May 13th, 2018

НКД

13 мая 1918 г.



А.Д.Цюрупа, нарком продовольствия РСФСР в 1918-21 гг.


13 мая 1918 г. ВЦИК принял декрет "О предоставлении Народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей продовольствие и спекулирующей им", подтверждавший государственную хлебную монополию и вводивший безвозмездную конфискацию зерна, а также тюремное заключение на 10 лет и полную конфискацию имущества для укрывателей зерна.


В тот же день НКИД РСФСР направил МИД Германии ноту в которой соглашался на возвращение Черноморского флота в Севастополь только в случае прекращения его оккупации, а также заключения мирных договоров РСФСР с Турцией, Украиной и Финляндией.


Оренбургский губисполком 13 мая принял решение о формирование отрядов Красной армии из трудового казачества.

Collapse )
НКД

Субботний/воскресный ликбез-123: интервенты в Советской России, ч.9: Финляндия

Предыдущие части:
О германской интервенции от Эстонии до Крыма
Турция, Германия и Британия в Закавказье
Антанта на Севере
Франция в Причерноморье
Британия в Туркестане
Прибалтика после ноября 1918 г.
Чехословаки
Япония

Помимо крупных стран, не отстала от лидеров интервенции и Финляндия, в течение нескольких лет пытавшаяся захватить Карелию (карелы и вепсы проживали в западных уездах Олонецкой губернии - Повенецком, Олонецком, Петрозаводском и Лодейнопольском, а также в Кемском уезде Архангельской губернии), Кольский полуостров (коренным населением которого были саамы, массовое переселение русского населения произошло при строительстве железной дороги и основании портового Мурманска, административно - Александровский уезд Архангельской губернии) и часть Петроградской губернии на Карельском перешейке.


Олонецкая губерния


Архангельская губерния (Александровский уезд - розовый на северо-западе, Кемский - желтый на западе губернии)

Несмотря на то, что Советское правительство уже в конце 1917 г. признало независимость Финляндии во главе с буржуазным правительством (образование которого, в свою очередь, стало возможным только благодаря вмешательству Временного правительства России, летом 1917 г. распустившего сейм с большинством у социал-демократов и назначившего досрочные выборы), а после начала гражданской войны в Финляндии оказало красным весьма ограниченную помощь, уже в 1918 г. белофинны потребовали в качестве "возмещения убытков от участия России в войне") Восточную Карелию (т.е. территорию современной Карелии в составе России, в отличие от Западной Карелии, региона в составе Финляндии) и Кольский полуостров.

15 мая 1918 г., после победы белофиннов в гражданской войне в своей стране, их правительство объявило войну РСФСР. Однако в этом году их планам не суждено было сбыться - тогда как финское правительство ориентировалось на Германию, интервенция которой сыграла немалую роль в победе белых, на Кольский полуостров высадились и войска Антанты, с которыми до лета 1918 г. сотрудничали местные органы Советской власти, а до 1919 г. - отступившие на российскую территорию красные финны (впоследствии ориентированная на Антанту часть СДПФ сохранит название партии, быстро вернувшей легальность, тогда как более радикальная часть социал-демократов создаст Коммунистическую партию Финляндии).

Это привело к тому, что во избежание сближения РСФСР с Антантой Германия одернула своих финских союзников, прекративших наступление и начавших мирные переговоры с РСФСР, хотя к подписанию договора они так и не привели. Сама же Германия в августе 1918 г. гарантировала ненападение Финляндии на РСФСР в случае удаление войск Антанты с Севера России - согласия самой Финляндии немецкие дипломаты не спросили.

После поражения Германии и замены прогерманского Свинхувуда на посту фактического главы государства (регента Королевства Финляндия - республикой она была провозглашена позже)на проантантовского Маннергейма руки у белофиннов оказались развязаны.

Еще до перемирия между Антантой и Германией, пользуясь безнадежным положением Германии, белофинны в октябре 1918 г. захватили Ребольскую волость Повенецкого уезда Олонецкой губернии, в январе 1919 г. - Поросозерскую волость того же уезда, а в ходе наступления в апреле 1919 г. захватили Олонец и пытались захватить губернский центр Петрозаводск.

