July 15th, 2019

НКД

Субботний/воскресный ликбез-153: программа политических сил 1917-22, ч.23: Латвия, националисты

[Предыдущие части]Программа политических сил 1917-22, ч.1: Временное правительство-1
Программа политических сил 1917-22, ч.2: апрель (Ленин и коалиция)
Программа политических сил 1917-22, ч.3: июльский кризис
Программа политических сил 1917-22, ч.4: корниловщина
Программа политических сил 1917-22, ч.5: от корниловщины к Октябрю
Программа политических сил 1917-22, ч.6: Октябрьская революция
Программа политических сил 1917-22, ч.7: Центральная рада
Программа политических сил 1917-22, ч.8: вокруг Брестского мира
Программа политических сил 1917-22, ч.9: режимы Скоропадского и Краснова
Программа политических сил 1917-22, ч.10: белое подполье 1918 г.
Программа политических сил 1917-22, ч.11: КОМУЧ и ВСП
Программа политических сил 1917-22, ч.12: левые эсеры, июль 1918 г.
Программа политических сил 1917-22, ч.13: диктатура Колчака
Программа политических сил 1917-22, ч.14: Деникин и ВСЮР
Программа политических сил 1917-22, ч.15: атаман Григорьев
Программа политических сил 1917-22, ч.16: Махно и махновцы
Программа политических сил 1917-22, ч.17: Политцентр
Программа политических сил 1917-22, ч.18: ДВР
Программа политических сил 1917-22, ч.19: Врангель
Программа политических сил 1917-22, ч.20: литовские националисты
Программа политических сил 1917-22, ч.21: Латвия, красные
Программа политических сил 1917-22, ч.22: Латвия, немецкие бароны


Серия постов о Латвии завершается той силой, которой и оказалась в итоге победительницей, несмотря на низкую популярность вначале и самое беспринципное лавирование – латышских буржуазно-националистических партиях и фактически вставших на их сторону социал-демократах.

Основной опорой латышских буржуазных сил было кулачество – в городах состав буржуазии был куда более многонациональным (помимо латышей - немцы, русские и евреи), а своего дворянства (в т.ч. и обуржуазившегося) у латышей не было. Типичной для них можно назвать биографию лидера сильнейшей из буржуазных партий Латышского крестьянского союза Карлиса Улманиса – выходец из среды богатых крестьян, он во времена Российской империи трижды уезжал в эмиграцию (в Германию и Швейцарию – для учебы. в США – после ссылки возвращения из политической ссылки), приобрел в ферму в США, а затем вернулся в Российскую империю, где к 1913 году такие личности уже не воспринимались как враждебные строю, в отличие от 1905 г. Неудивительно, что позиция ЛКС была близка к кадетам, а защита частной собственности была прямо прописана в заявлениях партии.


Карлис Улманис


Еще более консервативный позиции занимал будущий глава марионеточного прогерманского правительства в 1919 г. пастор Андрис Ниедра, открыто выступавший против революционеров на стороне немецких землевладельцев уже в 1905 г.

По иронии судьбы в первый раз латышской буржуазии удалось прийти к власти благодаря Временному правительству в России – так, губернским комиссаром Лифляндской губернии был назначен бывший городской голова Риги Андрей Красткалн (вскоре смещенный под давлением большевиков). На выборах в Учредительное собрание в неоккупированной части Латвии ЛКС потерпел сокрушительное поражение от большевиков, и проявить себя буржуазные политики смогли только в условиях вакуума власти в ноябре 1918 г. (получив поддержку от представителя Германии в регионе. правого социал-демократа Виннига). 17 ноября 1918 г. был создан Народный совет Латвии из представителей буржуазных партий и социал-демократов.

Только тогда националисты решили провозгласить независимость – при Временном правительстве они отнюдь не провозглашали ее своей целью.

То, что классовое для кричащей об интересах нации буржуазии на самом деле превыше национального, события показали очень скоро – в декабре 1918 г., незадолго до потери Риги, вставший во главе буржуазного правительства Улманис заключил договор с Виннигом, предусматривавший предоставление немецким добровольцам «Железной дивизии» не только латвийского гражданства, но и наделов в Латвии – таким образом, Латвия встала перед сомнительной перспективой получить рядом с немецким баронами еще и немецких кулаков, полностью ориентированных на Германию.

