December 3rd, 2017

НКД

100 лет назад-273: 20 ноября (3 декабря) 1917 г.

20 ноября (3 декабря) 1917 г. в Могилев прибыл новый верховный главнокомандующий Крыленко, арестовавший Духонина и собиравшийся доставить его в Петроград. Однако, узнавшие о бегстве Корнилова солдаты и матросы, прибывшие в Могилев, ворвались в вагон и убили Духонина.

В тот же день в Брест-Литовске начались мирные переговоры между делегациями Советской России и Четверного Союза.

20 ноября было опубликовано подписанное Лениным и Сталиным обращение Совнаркома "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока", в котором мусульманским народам России обещалось право на свободное устроение национальной жизни, а мусульманским народам зарубежного Востока - отказ от колониальной политики царской России и соглашений со странами Антанты о разделе Персии и Турции.
НКД

На каждом километре-15: Мексиканская революция

В 1910-1911 г. в Мексике случилось восстание, результатом которого явилось свержение многолетнего диктатора Диаса.

Среди участников восстания были такие разные люди, как либеральные — а в чем-то и консервативные — помещики Мадеро и Карранса, молодой мелкий (на тот момент) буржуа Обрегон, анархисты боатья Флорес Магон и крестьянские вожди Ороско и Вилья (на севере) и Сапата (на юге).

Потом с правительством, обвиняя его в недостаточном темпе реформ, разошелся Ороско, поднявший против него мятеж на севере; на юге тем временем восстал Сапата. Мятеж начал подавлять Вилья, и войска крестьянского вождя Вильи пленных из войск крестьянского вождя (по программе — как бы не более радикального) Ороско начали уничтожать на месте (вообще слова "X приказал не брать пленных в войсках Y в этой истории звучали бы очень часто, и далее мы их опустим).

В это время (1912 г.) Мадеро был свергнут и убит генералом Викториано Уэртой. Контрреволюция? Да, так это событие и вошло в историю, вот только среди ее противников (конституционалистов) ведущую роль играл не имевший плана социальных реформ Карранса, а единственным популярным военачальником Уэрты стал Ороско (Сапата, напротив, примкнул к своим бывшим противникам-конституционалистам, порвав с Ороско).

Конституционалисты к 1914 г. (среди которых были уже знакомые нам Карранса, Обрегон, Вилья, Сапата, а также близкие к Обрегону Кальес и Адольфо де ла Уэрта — к генералу Уэрте отношения не имел) смогли свергнуть Уэрту, которому пришлось вместе с Ороско бежать в США (там их посадили в тюрьму, где Уэрта умер, а Ороско бежал и впоследствии был убит американскими силовиками).

Затем умеренная часть революционеров (Карранса, Обрегон и прочие) разошлись с Вильей и Сапатой, и начадась новая гражданская война, кончившаяся тем, что Вилье и Сапате пришлось перейти к чисто партизанским действиям в своих родных штатах Чиуауа и Морелос соответственно.

Каррансисты опирались, однако, не только на консервативные силы — более прозорливый Обрегон сумел наладить связи и со столичными рабочими, выставив перед теми Сапату и Вилью "сельскими реакционерами" и сформировав из рабочих батальоны.

В 1917 г. Карранса смог провести президентские выборы (как и последующие, проводились эти выборы весьма своеобразно - известных противников действующей власти на участки просто не пускали, и вообще админресурс использовали во все поля; несмотря на запрет действующему президенту переизбираться — распространявшийся и на временных президентов — впервые оппозиционный кандидат стал президентом Мексики только в 2000 г.) и стал президентом.

Его консервативная политика, однако, быстро стала вызывать раздражение населения, чем и воспользовался Обрегон со своими сторонниками.

Он, оставаясь непримиримым врагом Вильи, вел переговоры о восстании уже и с Сапатой, который, в свою очередь, несмотря на радикальную аграрную программу, координировал действия и с некоторыми из генералов Феликса Диаса, стремившегося к власти племянника диктатора.

В 1919 г. Сапата был убит агентом Каррансы, но самому Каррансе это не помогло — в 1920 г. Обрегон, де ла Уэрта и Кальес организовали восстание при поддержке оставшихся без лидера сапатистов, Карранса был свергнут и убит.

Ставший временным президентом де ла Уэрта (лидер повстанцев Обрегон не стал занимать этот пост, поскольку не смог бы избраться президентом на полный срок) договорился о прекращении боевых действий и с Вильей, который из крестьянского вождя стал помещиком средней руки, а часть его бойцов — работниками на его асьенде (сохранив и оружие, на всякий случай). Сам Обрегон амнистией был недоволен, но, став президентом, ее не отменил и внешне наладил с Вильей (в бою с войсками которого когда-то лишился руки) нормальные отношения.