Однако в июле 1919 г. белофинские войска были выбиты с юга Карелии в ходе Видлицкой операции и оставались лишь севернее, на захваченных в самом начале интервенции территориях - Ребольской и Поросозерской волостях. В апреле-мае 1920 г. произошла также быстро подавленная попытка профински настроенных кулаков создать "Северокарельское государство" с центром в селе Ухта, ныне пгт Калевала. Кроме того, после кулацкого мятежа и финской интервенции в населенном финнами селе Кирьясало на севере Петроградского уезда, у границы с Финляндией, в 1919-1920 г. существовала так называемая Республика Северная Ингрия.

В октябре 1920 г. между РСФСР и Финляндией был заключен мирный договор - от захваченных территорий Финляндия отказалась в обмен на Печенгский район на западе Кольского полуострова (таким образом, приобретя выход к Северному Ледовитому океану). Выход финских войск из двух захваченных волостей состоялся в марте 1921 г.


Печенгский район, перешедший по Тартускому мирному договору к Финляндии, выделен красным, Ребольская и Поросозерская волости - зеленым

Однако это оказался еще не конец - финские "добровольцы" при фактической поддержке своего правительства, но без его официального участия организовали в октябре 1921 г. новую авантюру, вновь вторгнувшись в Карелию при поддержке местных кулаков. Несмотря на первоначальные успехи (захват тех же Ребол, Ухты и т.д.), к февралю 1922 г.силы белогвардейцев были разгромлены (в их разгроме принимал участие и красный финский отряд Тойво Антикайнена). Лишь 21 марта 1918 г. Финляндия и РСФСР вновь подписали договор, гарантировавший неприкосновенность границы.
НКД

Наш ответ Керзону-33: "Карта истории" о семье Окороковых

https://v2.kartaistorii.ru/okorokovy

Историческая игра от создателей «Проекта 1917» - решили затронуть раскулачивание

Маша Окорокова родилась в СССР в сибирском селе Ильинка в 1927 году. Когда ей исполнилось 4 года, в стране началась коллективизация. Отца Маши объявили кулаком и арестовали, а девочку вместе с матерью и сестрой выслали под Нарым. Теперь семья Окороковых должна решить, что делать дальше: приспосабливаться к новым условиям или сопротивляться?


Безусловно, при коллективизации было немало случаев, когда кулаками объявляли людей, таковыми не являвшихся. Однако создатели игры не сообщают нам, какие средства производства семья имела в собственности и использовала ли она наемный труд. Умолчание об обстоятельствах тем более странное, что арест глав семей постиг отнюдь не всех раскулаченных, а только «первую категорию» – «контрреволюционный актив, (…) организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций».

Судя по написанному здесь и здесь (иных сведений об этой семье в сети нет), ее отец всё же был не арестован, а выслан под конвоем, только раздельно от семьи («В справке, которую выслало мне управление внутренних дел Кемеровской области, пишут, что мы вместе, всей семьей раскулачены и высланы в Чаинский район, что раскулачены – это правда, но вот высылка была раздельной и попали мы – две сестры с мамой сначала намного северней Чаинского района, в Нарым» в воспоминаниях, в постановлении Политбюро от 30 января 1930 г. соответственно «вторую категорию должны составить остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдаленные местности Союза ССР и в пределах данного края в отдаленные районы края»).



Т.е. надо помнить, что нам рассказывают историю меньшинства раскулаченных, большинство отделалось более мягкими наказаниями тогда, хотя имели бОльшие шансы стать жертвами репрессий в 1937-38 гг. – как это произошло с дедом создательницы воспоминаний, раскулаченным по третьей категории («подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках»), но расстрелянном в 1937 г. (после неоднократных отказов вступить в колхоз – формально это поводом для наказания не было но, очевидно, привлекло внимание карательных органов, во время ежовщины перешедших на конвейерный поиск врагов советской власти).

Вам предстоит пережить коллективизацию вместе с крестьянской семьей. На каждом этапе вы окажетесь перед выбором, который приходилось делать им. Это будет непростая борьба за право жить, работать и просто быть вместе.

В зависимости от решений будут меняться ваши показатели: общественное одобрение и душевное равновесие.

