June 18th, 2018

НКД

На каждом километре-28: интернационалисты и шовинисты в социал-демократии ПМВ, ч. 8: Испания

Начало:

Накануне
Германия
Франция
Италия
Великобритания
США
Скандинавы

Своеобразие еще одной нейтральной страны - Испании - заключалось в фактической незрелости рабочего движения, наиболее массовой формой которого, как и в романоязычных странах за полвека до того, преобладал анархизм. Так, в 1918 г. близкий к социалистам Всеобщий союз трудящихся включал лишь 100 тыс. членов, тогда как анархистская Национальная конфедерация трудящихся - 600 тыс. членов.

В свою очередь, при незавершенности буржуазно-демократических задач в рядах социалистов не нашлось политических сил, способных к твердому проведению классовой линией даже при временных альянсах с буржуазией - Испанская социалистическая рабочая партия была ориентирована на союз с левым крылом буржуазных республиканцев, с которыми она выступала даже общими списками на выборах до 1920 года. Таким образом, при более прогрессивном государственном устройстве, чем в предреволюционной России (в отличие от России, нижняя палата парламента избиралась по всеобщему для мужчин избирательному праву, и правительство было ответственно перед ней) Испания по зрелости рабочего движения отставала не только от России, но и от Италии, где наиболее правые элементы были изгнаны из социалистической партии еще в 1912 году, а революционное крыло партии было достаточно сильно, чтобы успешно противостоять реформистам внутри нее.

Поэтому, если во вступившей в войну Италии социалисты в своей массе не поддались шовинистическим настроениям, то испанские социалисты в основном последовали антантофильской позиции буржуазных республиканцев - тогда как "династические" партии (консерваторы и либералы, в свою очередь расколотые на ряд группировок) в основном выступали за строгий нейтралитет (хотя среди них были и сторонники более открытой ориентации на Антанту), а наиболее консервативные элементы, особенно в армии, сочувствовали Германии, левое крыло буржуазии ориентировалось на Францию, хотя слабая и переполненная офицерами испанская армия Антанте была не нужна и на ее вступлении в войну союзники не настаивали. 30 августа 1914 г. лидер ИСРП Пабло Иглесиас заявил об условной поддержке нейтралитета из-за уязвимости испанской армии - при сохранении проантантовской позиции.


Пабло Иглесиас Поссе

Нейтральный статус позволил испанской буржуазии нажиться на войне, тогда как трудящиеся получили главным образом дороговизну.

Летом 1917 г. социальный взрыв таки произошел - однако всеобщая забастовка своих целей не добилась, а следствием поражения стало усиление правых в армии (показавших зубы ранее в том же году созданием "хунт защиты") и тюремное заключение даже для реформистских лидеров ИСРП (таких, как Хулиан Бестейро).

Октябрьская революция, при прежнем антантофильстве испанских левых, вызвала симпатии не только среди части социалистов и анархистов, но и среди мелкобуржуазных деятелей вроде лидеров левого крыла каталонского национализма Компаньса, Айгуадера и других. 1918-1920 гг. стали годами революционного подъема, но не социалисты, ни анархисты не смогли стать силой, способной взять власть при массовом стачечном движении.

Первой последовательно ориентированной на большевиков силой стала молодежь ИСРП, в 1919 г. вышедшая из партии и в 1920 г. создавшая Испанскую коммунистическую партию; в самой ИСРП дискуссия продолжалась - в декабре 1919 г. большинство партийного съезда отклонило немедленное вступление в Коминтерн, хотя признало желательным вхождение в случае разрыва восстанавливаемого Второго интернационала с принципами революции в России.

В июне 1920 г. новый съезд ИСРП принял типичное центристское решение о присоединении к Коминтерну при сохранении самостоятельности в определении тактики и сохранения возможности не подчиняться уставу, и наконец в апреле 1921 г. большинство съезда ИСРП высказалось против вступления в Коминтерн. После этого сторонники вступления ("терсеристы") вышли из партии и создали Испанскую коммунистическую рабочую партию, которая в ноябре 1921 г. объединилась с Испанской коммунистической партией в Коммунистическую партию Испании.

Среди выходцев из ИКП в новой КПИ была впоследствии знаменитая Долорес Ибаррури, из ИКРП - первый генсек КПИ, ветеран социалистического движения и один из немногих интернационалистов в годы войны Антонио Гарсия Кехидо. Однако партия на протяжении 1920-х годов оказалась слабой, а анархисты и социалисты не смогли противостоять репрессиям (включавшим массовые убийства "при задержании и попытке в бегству" профсоюзных активистов - в качестве мести анархисты убили в 1921 г. премьера Эдуардо Дато, а также создание бандитских желтых "свободных профсоюзов" и - в Каталонии, бывшей ключевым индустриальным регионом - буржуазной милиции "соматен").


