May 15th, 2013

НКД

А не замахнуться ли нам на доктора нашего Гаспара?

Товарищи, а что советуете почитать о Парагвае XIX века (на русском, английском или испанском)?
Крайне желательны максимум фактологии и марксистский подход (хотя бы что-то одно из этого), нежелательны публицистика и натянутые аналогии с историей XX века ("левопатриотические" и либеральные публицисты этим страдают в равной мере - вместо того, чтобы сравнивать Парагвай Франсии с другими послереволюционными буржуазными режимами эпохи, начавшейся в 1789 г., они натягивают сравнение с СССР).

НКД

О националистах и национализмах в СССР

"Антисталинистские левые", ругая Сталина за тот или иной отход от ортодоксии, больше всего не в материальных отношениях, а в пропаганде (о тех случаях, когда от ортодоксии явно отходят они сами, поговорим в другой раз).

При этом о социальной структуре советского общества они вспоминают только тогда, когда им надо вспомнить о бюрократии, которая у них превращается во всемогущего демиурга (в предельном случае в "правящий класс" - о смехотворности этой теории говорилось много раз, даже Троцким).

Дело же однако, в другом - лояльность массовых мелкобуржуазных прослоек - интеллигенции и крестьян, которые и после коллективизации остались собственниками средств производства - и за счет приусадебных хозяйств, и за счет группового характера колхозной собственности, была очень важна, и достигалась она как кнутом, так и пряником.

С одной стороны, репрессиями задавили практически всех политических представителей мелкой буржуазии, с другой, в чисто однопартийной и формально бесфракционной политической системе уступки ей ВКП(б) могло делать только от своего лица.

Что-то от бонапартизма тут было, но такая доля бонапартизма была большевикам присуща с первого дня пребывания у власти - см. воплощение в жизнь эсеровской аграрной программы и нэп.

Тут нельзя не вернуться к теме пресловутой пропаганды времен войны - если до того от интеллигентов и крестьян требовалась лишь пассивная лояльность (честно работают и не восстают - и ладно), то во время войны потребовалась лояльность уже активная.

Смещение тематики пропаганды к "общенародности" и патриотизму (очевидно, что буржуазные устремления интеллигенции выражались не сколько в либерализме, сколько в национализме, вернее, в национализмах - не только в русском).

Бурно возмущающимся уступкам РПЦ (весьма ограниченным) стоило бы вспомнить, чего стоила "антирелигиозная" политика испанским республиканцам - пока анархисты жгли церкви, отталкивая от республики верующих, националистическое правительство Эускади не пускало на свой участок фронта астурийских рабочих - "чтобы церкви не сожгли".

После войны сохранились те же кнут и пряник, хотя репрессии были уже не превентивными (какими они в значительной степени были в 1937 г. и во времена депортаций), а последствием конкретных провалов в политике по отношению к интеллигенции (с крестьянами было уже проще).

В частности, в случае с делом ЕАК "левые антисталинисты" строго следуют версии либералов и еврейских националистов - якобы Сталин (которого в течение всей жизни окружало множество евреев) на восьмом десятке лет вдруг воспылал антисемитизмом, и всё заверте...

В действительности структуры, созданные из верхушки еврейской интеллигенции для лоббирования СССР среди влиятельных еврейских общин стран-союзников, занялись строго обратным - лоббированием в СССР интересов Израиля, и, что хуже, США (буржуазные стремления у очень многих в СССР военных и первых послевоенных лет выражались в симпатиях к западным союзникам, дабы строй в СССР изменился под их давлением, и после разрыва с ними такие симпатии стали особенно опасны).

Благодаря влиятельности этих людей провал во внешней политике вышел грандиозный (как он был оценен, показывает снижение в должности Молотова- будучи ортодоксом он, видимо, вполне искренне поверил, что "социалистические сионисты" действительно собираются строить социализм) СССР помог создать государство, сразу сориентировавшееся на США, однако ставшие уже совершенно неприличными демонстрации заочного израильского патриотизма это не остановило.

Еврейская интеллигенция в СССР была, в общем, не более националистической, чем у других народов, но на настолько открытую нелояльность советское руководство не смогло не среагировать традиционным способом.

Примерно в то же время аналогичным способом среагировали и на рост русского национализма, однако, надо признать, явно неудачно - в Ленинграде репрессировали многих непричастных, зато будущий главный покровитель "русской партии" Коротченко не пострадал никак.

В менее репрессивные последующие годы как русские, так и окраинные националисты завели себе легальные гнезда в творческих союзах, ВООПиК и т.д., и сионисты оказались более подавлены, чем другие, только из-за их явных симпатий к странам капиталистического мира.

В итоге же они, по факту, оказались самыми безвредными из националистов народов СССР - они просто увезли за собой евреев, а русские и "титульные" националисты оказались одними из главных виновников катастрофы 1990-х.