April 8th, 2011

ИМХО

Хрущевец Полянский о планировании

Особо следует сказать о Молотове. Как известно, он выступал против реорганизации управления промышленностью и строительством, против освоения целины, против улучшения методов плакирования, против других мероприятий партии, продиктованных жизнью. При этом характерно, что, выступая против новых шагов партии и правительства, он ничего практически не предлагал. Он боялся всего нового. Он был и против решения Центрального Комитета партии об изменении практики планирования в сельском хозяйстве. Мне вспоминается такой факт. Осенью 1955 года Молотов, будучи в Крыму в период отдыха, решил, вероятно впервые за многие годы, поехать в колхоз. Он поехал в Красногвардейский район. Цель его поездки, судя по всему,— проверить, как на практике выглядит решение Центрального Комитета партии по изменению планирования в сельском хозяйстве. Он хотел подтвердить свою догму, чтобы выступить против этого решения еще раз. Ведь все вопросы сельского хозяйства до этого решались в Москве. К примеру, о том, сколько посеять гектаров проса или другой культуры. И Молотов считал это правильным. Вы помните, что Никита Сергеевич тогда предложил отказаться от этого дела; надо, говорил он, передать вопросы такого планирования ла места. На местах люди лучше знают и пусть сами решают эти вопросы.
http://community.livejournal.com/kpss_ru/122493.html


"На местах знают лучше" - вообще очень распространенный аргумент ревизионистов (как открытых правых, так и всяческих анархистов). Но, сказав "А", нельзя не сказать "Б" - если "сколько производить, должны знать на местах", то хозяйство может быть или мелким патриархальным (сколько проса нужно для нужд деревни Перепихуево - столько и вырастили; а если где-нибудь в Билибино просо не растет - то билибинцы без него обойдутся), либо нуждается в механизме, который без центрального планирования укажет, сколько перепихуевскому колхозу нужно "посеять проса".
Механизмом этим является, естественно, рынок - впрочем, справляется с ролью регулятора он, как известно, далеко не идеально