March 15th, 2015

Субботний ликбез-37: "военный коммунизм"

В популярной мифологии экономическая политика большевиков во время Гражданской войны - "военный коммунизм" - представляется либо чистым "экспериментом" (от которого, якобы, и пришлось отказаться при переходе к НЭПу), либо целенаправленным ограблением (от которого опять же деревню спас НЭП).

Однако в действительности большевики действовали в весьма узком поле, заданном условиями войны и разрухи, и большая часть их мер имеет аналоги в практике буржуазных государств времен ПМВ.

Если в промышленности (в которой было занято меньшинство населения, к тому же пострадала она в наибольшей степени) действительно были сделаны первые шаги к социализму (национализация большинства промышленных предприятий в середине 1918 г.), а банковская система была национализирована уже в конце 1917 г., то политика большевиков по отношению к деревне во времена Гражданской войны еще не являлась построением социализма - раздел помещичьих имений привел к "осереднячиванию крестьянства", и сельскохозяйственное производство - распределенным между огромным количеством мелких хозяев, большинство из которых не использовало найм рабочей силы.

Однако крах промышленного производства и потребности обеспечения армии разрушил - как это случилось и до того в странах-участниках ПМВ, хотя именно в России разруха уже в 1917 г. приняла самые угрожающие формы - рыночное равновесие между городом и деревней. Если до того закупка продовольствия на нужды городов обеспечивалась средствами, вырученными в результате сбыта индустриальной продукции в деревне, то вместе с резким сокращением промышленного производства городам оказалось нечего есть, а рубль подвергся гиперинфляции (которая стала бы еще большей, если бы хлеб покупался у крестьян по рыночным ценам - покупка хлеба на необеспеченные деньги означала бы возложение его стоимости на всё общество).

Никаким другим путем, кроме принудительного изъятия зерна по твердым ценам (фактически - безвозмездно, ибо цены эти были ниже рыночных), эта проблема не могла быть решена. В самой по себе продразверстке ничего социалистического нет - это чрезвычайная мера, отказ от которой ускорил бы бегство населения городов в деревню или в эмиграцию и мог бы повлечь катастрофический голод.

Разумеется, она породила недовольство крестьян - но при белых правительствах ситуация и для крестьян оказывалась еще хуже, т.к. не компенсировалась выгодами от раздела помещичьих имений (в Сибири помещиков не было, но и там Колчак по отношению к крестьянам повел политику, сделавшую его врагом даже зажиточную часть крестьянства).

Выжить городам продразверстка помогла, но после войны стала архаизмом. Одновременно государству пришлось пойти на привлечение частного капитала в те отрасли, которое оно не могло поднять экономически само - так начался нэп, о котором будет рассказано в следующей части.

Всем сестрам по серьгам: МВФ, хунта и Путен

Взято отсюда: http://communist.ru/?p=973

О мотивации действующих лиц украинского конфликта

Юлий Михайлов

Автору очень хотелось бы никогда не писать эту статью, потому что высказанное здесь очевидно, но действительность показала, что даже среди людей, называющих себя марксистами, с пониманием мотивации сторон возникли серьезные проблемы. А тот, кто не понимает, что движет каждой из сторон конфликта, кончает следованием самой немудрящей пропаганде одной из буржуазных сил, и это следование выдает за результат своего мышления самым трагикомичным образом. Это случилось как с некоторыми «левыми», в дни Майдана привлеченными riot porn и ныне одобряющими те последствия Майдана, которые они тогда сочли бы немыслимыми, так и с теми, кто верит в бескорыстные благие намерения Путина.

Политический кризис на Украине – одно из последствий так и не завершившегося в ряде регионов экономического кризиса 2008 года, новые экономические кризисы с всемирными последствиями тоже возможны, поэтому нормальное осмысление происходящих событий необходимо для всех прогрессивных сил.


1) МВФ (и все западные кредиторы Украины). Если США — это мировой жандарм, то МВФ — это мировой коллектор.

