October 4th, 2013

20 лет спустя

Безусловно, октябрь 1993 г. - это крупнейшее событие целой эпохи в истории России и истории коммунистического движения в России в частности.

Безусловно, тот вид движения, который существовал у нас в 1990-е годы, был обречен как арьергардный и пораженный множеством консервативных и ревизионистских отклонений, и очень показательно, что последним его крупным боем была защита буржуазной демократии (которую, что тоже характерно, многие принимали за борьбу за "Советскую власть" - от которой у СНД и ВС было только название) против буржуазной диктатуры.

Именно так - даже самые "коричневые" из "красно-коричневых" - за демократию, либералы - против.

Разумеется. дальнейшее разложение того движения довело многих его тогдашних участников до прямой защиты самой черной реакции, и современное коммунистическое движение России может взять у того исключительно демократический характер, отбросив совершенно и смычку с националистами, и арьергардный дух.

Необходимость в этом очевидна тем более, что место отсутствующего по-настоящему радикального движения у нас всё больше занимает слепок с европейского реформизма (РСД, правое крыло крайне неоднородного ЛФ, в какой-то степени КРИ).

И, разумеется, каждого либерала, злобствующего в защите реакционного переворота (как Свинаренко, вспомнивший заодно и Пиночета - "После я слетал в Чили и обошел там президентский дворец La Moneda, обстрелянный ракетами (а не из танковых орудий), — в 1973-м там как раз погиб Альенде. А с ним еще сколько-то человек (в их числе и кубинские силовики, это ж был экспорт революции, любимая советская забава). Я думал: вот что лучше — масштабная гражданская или мелкий обстрел левых?") или оправдывающегося от позорного пятна на своей биографии "глубоко"мысленными фразами (как Немцов - "За 20 лет существования этой Конституции стало ясно, что она нуждается в серьезной корректировке: в ограничении власти президента, в его сменяемости, в усилении роли парламента. С другой стороны, в результате тех событий было покончено с двоевластием, которое существовало в 1993 году. События были, конечно, кровавыми и очень трагичными, но в условиях двоевластия мирные способы не срабатывают."), мы должны считать явной контрой.

Признайтесь, что в 1993 г. вы (или ваши предшественники) оказались на стороне реакции, и отрекитесь от этого позора - и тогда, господа, мы в вас признаем каких-никаких буржуазных демократов, а так - чем вы лучше Медвепута? Тем что вам, как бодливой корове, бог рог не дал?!

PS Старшие товарищи, не поделитесь ли своими личными воспоминаниями об октябре 1993 г.? Я, увы, был слишком мал, чтобы что-нибудь понять и запомнить.
Звезда

Сванидзе нечаянно проговорился

Среди прочих деятелей о событиях двадцатилетней давности высказался и этот пропагандон - с одной стороны он, конечно, самым наглым образом врет, с другой - нечаянно выболтал то, что более умные ельцинисты пытаются замолчать:

до осени 1993-го в стране, которая уже называлась Россией, законодательство оставалось советским, и в нем значилось, что главным является Верховный Совет, а не президент. И борьба за то, кто в стране «номер один», схватка между советским парламентом и российским президентом была неизбежна.


Разумеется, "советский парламент" - это оксюморон, ВС 1989 г. - не "советский" именно потому, что это "совет" только по названию, а на деле - более или менее нормальный буржуазный парламент.

Но кто еще из наших либералов сейчас прямо проговорится, что им нужно, чтобы "главным" был президент, а не парламент?
Такой президент - безусловно, фигура, очень близкая к самодержавному монарху; впрочем, г-н Сванидзе и прямо про "Россию, которую мы потеряли" соловьем заливался.

Какая замечательная преемственность - сто лет назад он непременно вступил бы в "Союз 17 октября".