Антонио Гарсия Кехидо

В 1923 г., когда старые монархические группировки продолжали враждовать между собой на фоне противостояния рабочему движению и окраинным сепаратистам, власть в результате переворота перешла к реакционному и генералу Примо де Ривера - руководство ИСРП выбрало путь подчинения диктатуре. Испания оказалась отброшена на много лет назад, и новая революционная волна началась лишь после 1930 г.
НКД

18 июня 1918 г.


18 июня 1918 г. оставшиеся в Новороссийске после самовольного ухода части флота в оккупированный Севастополь корабли Черноморского флота во главе с одним из его линкоров "Свободная Россия" (бывший "Императрица Екатерина Великая") были затоплены во избежание захвата немцами (торпедировавший корабли флота эсминец "Керчь" затопился на следующий день в Туапсе).
НКД

Нас наебали-25: право на пенсии (категории населения и возраст)

Напоминаю, что серия постов "Нас наебали" посвящена сравнению советского прошлого (к которому многие как из числа сторонников действующей власти, так и из числа оппозиции относятся скептически) с последующим периодом по различным экономическим и социальным показателям.

1990-е называют годами реформ, 2000-е - тучными, о нынешнем периоде многие тоже говорят комплиментарно (а из тех, кто ругает - многие ностальгируют по к 1990-м). Будем же смотреть, что показывает сравнение различных сфер жизни общества (в некоторых постах также затрагивается тема сравнения СССР с дореволюционной Россией).

В этом выпуске — о праве на пенсию по старости (возраст и охват населения).

I. Россия, которую мы потеряли

В дореволюционной России права на пенсию для абсолютного большинства населения не существовало — кроме чиновников и военных, право на пенсию имели лишь учителя.

Безусловно, это было очень экономически эффективно — работай, пока можешь работать, а потом помирай с голоду, рыночек тебя порешает.

II. Клятый Совок

Клятые совки безусловно не поняли благотворности избавления от лишних едоков и начали обеспечивать население пенсиями.

По положению 1930 г., право на пенсию по старости имели рабочие горной, металлической химической, текстильной, полиграфической, стекольно-фарфоровой, табачно-махорочной промышленности, железнодорожного и водного транспорта (распространить ее на другие отрасли имел право высший орган, ответственный за их выдачу — Союзный совет социального страхования), пенсионный возраст составил знакомые нам и сегодня 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Распространение государственного пенсионного обеспечения на вме категории трудящихся завершилось в 1964 году, когда их стали получать колхозники — до того за обеспечение престарелых членов отвечали сами колхозы.

Пенсионная система, действовавшая в СССР с 1956 г., была солидарной и не предусматривала отчислений предприятий или самих работающих.

III. Триумфальное возвращение рынка и эра Стабильности

С самого начала рыночные реформаторы поставили целью пенсионную реформу, при которой, вместо выплаты пенсий из текущих государственных доходов, работающие отдавали бы часть средств Успешному Собственнику, который бы крутил бы их в течение десятилетий.

Главным образцом для многих теоретиков стала чилийская система с преобладанием частных пенсионных фондов (столь замечательная, что формировавшая ее военная хунта военных из нее как раз и исключила).

Впрочем, в 1990-е резких движений делать еще не стали, зато рыночные реформаторы явлчным порядком организовали столь справедливую меру, как принудительное беспроцентное кредитование государства у пенсионеров — а попросту задержки пенсий — в условиях гиперинфляции.

Затем последовала реформа, к 2015 году разделившая пенсии на государственную, страховую и накопительную — и теперь правительство России внесло законопроект о повышении пенсионного возраста до 65 лет для мужчин и 63 лет для женщин — вслед за почти всеми странами б. СССР («отставший» Узбекистан собирается повысить его до 63/58, в остальных он уже повышался — более всего в Латвии, где он 65 для обоих полов).



И всё это — не в экономике, где не хватало бы рабочих рук (как в СССР), а при значительной безработице, которая более всего как раз у молодежи.

Молодежь должна сидеть без работы, а старики работать на ее местах — чтобы государство могло сэкономить.

Чтобы прожить спокойно старость — рожайте побольше, чтобы вас обеспечивали дети...упс, это вам будет сделать сложнее, ибо те, кто должны стать дедушками и бабушками, выйдут на пенсию позже.

Товарищи, кажется, нас наебали.