За время президентства Обрегона обострились отношения между Кальесом (которого поддерживал профсоюзный центр КРОМ — организация, местами больше напоминавшая мафию и не гнушавшаяся деятелей альтернативных профсоюзов убивать) и де ла Уэртой (которого поддерживал Вилья). Критическую поддержку Кальесу оказывала и компартия — хотя между главой КРОМ Моронесом и коммунистами вражда была очень сильной, а де ла Уэрта высказывался за программу ограниченных реформ социал-демократического толка точно так же, как и Кальес (однако его поддерживали клерикалы — сам он клерикалом отнюдь не был, но Кальес стремился к полному искоренению религии, и выбора у них не оставалось).

В 1923 г. был убит Вилья (заказчиком, скорее всего, был Кальес, а возможно, и Обрегон); в следующем году, когда стало ясно, что на выборах де ла Уэрте победить не дадут (Обрегон стал на сторону Кальеса), его сторонники подняли мятеж. Примкнувшие к мятежу генералы откровенно реакционного толка убили, в частности, одного из самых прогрессивных губернаторов в стране Каррильо Пуэрто (штат Юкатан), но мятеж был подавлен — самому де ла Уэрте удалось бежать, но участвовавшие в нем генералы и старшие офицеры были, по обыкновению, расстреляны.

Вильисты, как и сапатисты ранее, без лидера лишились политического влияния — позднее видный вильист Николас Родригес Карраско появился на политической сцене уже как основатель фашистских "золотых рубашек" (впрочем, сам Вилья был шовинизму отнюдь не чужд — направлен его национализм был против китайцев, и большинству китайской диаспоры Мексики пришлось покинуть страну).

Кальесу удалось без проблем избраться президентом в 1924 г. За 4 года его срока он проводил противоречивую политику — в некоторых случаях правительство становилось на сторону рабочих, но и предпринимателей он не обделял, а национализированные ранее железные дороги для избавления государства от их долгов были приватизированы с массовыми сокращениями.

В те же годы произошел и клерикальный мятеж — ни мятежники-"кристерос", ни правительство в расправах себя не стесняли (душманов кристерос правительство имело обыкновение развешивать на телеграфных столбах вдоль дорог).

При определении следующего президента снова повторился конфликт между влиятельными политиками правящего режима — теперь между Моронесом (занявшим министерский пост) и Обрегоном (добившимся истолкования статьи о запрете переизбрания как распространяющейся только на действующего президента).

Кальес стремился сохранить собственное влияние, и ему это удалось — сначала от влияния оттерли Моронеса и Обрегон стал кандидатом в президенты, но после избрания Обрегон, не успевший вступить в должность, был убит католическим фанатиком; но его политика по отношению к религии была куда более мягкой, чем при Кальесе, и по упорно ходившим слухам убийцу использовали "втемную" и за ним мог стоять Моронес, а то и сам Кальес.

При временном президенте Портесе Хиле (1928-30 гг.), а особенно при президентах Ортисе Рубио (1930-32 гг., был вынужден уйти в отставку, как только Кальес оказался им недоволен) и Абельярдо Родригесе Кальес стал фактическим хозяином страны как "хефе максимо" (верховный вождь, неофициальное титулование), а его политика смещалась всё более вправо (компартия была запрещена еще в 1929 г., затем разорваны дипломатические отношения с СССР, а к 1934 г. Кальес начал открыто выражать симпатии к Гитлеру).

Ставший президентом в 1934 г. Ласаро Карденас, однако, оказался искренним революционером и Кальеса отстранил от власти и отправил в изгнание (зато амнистировал и разрешил вернуться в страну полузабытому де ла Уэрте). Именно Карденас провел наиболее глубокие реформы (повторная национализация железных дорог, национализация нефтедобычи, завершение аграрной реформы, тормозившейся при Обрегоне и Кальесе); он же помогал республиканцам во время гражданской войны в Испании и приютил часть республиканских беженцев. Хотя он дал убежище Троцкому и среди республиканской эмиграции поддержал противников просоветского премьера Негрина и коммунистов, в СССР к Карденасу относились неплохо — в 1955 г. экс-президент стал лауреатом международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами».

При следующем президенте Авиле Камачо с 1940 г. преобразования Карденаса были свернуты, но до 1980-х годов оставалась одной из самых прогрессивных стран Латинской Америки как во внутренней (трудовое законодательство), так и во внешней (единственная страна региона, отказавшаяся по американскому оклику разорвать отношения с революционной Кубой).

В честь революционных деятелей разного толка, часто враждовавших друг с другом и отнюдь не гнушавшихся репрессий, в Мексике названы улицы и города. На совести как Каррансы, Обрегона или Кальеса, так и Вильи или Сапаты немало жертв, но даже при самых правых президентах (сформировавшаяся в 1930-е из профашистских противников Карденаса Партия национального действия пришла к власти в 2000 и оставалась у руля до 2012 г.) вместо них не стали официально чтить Порфирио Диаса и «Мексику, которую мы потеряли».