May 14th, 2019

НКД

Красная азбука-7: государство и власть

Описывая феномен государства - родившийся вместе с классовым обществом - классики марксизма исходили из того что классовые противоречия с необходимостью приводили к образованию силы, стоящей над обществом и не совпадающей с общественным устройством в целом:

"Обладая публичной властью и правом взыскания налогов, чиновники становятся, как органы общества, над обществом. Свободного, добровольного уважения, с которым относились к органам родового общества, им уже недостаточно, даже если бы они могли завоевать его; носители отчуждающейся от общества власти, они должны добывать уважение к себе путём исключительных законов, в силу которых они приобретают особую святость и неприкосновенность. Самый жалкий полицейский служитель цивилизованного государства имеет больше «авторитета», чем все органы родового общества, вместе взятые; но самый могущественный монарх и крупнейший государственный деятель или полководец эпохи цивилизации мог бы позавидовать тому не из-под палки приобретённому и бесспорному уважению, которое оказывают самому незначительному родовому старейшине. Последний стоит внутри общества, тогда как первые вынуждены пытаться представлять собой нечто вне его и над ним" ((Маркс, Энгельс, Сочинения, т.21, с.171).

А поскольку двигателем общества является классовая борьба - как правило, государство является органом экономически господствующего органа в каждой формации, соответственно в капиталистическом - буржуазия; вместе с тем в той же работе Энгельс признает и возможность существования в переходные эпохи равновесия, придающего государственной власти кажущуюся самостоятельность.

Не преодолеваемым господство буржуазии коммунисты считают и в демократической республике при сохранении капиталистической экономики.



Характеризуя теоретические уступки в целом более революционных эйзенахцев лассальянцам при объединении германской социал-демократии, Маркс критикует требование "свободного народного государства" как плохой (еще и вызванный цензурой) эвфемизм для буржуазно-демократической республики, противопоставляя следующее:

"Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата" (Маркс, Энгельс, Сочинения, т.19, с.27).

Одобряя шаги Парижской коммуны, Маркс характеризовал их так:

"Коммуна образовалась из выбранных всеобщим избирательным правом по различным округам Парижа городских гласных. Они были ответственны и в любое время сменяемы. Большинство их состояло, само собой разумеется, из рабочих или признанных представителей рабочего класса. Коммуна должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы. Полиция, до сих пор бывшая орудием центрального правительства, была немедленно лишена всех своих политических функций и превращена в ответственный орган Коммуны, сменяемый в любое время. То же самое — чиновники всех остальных отраслей управления" (Маркс, Энгельс, Сочинения, т.17, с. 342).

Вместе с тем, говоря о пролетарском государстве - уже Энгельс противостоял анархистским прожектам его "упразднения", описывая его дальнейшее отмирание именно как следствие слияния с обществом как целым при ликвидации классов:

"С того времени, когда не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении, с того времени, когда исчезнут вместе с классовым господством, вместе с борьбой за отдельное существование, порождаемой теперешней анархией в производстве, те столкновения и эксцессы, которые проистекают из этой борьбы, — с этого времени нечего будет подавлять, не будет и надобности в особой силе для подавления, в государстве. Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества — взятие во владение средств производства от имени общества, — является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами. Государство не «отменяется», оно отмирает. На основании этого следует оценивать фразу про «свободное народное государство», фразу, имевшую до известной поры право на существование в качестве агитационного средства, но в конечном счёте научно несостоятельную. На основании этого следует оценивать также требование так называемых анархистов, чтобы государство было отменено с сегодня на завтра" (Маркс, Энгельс, Сочинения, т.19, с. 224-225).

Против анархистов также была работа Энгельса "Об авторитете", где он говорит о том, что административная власть неизбежно порождается устройством крупной промышленности и объектов инфраструктуры (приводя в пример железную дорогу и гражданский флот); таким образом, отмирание государства согласно классикам не означает полной ликвидации властных отношений.
Идеи Маркса и Энгельса напомнил и развил также Ленин в знаменитой работе "Государство и революция", в которой он показал и готовые в действительности России 1917 года орган такой власти - Советы.

Источники:
(1) К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т.17, с. 317-370 ("Гражданская война во Франции")
(2) К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т.19, с. 210-230 ("Развитие социализма от утопии к науке", гл. III)
(3) К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т.18, с. 302-305 ("Об авторитете")
(4) К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т.19, с. 26-32 ("Критика Готской программы", гл. IV)
(5) К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т.21, с. 156-178 9"Происхождение семьи, частной собственности и государства, гл. IX)
(6) В.И.Ленин, ПСС, т. 33, с. 3-120 ("Государство и революция")
НКД

14 мая 1919 г.



14 мая 1919 г. Ленин направил члену РВС Южного фронта Сокольникову телеграмму с требованием принять меры к скорейшей ликвидации Вёшенского восстания и недопущению соединения повстанцев с войсками Деникина.