October 1st, 2017

НКД

100 лет назад-210: 18 сентября (1 октября) 1917 г.

18 сентября (1 октября) 1917 г. с проектами резолюции Демократического совещания выступили два представителя Советов - Мартов, представлявший точку зрения большинства советской делегации (против коалиции с буржуазными элементами и партиями) и Дан, представлявший меньшинство (за коалицию). С резко направленной против коалиции, бонапартистской политики Керенского и соучастников корниловского мятежа выступил Троцкий.

В эти же дни разворачивался острый конфликт между Ташкентский советом и местным комитетом Временного правительства во главе с меньшевиком Наливкиным относительно власти в Туркестане. Ташсовет требовал передачи в руки Советов всей власти в регионе еще с 12 сентября, 17 сентября Наливкин выдвинул ультиматум с требованием признания власти Временного правительства, однако 18 числа вынужден был подписать компромиссное соглашение о недопущении преследований сторонников Ташсовета и отмене отправки войск из Центральной России (это обещание было нарушено - вскоре в город прибудут войска генерала Коровиченко, который ненадолго сменит Наливкина).
НКД

Субботний/воскресный ликбез-106: политические репрессии в СССР,ч. 10: массовые и нац. операции

Предыдущие части:
1. Политические репрессии в СССР, ч.1: Гражданская война и ВЧК
2. Политические репрессии в СССР, ч.2: ГПУ и ОГПУ в 1920-е гг.
3. Политические репрессии в СССР, ч. 3: от коллективизации к Большому террору
4. Политические репрессии в СССР, ч. 4: начало Большого террора
5. Политические репрессии в СССР, ч. 5: февральско-мартовский пленум ЦК ВКП(б)
6. Политические репрессии в СССР, ч. 6: весна-лето 1937 г.
7. Политические репрессии в СССР, ч. 7: осень 1937-1938 гг.
8. 1937-38 гг. в армии
9. ЦК между XVII и XVIII съездами

Если в предыдущих двух частях мы поговорили о репрессиях, нанесших наибольший урон самому государственному, партийному и военному аппарату, то в этой части - о наиболее массовой по охвату части террора 1937-38 гг. - массовых (в т.ч. национальных) операциях НКВД.

От репрессий против высшего государственного и партийного руководства эти операции резко отличаются по механизму - если дела партийных руководителей после исключения их из того партийного органа, где они состояли, рассматривались высшим руководством страны (те самые списки, представляемые на подпись НКВД и подписанные либо Сталиным, либо другими членами Политбюро), а потом Военной коллегией Верховного суда, то для массовых репрессий были созданы "тройки НКВД" в областях, краях и республиках. В состав троек входили начальник областного управления НКВД, секретарь обкома и прокурор области.

Также в репрессиях (но с правом выносить приговоры не более 5 лет заключения) участвовали "милицейские тройки" в составе начальника областного управления НКВД, начальника милиции области и одного из начальников отдела УНКВД.

Основополагающим был совершенно секретный приказ НКВД № 00447 от 30 июля 1937 г., а репрессируемый контингент характеризовался так:

1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.
Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.
7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.
Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.
9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне — в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе — на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.


В качестве меры наказания устанавливался расстрел для "наиболее враждебных" (суммарный лимит 72 950 человек) и заключение от 8 до 10 лет для "менее активных, но все же враждебных элементов" (193 тысячи человек), лимиты допускалось без согласования с центром уменьшать, а увеличивать только по обоснованному согласованию - однако на практике большинство чиновников НКВД на местах (а где-то и местные партийные руководители) стали требовать увеличения лимитов. Если большинство пунктов подразумевало по крайней мере активную антисоветскую деятельность в прошлом (хотя показания о продолжении ее в настоящем чаще всего просто выбивались из бывших кулаков, членов антибольшевистских партий и т.д.), то дела "фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований" стали фабриковаться на людей, ни с какой антисоветской деятельностью ранее не связанных.

Одной из наиболее массовой составляющих репрессий стали "национальные операции" - в связях с разведками враждебных СССР государств (прежде всего Польши, Германии, Финляндии и Латвии) стали огульно обвинять их, кто имел с этими государствами какую-либо личную связь (это в большой степени коснулось финского населения Карелии и Ленобласти; немецкое население почти не репрессировали в АССР Немцев Поволжья, но затронули в других регионах; связь же с Польшей имели не только проживавшие в СССР поляки, но и - благодаря захвату Польше западной краины и Западной Белоруссии - также евреи, украинцы и белорусы). Отдельный приказ был посвящен столь же огульно обвиненным репатриантам с принадлежавшей СССР до 1935 г. Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), хотя антисоветские элементы были массово уволены с нее еще в 1920-е годы, а антисоветски настроенная часть русской колонии в Манчжурии возвращаться в СССР в 1935 г. не стала.

Крупнейшая из национальных операций - польская - была организована согласно приказу НКВД от 11 августа 1937 г. № 00485 и предусматривала арест. в том числе, всех перебежчиков и политэмигрантов из Польши - своими руками СССР уничтожил множество людей, боровшихся с польским правым режимом, в том числе украинцев и белорусов. В документе также говорилось об аресте бывших членов ППС без уточнения, когда они прекратили свое членство в этой организации - хотя левое крыло ППС в 1919 г. принло участие в основании Компартии Польши (в отличие от правого, настроено резко антисоветски и поддержавшего переворот Пилсудского в 1926 г.).

В итоге по массовым операциям до их прекращения директивой Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1937 г. было расстреляно 390 тысяч, отправлено в лагеря 380 тыс. человек. Коммунистическая партия Польши была распущена решением исполкома Коминтерна в августе 1938 г. (вместе с входившими в ее состав КП Западной Украины и Западной Белоруссии) и возрождена в подполье как Польская рабочая партия только в 1942 г.

Многие из репрессированных в 1937-38 гг. были реабилитированы после снятия Ежова (о чем и пойдет речь в следующем посте серии), а руководящие деятели НКВД времен ежовщины почти поголовно репрессированы сами (не реабилитированы и сейчас, и заслуженно), однако пересмотр дел после назначения Берия наркомом внутренних дел коснулся лишь находившихся под следствием и приговоренных к заключению в лагеря - посмертная реабилитация расстрелянных началась лишь после смерти Сталина.