В конце пути вы узнаете, чья судьба в 1930-е сложилась удачнее — ваша или героев 2-го сезона нашей исторической игры.


Написанное читается как «пережить коллективизацию вместе с типичной крестьянской семьей» или, по меньшей мере, «…с типичной раскулаченной семьей» - во избежание ложной генерализации следовало бы привести число раскулаченных хозяйств. По данным ОГПУ, приводимым известным исследователем репрессий Земсковым, всего на спецпоселение (куда направлялись раскулаченные по второй категории семьи целиком и по первой – без глав семей) в 1930-31 гг. было направлено 381 тыс. семей (1,8 млн. человек), тогда как всего раскулачено было, по данным того же Земскова, около 4 млн. человек; убыль в ссылке он оценивает в 0,5 млн., но сюда входят как умершие, так и бежавшие.

Цифру в 4 млн. раскулаченных (без указания на то, что бОльшая их часть была оставлена в местах прежнего проживания) приводят и создатели игры рядом со следующей информацией:

В мае 1931 года жизнь семьи Окороковых меняется навсегда. За один день зажиточные крестьяне из Кемеровского села Ильинка лишаются не только своего дома, но и друг друга. Это называется «раскулачивание». Главу семейства Алексея забирают неизвестно куда, а его жену Евдокию высылают на Север. У нее на руках двое детей: девятилетняя Настя и четырехлетняя Маша. Всех троих сплавляют по Оби за 800 км от родного села и высаживают на болотах Нарыма. Новый дом — наспех вырытая в земле нора. Снабжение ссыльных не налажено, и многие люди вокруг умирают от голода.


Главным недостатком, как и раньше, является отсутствие указаний о том, насколько зажиточны были Окороковы – означает ли это слово середняков, раскулаченных несправедливо, или же семью, эксплуатировавшую чужой труд?

Пока не наступила зима, нужно найти пропитание. Но сделать это на болотах практически невозможно. Случайно Евдокия встречает в лесу умирающую лошадь. Мясо животного может спасти семью. Но чтобы его сохранить, нужна соль, которой у спецпоселенцев нет. Евдокия решает обратиться к живущим в лесу старообрядцам. Хозяин дома готов пустить ее на порог, если она возьмется поухаживать за его женой, умирающей от черной оспы.



(выбранный мной ответ «да» дает -10 к душевному спокойствию и +10 к общественном одобрению, так же поступила и мать Окороковой)

Оторванный от семьи Алексей Окороков сослан за Каргосок, в район реки Галка, за 900 километров от дома. Жена с детьми находится недалеко — Нарым чуть южнее, на другой стороне Оби, но об их судьбе ему ничего не известно. Арестованных кулаков ведут под конвоем несколько дней в полной глуши. Кормят только водой и сухарями. Воспользовавшись малочисленностью охраны, Алексей ночью бежит. Но у него нет документов, денег, а обувь разбита.


В приведенной ниже информации также говорится о статистике по спецпоселенцам Нарымского края с 1 июня 1931 по 1 июня 1932 г. – при действительно весьма высокой смертности в 11,7 % бежало больше – 12,6 %, возвращено на родину 5 % и родилось 1,6 %.

В качестве вариантов предлагается подкуп охранника, чтобы добраться домой по реке, или бегство пешком. Выбранный вариант бегства пешком дает +10 к душевному равновесию; так же поступил и Окороков.


Добравшись до Ильинки, Алексей узнает, что жена с детьми под Нарымом. Придется возвращаться назад, но пока надо перевести дух. От ОГПУ Алексей укрывается на чердаке в доме у своей сестры Фроси и ее мужа Баталова. Фрося или опасается наказания за помощь ссыльному, или одобряет политику советской власти. Она идет в сельсовет донести на брата.


Варианты ответа «прятаться» или «надеяться, что Фрося одумается», результат «надеяться, что одумается» дает +10 к душевному равновесию; так оказалось и в реальности, и «Алексей надеется на случай. На помощь ему неожиданно приходит Баталов. Он догоняет Фросю и избивает ее до полусмерти».

