November 22nd, 2015

Звезда

Субботний/воскресный ликбез-65: план монументальной пропаганды 1918 г.

На фоне "ленинопада" на Украине своевременно вспомнить политику по отношению к памятникам самих большевиков.

Первым документальным выражением этой политики стал декрет СНК РСФСР от 12 апреля 1918 года «О памятниках Республики», согласно которому, "Памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц и частью перенесению в склады, частью использованию утилитарного характера", решение вопроса поручалось комиссии из двух наркомов (просвещения и государственного имущества) и заведующего отдела изобразительных искусств Наркомпроса. Взамен им поручалось "мобилизовать художественные силы и организовать широкий конкурс по выработке проектов памятников, долженствующих ознаменовать великие дни Российской социалистической революции".

Таким образом, художественная ценность была признана достаточным основанием для сохранения памятников; кроме того, сам памятники в царской России ставились не так часто, и большая часть снесенных была новоделами (кроме того, некоторые из тех, чьи памятники были снесены, были "героями" не истории, а совсем недавней политики - как убитый в 1905 г. московский генерал-губернатор Сергей Александрович).

В противоположность этому, сохранились на своем месте "Медный всадник"; памятник Екатерине II в Петрограде и даже конный памятник крайне отрицательно характеризовавшемуся советской историографией Николаю I - последнему "повезло" благодаря тому, что он был первым в Европе конным памятником, опиравшимся только на две ноги.

Еще более интересной оказалась судьба известного питерского памятника Александру III - его многие посчитали карикатурой уже при открытии, после революции же памятник "дополнили" стихотворением Демьяна Бедного:

Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславья.
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

и только в 1937 г. убрали с площади Восстания в запасники (с 1953 г. - во двор) Русского музея.

Более интересным и показательным, по сравнению с судьбой царских памятников, оказался список из 66 имен, утвержденных в августе 1918 г. ВЦИК - после 31 революционеров (сюда попали и первые социалисты, включая и противников большевиков и/или их предшественников, и выдающиеся буржуазные революционеры XVIII-XIX веков - при этом Робеспьер соседствует с казненным им Дантоном), наибольшее внимание уделено писателям (20 человек, и в отличие от революционеров, список почти исключительной русский - не на русском из всех авторов писал только Шевченко, а иностранцев в списке не было вовсе). В список тех, чьи имена было решено увековечить попали и известные своими консервативными взглядами Гоголь и Достоевский.

В полной мере эти планы были не реализованы из-за гражданской войны (а часть памятников была установлена временно, из недолговечных материалов), однако общий подход к "монументальной пропаганде" последующих лет был заложен уже тогда.