February 11th, 2019

НКД

Субботний/воскресный ликбез-140: программа политических сил 1917-22, ч.11: КОМУЧ и ВСП

Начало:

Программа политических сил 1917-22, ч.1: Временное правительство-1
Программа политических сил 1917-22, ч.2: апрель (Ленин и коалиция)
Программа политических сил 1917-22, ч.3: июльский кризис
Программа политических сил 1917-22, ч.4: корниловщина
Программа политических сил 1917-22, ч.5: от корниловщины к Октябрю
Программа политических сил 1917-22, ч.6: Октябрьская революция
Программа политических сил 1917-22, ч.7: Центральная рада
Программа политических сил 1917-22, ч.8: вокруг Брестского мира
Программа политических сил 1917-22, ч.9: режимы Скоропадского и Краснова
Программа политических сил 1917-22, ч.10: белое подполье 1918 г.

Логичным продолжением политики Врееменного правительства и деклараций правоэсеровского большинства Учредительного собрания стала политика КОМУЧа – Комитета членов Учредительного собрания, взявшего власть в Поволжье (при претензиях на общероссийскую власть, не поддерживавшуюся другими антибольшевистскими правительствами) в июне 1918 г.

Основу гражданских органов власти КОМУЧ составили эсеры; трудовое ведомство возглавил меньшевик Майский (при том, что руководство меньшевистской партии, в которой доминировало крыло Мартова, его действия не поддержало). Двойственность политики КОМУЧа проявилась в сохранении национализации земли (в соответствии с постановлением Учредительного собрания, фактически повторившего советский декрет) при осуществлении денационализации банков. Промышленные предприятия, национализированные Советской властью, также денационализировались (до возвращения старым владельцам управлялись местными органами власти). Сохранялся 8-часовой рабочий день. Отменялись твердые цены на хлеб, что было выгодно верхушке крестьянства, но не городскому населению.

На местах как органы власти были восстановлены городские думы и земские управы, при этом большевики и даже выступившие против них в июле левые эсеры были запрещены и к выборам не допущены.


Председатель КОМУЧ Вольский с соратниками


В отличие от большинства белых правительств, КОМУЧ заявил о поддержке федеративного строя, однако «окончательное» решение об автономии возлагал на Учредительное собрание, поэтому автономия Башкирии была признана им как временная.

При такой половинчатой политике КОМУЧ репрессиями против большевиков и мобилизацией в «Народную армию» настроил против себя большинство населения и всё более опирался на офицерство, верхушка которого, в свою очередь, была настроена куда правее эсеров. Но до того, как «демократическая контрреволюция» была отброшена, произошло объединение КОМУЧа с другим антисоветским правительством – Временным сибирским правительством под председательством Вологодского в Омске. Это правительство (противопоставившее себя еще одному эсеровскому квазиправительственному органу под председательством Дербера, размещавшемуся во Владивостоке) изначально было правее КОМУЧа. В своей декларации оно (впрочем, как и КОМУЧ в «Приказе № 1») не коснулось социальных вопросов, а всероссийскую государственность предлагало «воссоздавать», таким образом не признавая роль общероссийской власти за КОМУЧем. В отличие от КОМУЧа, провозглашавшего превращение Советов в «чисто рабочие» организации без государственной власти (и, естественно, с изгнанием большевиков), правительство Вологодского просто запретило их, предложив рабочим создать взамен лишь профсоюзы.

Наконец, в отличие от сохранившего национализацию земли КОМУЧа, правительство Вологодского уже 6 июля объявило о возвращении сельскохозяйственных имений их прежним владельцам.


Петр Вологодский

Еще одной силой оказалось Оренбургское казачье войско – атаман Дутов в августе потребовал считать всю занимаемую войском территорию автономией, принадлежащей казакам по праву завоевания (!).

В конце концов компромисс между двумя правительствами был достигнут в сентябре 1918 г. на Государственном совещании в Уфе – власть передавалась Директории из 5 членов и 5 заместителей (с большой долей военных и политиков кадетского толка), КОМУЧ сохранялся при ней как совещательный орган, земля сохранялась «до Учредительного собрания» в руках фактических пользователей.

Деятельность Директории, впрочем, оказалась весьма короткой – уже чрез два месяца она была свергнута заговорщиками, приведшими к единолично власти адмирала Колчака, и «демократической контрреволюции» пришел конец.

Аналогичная судьба ждала еще два правительства сходного толка в отдаленных от Поволжья и Сибири регионах – на Севере эсеровско-энесовское Временное управление Северной области было свергнуто правыми военными еще в сентябре, а после посредничества Антанты во главу области вернулся энес Чайковский, но в новом правительстве преобладали кадеты, с января же 1919 г. область фактически возглавил генерал Миллер как генерал-губернатор.

В том же январе 1919 г. англичане разогнали и Закаспийское временное правительство эсера Фунтикова, управлявшего большей частью современной Туркмении с июля 1918 г. После сворачивания интервенции и до полного поражения белых в Закаспии им управляли военные, подчинявшиеся генералу Деникину как главкому ВСЮР.