По вспоминаниям «несмотря на то, что брат устроил ее судьбу, сосватав ее за Баталова, Фрося идет в сельсовет заявлять, что у нее на чердаке прячется ссыльный родной брат; но ее муж, Баталов, догоняет ее по дороге в сельсовет, и избил до полусмерти. Двое суток она лежала в канаве без движения, потом ее перенесли в дом. Но заявить на брата Баталов ей не дал» - накал борьбы даже внутри одной семьи можете оценить сами и представить, что было бы в случае победы зажиточной части деревни над коммунистами – тоже (примеры Финляндии и Испании в помощь).

Друзья помогают Алексею достать фальшивые документы, лошадь, продукты и одежду. Он отправляется за семьей в Нарым. Пробираясь по тайге и болотам, Алексей идет почти без отдыха. Короткие привалы и чуткий сон, в котором он видит одно и то же: что вот-вот потеряет зуб. Он волнуется, что семья без него не справится.

Алексей спешит, погоняя животное, у которого уже сбиты все ноги. Лошадь не выдерживает тягот пути и умирает. Алексей нагружает на себя все, что у него было, и идет дальше. Он добирается до Нарыма пешком и выясняет, что дочь Маша сильно простудилась. Она при смерти, и ей уже сколотили гроб.


Варианты действий – добиться того, чтобы ее положили в больницу или лечить народными методами, первый из них дает +10 к общественном одобрению, однако в действительности вылечить ее родителям удалось народными средствами.

Семья Окороковых решает, что лучше попасть в тюрьму, чем остаться в поселении под Нарымом. Алексей организовывает коллективный побег. Ночью отряд из 22 крестьян уходит в лес. Десять дней они бродят по местным болотам, потеряв путь и еду, пока не натыкаются на военных. Начинается перестрелка. Беглецов ловят и отправляют под арест. Их держат в частных банях около села Колпашево.

Чтобы спасти мужа, Евдокия уговаривает хозяина бани напоить охранников самогоном. Когда охранники засыпают, Окороковы снова бегут. Они идут в сторону Томска ночами, через заросли, обходя стороной дороги. В пути Окороковы встречают дом кержаков-староверов. Остановившись передохнуть, семья получает ультиматум от хозяина. Из-за оспы он потерял всех своих детей и требует, чтобы Окороковы оставили ему одну из дочерей в обмен на хлеб и лодку. Или он донесет на них в комендатуру.


Выбор «соглашаться/отказаться», мой ответ «отказаться» дает -10 к душевному равновесию, в реальности отец согласился, но через несколько лет выкрал дочь.

Лодка и хлеб позволяют двигаться дальше. Но чем ближе Томск, тем больше по пути попадается поселений и лишних глаз. Окороковых снова ловят и сажают в амбар с уголовниками. После допроса семью переводят в тюрьму в 10 км от Томска.

Окороковы живут в бараках за забором с проволокой и охраной. Алексея отправляют на сельхозработы — он возит овощи на подводе в Томск.


Выбор «обустраиваться/бежать», мой ответ (первый) дает +10 к общественному одобрению, в действительности же Окороковы бежали.

Окороковы прячутся несколько дней у знакомых в Томске. Чтобы вернуться домой, им нужно купить билеты на поезд. Они приезжают на вокзал, но в очереди за билетами проверяют документы. Алексей слишком сильно нервничает, поэтому в очереди остается одна Евдокия. Они договариваются, что, если ее арестуют, он должен взять детей и скрыться.


Варианты ответа «не привлекать к себе внимания» или «отвлечь милицию», первый дает -10 к душевному равновесию и был выбран самими Окороковыми.

Чтобы не привлекать внимания, Алексей едет под лавкой. В итоге семья добирается до Сталинска — так теперь называется Новокузнецк — и решает пешком идти в поселок Мундыбаш. В стране в самом разгаре индустриализация, и там для строительства нового рудника нужны рабочие. Они идут по шпалам 80 километров. Алексей устраивается на работу в забой, а Евдокия — в столовую. Алексей быстро строит избушку с одним окном и с русской печью, которую он сам сбил из глины. В этот момент в Мундыбаше начинается паспортизация.

Алексей едет в Ильинку, чтобы взять справку. Его снова арестовывают и отправляют в Мариинский лагерь, где используют на сельхозработах. Евдокия отправляется за ним. Им снова удается бежать и спрятаться на несколько дней у знакомых в Сталинске.