Не сбылась эта перспектива лишь из-за слабости побежденной Германии и несоответствующих аппетитов – в апреле 1919 г., когда немецкие силы (ландесвер из местных немцев и Железная дивизия из бывших солдат германской армии) абсолютно преобладали среди войск, формально подчиненных буржуазному латвийскому правительству, немцы свергли Улманиса, заменив его на Ниедру, и именно правительство Ниедры въехало в Ригу на немецких штыках в мае 1919 г.

Для двух «национальных» проектов, когда красные еще продолжали сопротивление в Латгалии, места оказалось мало, и после поражения от эстонской буржуазной армии (в которую входили и латвийские формирования) ландесвер пошел на перемирие, был подчинен британскому офицеру Харольду Александеру, а Улманис с парохода «Саратов», защищаемого Антантой на лиепайском рейде. вернулся в Ригу. Совместная попытка реванша немцев и русских белогвардейцев Бермондт-Авалова осенью 1919 г. также была безуспешной, а после взятия Двинска в январе 1920 г. польскими войсками он был передан латвийским буржуазным силам.

30 января Латвия и РСФСР заключили перемирие, 11 августа 1920 г. между ними был заключен мирный договор, а в 1921 г. Латвия была признана Антантой и Лигой наций.

В апреле 1920 г. было избрано Учредительное собрание Латвии (большевики к выборам, разумеется, допущены не были), его председателем стал бывший кадет Чаксте, ранее председательствовавший в Народном совете. В 1922 г. была принята конституция Латвийской Республики.


Янис Чаксте

Новая республика сохранила от 50 до 100 гектар за помещичьими хозяйствами при аграрной реформе; в первую очередь землю получали военнослужащие и чиновники. При 40 тысячах крупных (крупнее 30 га) хозяйств в Латвии работало свыше 200 тысяч сельскохозяйственных рабочих.

Не была восстановлена крупная промышленность, бывшая одной из главных опор социал-демократов до войны и пострадавшая в результате эвакуации и оккупации – в 1913 г. в Латвии работало 108 тыс. рабочих на 703 предприятиях, а в 1923 г. – только 40 тысяч промышленных рабочих на двух тысячах предприятий, при этом наиболее крупные предприятия принадлежали иностранному капиталу.

Социал-демократы, став одной из крупнейших партий Учредительного собрания (57 мест из 100), при этом формально боролись за конфискацию баронских имений и раздел земли, но их проекты были отвернуты, после чего они замолкли.

(1) Канале В., Степерманис М. История Латвийской ССР. — Рига: Звайгзне, 1974. — 320 с. URL: https://www.twirpx.com/file/1978719/ или http://booksdescr.org/item/index.php?md5=8EA45BE4B20B7EE5BE803078E9659831
(2) Блейере Д., Бутулис И., Зунда А., Странга А., Фелдманис И. История Латвии: XX век. — Перевод на русский язык: Жанна Эзит. — Монография. — Рига: J. L. V., 2005. — 475 с. URL: https://www.twirpx.com/file/1242230/ или http://booksdescr.org/item/index.php?md5=98E5AC757DEF1A5678C61439FDF1FA98
(3) Гайворонский К. Как немцы сражались против латышей за свободную Латвию: парадоксы Освободительной войны // Press.lv, 29 мая 2017 г.: http://www.press.lv/post/kak-nemtsy-srazhalis-protiv-latyshej-za-svobodnuyu-latviyu-paradoksy-osvoboditelnoj-vojny/
(4) Спирин Л.М. Россия, 1917 год: из истории борьбы политических партий. – М.: Мысль, 1987. – с. 136-138: https://scepsis.net/library/id_3082.html
(5) Стучка П.И. К характеристике латышских с.-д.-меньшевиков: доклад Секретариата Латвийской Секции Коммунистического Интернационала. - М.: Тип. Коммунистического Интернационала, 1920. — 32 с.: https://www.twirpx.com/file/2271353/