реализовать больше стоимости и прибыли. Увеличение такого труда постоянно является следствием, но отнюдь не причиной увеличения прибавочной стоимости" (там же, с. 329, 330)

Говоря проще — и в этой сфере капиталисты заинтересованы в том, чтобы вести дело с наименьшим количеством как можно хуже оплачиваемых работников.


Таким образом - работники этой сферы также эксплуатируются капиталистами, хотя не производят стоимость, и также нуждаются в том, чтобы бороться за увеличение заработной платы, как и работники других сфер, тем более, что наличие безработных и низкооплачиваемых работников в одной сфере давит на рынок труда в сторону удешевления рабочей силы и в других, если только между одной и другой в принципе возможен переход (а смена профессий в силу изложенного выше - отнюдь не редкость).

Даже если наемные работники в этой сфере имеют лучшее положение, чем производительные работники, они должны быть готовы к тому, что это - явление временное.



Маркс в данном случае говорил еще только о распространении образования - но в XX и тем более нашем веке служащих стала вытеснять и автоматизация - компьютер изобрели не зря.

Источник:
Маркс, Энгельс, ПСС, т.25.1 (Капитал, т.3.1), гл. 17
НКД

Красная азбука-15: от кризиса к войне

(о кризисах капиталистического производства в целом)

Одной из характерных черт кризисов эпохи ГМК является сокращение внешней торговли, более сильное, чем падение ВВП – так в стоимостном исчислении мировая торговля за 1929-1933 упала в три раза (часть этого падения обуславливалось падением цен, однако и в натуральном исчислении торговля упала). Растут в кризис и противоречия между группировками буржуазии в каждой стране (импортеры против экспортеров, кредиторы против промышленной буржуазии и так далее), что ведет к политическим кризисам, а то и установлению диктаторских режимов в силу невозможности «нормального» решения противоречий между слоями буржуазии.

Буржуазия каждой страны пыталась сохранить за собой хотя бы свой внутренний рынок – отгородившись пошлинами от внешнего мира сама и огородив свои колонии (во время Великой депрессии, как известно, колониальная система еще процветала – впрочем, при отсутствии классических колоний при вероятном кризисе в наши дня многие страны также достаточно политически и экономически зависимы, чтобы не иметь возможность проводить самостоятельную политику в этой сфере).



Падение внешней торговли характерно и для позднейших кризисов

А где замыкание в себе каждого внутреннего рынка – там, естественно, и стремление к завоеванию внешних рынков силовым способом. Одновременно военные заказы дают и желанный рынок для части буржуазии – неудивительно, что в Германии резкий рост военных расходов наблюдался уже в 1932 г. и частично обусловил начало роста промышленного производства (считая промышленное производство 1928 года за 100 – 58,5 в июле 1932 и 72 в сентябре 1933 г.). Занявшая Манчжурию в 1931 г. и готовившаяся к большой войне Япония и вовсе избежала падения промышленного производства в сравнении с 1928 г. (хотя в 1930-1932 гг. производство было ниже, чем в 1929 г.) – при этом резко упали реальные доходы рабочего класса (упали даже номинальные зарплаты, хотя йена обесценилась) и крестьянства (падение цен на сельскохозяйственную продукцию).

Так, сохранился даже в период Великой депрессии рост производства в отраслях, связанных с вооружением (Варга приводил в пример рост мирового производства искусственного шелка с 1929 по 1933 более, чем в полтора раза).

С другой же стороны – когда огромная часть производства уже перенаправлена на производство вооружения, пузырь образуется уже том, к тому же производство ведется в долг – и развязывание войны для того, чтобы избежать нового витка кризиса, становится для «вышедших» из кризиса таким путем стран неизбежно.

Источники:
(1) Варга Е.С. Избранные произведения. 1927-1961. Экономические кризисы. - М.: Издательство «Наука», 1974. - Академия наук СССР. Институт мировой экономики и международных отношений: http://publ.lib.ru/ARCHIVES/V/VARGA_Evgeniy_Samuilovich/Varga_E.S._Izbrannye_proizvedeniya._T.2.(1974).[djv-fax].zip
(2) Никита Мендкович. Нацизм как система преступлений: http://militera.lib.ru/research/pyhalov_dukov/08.html
(3) Импорт товаров и услуг США, 1970-2016: http://be5.biz/makroekonomika/import/us.html