Прямые силовые методы МВФ не применяет, но любому человеку, каким бы профаном он ни был в политике, «по жизни» ясно — если тебя от банкротства «спасают» выдачей нового кредита под тем условием, что кредит ты немедленно отдаешь на погашение старых долгов, а гарантией того, что ты выплатишь новый, служит то, что семейный бюджет тебе теперь планирует коллекторское агентство, ликвидируя все «ненужные» (с его, а не твоей точки зрения) траты — то

(а)кредиторы спасают не тебя, а себя,

(б) жить ты в ближайшие годы будешь плохо,

(в) если при этом рассказывать соседям, какой ты свободный человек, а они — быдло и рабы, то соседи (даже если у них своих проблем хватает) справедливо сочтут тебя за идиота.


Разница между человеком и целой страной та, что у физлица в случае проблем урезаются только расходы (если это не «самозанятый», у которого личное имущество и источник дохода неразделимы), а у страны режутся не только зарплаты и социальные выплаты, но и источники будущего дохода. Мало того, что все расходы съедает отдача долга — так еще и новых источников дохода не станет, так как для этого надо инвестирoвать в промышленность, а добрые МВФовские дяди этого делать не дают.

Те, кто все это не уразумел, исходя из теории, должны посмотреть на Грецию или на Испанию (где правительство называет огромной удачей не рост и не восстановление экономики к докризисному уровню, а только остановку падения ВВП через 6 лет после начала кризиса).

2) Правительство и крупный капитал Украины. Сидящие на штыках.

Если мотивация МВФ предельно ясна и результаты действий внешних кредиторов Украины очевидны, то действия самого киевского режима, а также политики РФ и новороссийских республик заслуживают более подробного рассмотрения.

Некоторые защитники нынешнего правительства Украины (из числа идеалистов, считающих, что фашизм — это «порождение реакционного менталитета», а не порождение политики крупной буржуазии в определенных условиях) любят оправдывать его тем, что это «просто крупные капиталисты», а потому их власть — такая же буржуазная демократия, как где-нибудь в Западной Европе, где фашизма не наблюдается.

Отставим в стороне даже тот очевидный для марксиста (но не для либерала, считающего себя марксистом) факт, что буржуазная демократия является хоть и ограниченной, но демократией именно благодаря существованию влияющих на политику массовых организаций, а политическая конкуренция ставленников нескольких олигархических групп вовсе не порождает политических свобод для масс.

Отставим в стороне и тот адъ, который представляют единственные оставшиеся в легальной украинской политике массовые субъекты — все эти состоящие из патриотичных мелких буржуа «волонтерские организации», идеология которых вызвала бы слезы зависти у лидеров колумбийских парамилитарес или у ольстерских лоялистов.

Рассмотрим только мотивацию внутренних (о внешних см. выше) хозяев положения — представителей крупного украинского капитала. Прежде всего отметим, что его активы с Донбассом связаны в меньшей степени. Во-первых, Ахметов и Ко проиграли политическую борьбу год назад, во-вторых, военные разрушения уменьшили их богатство, а значит — влияние.

Со времен Маркса известно, что нет такого преступления, на которое не мог бы пойти капитал ради своей прибыли. Тем более — ради сохранения уже имеющегося капитала. Если мы поймем, что стоящим за украинским государством капиталистам выгодно совершать те или иные преступления – мы объясним уже совершенные преступления и сможем предсказать новые.

Итак, вопреки пропаганде, подающей происходящее как результат вмешательства России, образовавшийся в результате переворота режим с самого начала столкнулся с массовым протестом в южных и восточных областях, причем у протестующих помимо культурно-языковых хватало и социально-экономических причин для выступлений. Усугубляющий фактор — слабость и (что еще более важно) крайне низкая мотивация в этих регионах у силовых структур, состоящих в основном из местных жителей.

Сыграло свою роль и накопившееся отставание Украины от России, в котором украинская буржуазия может винить только себя. При всех проблемах российского капитализма, бескровный и повлекший приток российских бюджетных средств крымский сценарий стал слишком привлекательным для населения Юго-Востока Украины, чтобы не стать кошмаром для украинских олигархов.

