January 27th, 2010

НКД

Профессиональные евреи такие профессиональные

В связи с днем памяти жертв Холокоста известная моим френдам газетенка «Метро» задала трем еврейским деятелям культуры (в данном посте не будет обсуждаться их культурная деятельность) вопрос «Когда вы поняли, что быть евреем – факт неоднозначный?».
Если не известный мне ранее худрук хора «Хасидская капелла» Александр Цалюк привел конкретный факт (хотя истинность его проверить мы не можем) – как всех еврейских детей из некоего хора Александра Попова не пустили на гастроли в Японию , то известные Гербер и Хазанов отожгли.
Гербер:

- Я узнала, когда еврейка, еще в детстве, когда мне сказали, что моя бабушка, мои две тети и двоюродные братья погибли в одесском гетто. (тут вопросов нет – О.С.)
Потом еще раз – когда арестовали отца, как еврея-вредителя.
(это такая статья была в УК РСФСР? Или, может быть, русских в СССР не арестовывали за вредительство? – О.С.) А когда я повзрослела и хотела поступить на факультет журналистики, мне в приемной комиссии прямо сказали, чтоб не теряла времени – все равно не примут. Я спрашивала почему, а мне отвечали, что сама должна понимать. И я поняла. (самая простая версия «почему» - именно как дочь репрессированного. Чтобы дать иной ответ, нужна ммм некая деформация. Или, опять же, в СССР не было журналистов-евреев? Тогда откуда же взялись Боровики, Минкин, Соловьев и т.д.? – О.С.).

Хазанов же и вовсе напустил туману:

- Когда я был еще мальчиком, я ощущал, что лучше евреем не быть. Потому что временами мне давали понять – евреи хуже остальных людей. А почему хуже? Да просто потому, что они евреи!
Я не помню, кто первым дал мне ощущение, - был тогда просто маленьким ребенком, но чувствовал это очень остро. Вот для вас это простое интервью, а для меня это жизнь. Больше мне нечего добавить.
(итак, в раннем детстве он столкнулся с бытовой ксенофобией и теперь носит это ощущение всю жизнь – О.С.)

И чем эти граждане отличаются от свидомых или от проповедников РЛО?