Варианты действий «уходить в места, где паспортизации еще нет» и «перейти на нелегальное положение», первый дает +10 к душевному равновесию и был выбран самими Окороковыми.

В небольшом городке Таштаголе Алексей устраивается забойщиком и снова строит дом. Евдокия работает прачкой, уборщицей, грузчиком. Но в 1933 году паспортизация добирается и до Таштагола. Окороковым намекают, что им надо куда-нибудь уехать. Семья снова возвращается в родное село Ильинку. Им негде жить — знакомые и родственники боятся иметь с ними дело. Одинокая женщина-калека, жившая на заимке в землянке, соглашается пустить их к себе с условием, что Алексей будет с ней спать.


Варианты «соглашаться» или «отказаться, проситься к Фросе», выбранный мной второй дает -10 к душевному равновесию; Окороковы выбрали первый.

Вскоре на заимке появляется «черный ворон», и Алексея снова забирают. Выясняется, что он поставлен на спецучет и теперь работает в Сталинске на Кузнецком металлургическом комбинате шорником: сшивает прорезиненные ленты конвейера, которые часто рвутся. Спустя время Евдокию с детьми также ставят на спецучет и перевозят к мужу. Окороковы меняют 5 домов за 2 года. В месте, где находилась городская свалка, они находят избушку-землянку с маленьким огородом, которая продается за 300 рублей.


Таким образом, бежав из Кузнецка и согласившись на постель калеки, Окороков не изменил ничего – при спецучете он всё равно остался в Кузнецке, где нужны рабочие руки.

Варианты действий «откладывать с зарплаты и подрабатывать» или «взять в долг у бандитов», выбранный мной первый дает +10 к общественному одобрению (Окороковы взяли в долг у бандитов, сдав им часть избы под игру).
Постепенно быт Окороковых налаживается. Они находят дополнительный источник заработка: Алексей выносит с комбината обрезки транспортерной ленты, а Евдокия шьет из них тапочки на продажу. Настя идет учиться в спецпереселенческую школу. По возрасту ее определяют в 4-й класс, а она ничего не знает и не умеет, ведь ей не пришлось учиться даже в первом классе. Евдокия целыми днями ходит по убранным полям, чтобы найти что-то съедобное. Весной случается наводнение, и избу, в которой живут Окороковы, затапливает.


Варианты действий «искать новое жилье» или «переждать на чердаке», выбранный мной второй дает +10 к душевному равновесию, Окороковы поступили так же.

У Алексея от тяжелой работы стала опухать рука, и на кисти выросла большая шишка. Алексей идет в больницу, но врачи относятся к нему без должного внимания. Ему не дают освобождения от работы и говорят, что рука пройдет сама. Рука теряет подвижность.


Варианты «делать операцию самостоятельно» или «приспособиться работать, не нагружая руку». Выбрав второй, я получил +10 к душевному равновесию; Окороков же залил шишку серной кислотой и вырезал, после чего руку едва не ампутировали – но отказавшись, он всё-таки выздоровел.

Алексей больше не может работать на конвейере, и его переводят на скотный двор. Окороковы продолжают обживаться. Алексей достает семена турнепса и высаживает его на свалке. Вскоре у него целая силосная яма турнепса. Часть его они отдают родственникам — ведь в колхозе голод. Вскоре Окороковы покупают теленка.

Однажды Евдокия стоит два дня в очереди за ситцем. В какой-то момент к очереди подъезжает в конной коляске Софья Бутенко — жена директора Кузнецкого металлургического завода Константина Бутенко. Евдокия узнает коня — это принадлежавший им до раскулачивания конь по имени Егерь.


Варианты действий: «не подходить к коню, не привлекая внимания» или «интересно узнать, узнает ли конь Евдокию», выбранный мной первый дает +10 и к общественному одобрению, и к душевному равновесию. Евдокия же подошла и, когда конь узнал ее, прослезилась.