Путину, однако, дальнейшая территориальная экспансия, вопреки растиражированным российской либеральной и украинской пропагандой страшилкам, была не нужна. По меркам России Донбасс действительно мог бы считаться «депрессивным регионом», каким его рисовала «оранжевая» пропаганда еще в 2004 году (хотя для нищающей на протяжении 20 лет Украины он оставался одним из немногих районов, имеющих доходную промышленность). Другие промышленные центры — Запорожье, Днепропетровск, Харьков — также были близки географически и имели много общего в культурном аспекте, прикрывающем суть противостояния. Это сделало ставку в конфликте неприемлемо высокой для Порошенко, Коломойского и Ко: в лучшем случае им грозило потерять все преимущества, полученные в результате переворота, а в худшем – лишиться собственности.

Collapse )
3) Кремль и крупный российский капитал. Медведь и его услуги.

Военная помощь России повстанцам отвечала интересам не повстанцев, а российской верхушки. Крупномасштабного вмешательства, которое втянуло бы в конфликт с США и ЕС саму Россию, не произошло, но гражданское руководство республик и ключевые военные должности перешли к максимально лояльным РФ деятелям. При этом поставок вооружения, направления советников и обучения повстанцев (возможно, вместе с использованием отдельных подразделений в ключевые моменты в ключевых точках) хватило для того, чтобы сначала была окружена и разбита группировка украинских войск, пытавшаяся удержаться в узкой полосе степи между Донецко-Луганской агломерацией и российской границей. (Вместо попыток спасения этой группировки руководство ВСУ сосредоточилось на других направлениях). Затем вместо «окружения ДНР сходящимися ударами с севера и юга» вышел Иловайский котел.

В результате военная победа над повстанцами стала для украинского режима невозможна. Однако цели снижения их массовой поддержки и исключения распространения на другие регионы остались вполне достижимы.

Collapse )
И соглашательская политика Путина, который вместо помощи новороссийским республикам в строительстве самостоятельной государственности (даже роль российского протектората была бы меньшим злом по сравнению с участью, которую Донбассу готовят в Киеве), пытается подготовить «отдельные районы Донецкой и Луганской областей» к роли автономий в составе Украины, которые бы стали инструментом его влияния на украинскую политику, наносит Донбассу дополнительный урон, не достигая задуманной цели.

Об автономном статусе можно было говорить (и говорила большая часть протестующих) год назад. О ней можно будет заговорить в случае радикальной смены власти на Украине. Но никакая «автономия» под крылом нынешнего диктаторского режима невозможна, а автономия Донбасса в особенности.

И нынешняя политика правительства РФ, безусловно, также делает его соучастником украинской катастрофы.

Немного предскауемо

http://korrespondent.net/business/financial/3490816-nbu-vydal-pryvatbanku12-myllyarda-hryven-refynansyrovanyia

Получив кредит в долларах, украинские власти немедленно выдали кредит в гривнах Бене, который на этот кредит, разумеется, купит доллары)

Когда я смотрю на тех, кто до сих пор считает, что Майдан был благом, я понимаю, что все эти десятки тысяч, выходящие в Москве на митинги известной направленности - это люди, которых 1990-е не научили абсолютно ничему.

Не "задумка была хорошей, но не надо было делать (...) и (...)", а "Золотое время! Даешь еще раз!"

И "Открытые левые", выискивающие у СССР под лупой действительные и мнимые недостатки, "открыты" именно для того, чтобы стать колонной в рядах этих людей.

"Борьба за демократию против диктатуры"

Когда левые (даже не обязательно коммунисты) слышат слово "диктатура", они представляют Чили времен Пиночета.

Когда правые слышат слово "диктатура", они представляют КНДР (насколько их представление о КНДР соответствует действительности).

И разумеется, правые могут найти тучу различий между Украиной и КНДР (по которым они заключат, что на Украине диктатуры нет) и даже откопать сходства между КНДР и Венесуэлой (и потому заключить, что в Венесуэле диктатура - при этом сравнить уровень политического насилия в Венесуэле с Колумбией или Мексикой им и в голову не придет, и вообще они не в курсе, что в этих странах кто-то кого-то убивает).

Всё это совершенно понятно и предсказуемо - но последние полтора года неприятно поразили тем, сколько же в России людей, формально числящихся "левыми" или даже "коммунистами", имеют абсолютно либеральную картину мира.