Сбоку к этому моменту создатели сообщают о 7 миллионах умерших от голода в 1930-х – тогда как Земсков оценивает смертность от голода в 1932-33 гг. в 4-4,5 млн. человек (всего же оценки последних десятилетий, за исключением откровенно маргинальных с обеих сторон, дают от 2-3 до 8 миллионов – для объективности сайту следовало бы назвать весь диапазон, хотя в откровенную маргинальщину они не скатились). Не сообщают создатели игры и о том, что смертность от голода во многом стала отложенным следствием действий зажиточной части деревни, резавшей скот вместо отдачи в колхоз и подговаривавшей находящихся под их влиянием крестьян на те же действия – катастрофического снижения численности рабочего скота до массового поступления тракторов сельское хозяйство страны, уже многие десятилетия балансировавшее на грани голода, не перенесло.

Указывая, что родные Окороковых в колхозе голодали надо и указать, что было в их селе со скотом – и в частности, что произошло (кроме Егеря, о котором мы знаем) со скотом самих Окороковых.

Алексей пристраивает к избушке еще две комнаты. Евдокия летом заготавливает сено в колхозе. Теленок растет. Маша начинает ходить в школу. У нее регулярно возникают проблемы из-за того, что она «ребенок кулака», но ей очень хочется учиться. В 1936 году Маша уже в 3-м классе семилетки. Она приходит в школьную библиотеку, чтобы взять свою первую книгу. Библиотекарша дает ей недавно принятую новую Конституцию СССР и говорит, что не даст других книг, пока она не прочтет и не перескажет Конституцию.


Если согласиться (что выбрал я) – будет -10 к душевному равновесию; Окорокова отказалась и брала книги у одноклассниц.

При моем результате (+10 к душевному равновесию, +70 к общественному одобрению) результат «Вы пережили коллективизацию. За ударный труд вашу семью быстро восстановят в правах. Вы переедете в Томск. Дети закончат школу и поступят в институт. В отличие от Окороковых, вы станете частью советского общества, навсегда забыв о своих корнях и о том, что случилось в 30-х.».

Если выбирать варианты действий самих Окороковых, то при +10 к душевному равновесию и -40 к общественному одобрению результат будет «Вы пережили коллективизацию. Ваша семья в конце концов встроилась в советское общество. Вы повторили путь Окороковых. Они продолжат жить и работать в Сталинске. Сестры Маша и Наташа окончат семилетку, переживут войну и будут сняты со спецучета в 1953 году. В 70-х Маша эмигрирует в Германию, где напишет о своем опыте коллективизации».

Если получить минус в душевном равновесии при положительном общественном одобрении, результат будет «Вы не пережили коллективизацию. Налаживая быт в советском обществе, вы забыли о главном. В отличие от Окороковых, вас ждет семейная драма. Став пионеркой, младшая дочь напишет донос на отца. Его арестуют и осудят как кулака, а остальных отправят в колхоз, где ваша семья окончательно и развалится» - надо сказать, что «осудят как кулака» после принятия Конституции 1936 г. сомнительно, осудить могли лишь как «вредителя» и т.д.

И наконец, если выбирать наихудшие варианты по обоим показателям, результатом будет «Вы не пережили коллективизацию. Вы не захотели встраиваться в систему и потеряли веру в себя. В отличие от Окороковых, ваша семья распадется во время Большого террора. Главу семейства арестуют и расстреляют, а остальные затеряются в системе ГУЛАГа и больше никогда не увидят друг друга».

Подводя итог – это судьба далеко не типичной (хотя и довольно массовой) крестьянской семьи времен коллективизации, и многие из ее злоключений (что подтверждают и создатели игры – минусы по обоим показателям, если согласиться спать с калекой, и если подойти к коню) от весьма специфической крестьянской психологии (см. еще более шокирующий эпизод в воспоминаниях – «Отец днем, рискуя попасть под обстрел, перекинул дерево через трясину, чтобы можно было обойти посты. Ночью отец стал брать меня с маминых рук, и я, то ли сонная, то ли отец сделал мне больно, вскрикнула и заплакала, и тут же последовали выстрелы. Отец размахнулся, чтобы бросить меня в болото, но мама, зажав мне рот, повисла у него на руках. Так я во второй раз была спасена от смерти»).

Такой, действительно, была история ломки старых социальных отношений в деревне - увы, о предыстории в случае данной семьи мы от создателей игры не узнали.