October 30th, 2009

НКД

Вот и еще одно подтверждение

Медведев "отличился" вполне в духе Каспарова и Ко:
Невозможно представить себе размах террора (если у него такое бедное воображение, сравнил хотя бы с белым террором в Финляндии или с Пиночетом, не говоря уже о нацистском терроре на оккупированных территориях - О.С.) , от которого пострадали все народы страны. Его пик пришёлся на 1937–1938 годы. «Волгой народного горя» называл Александр Солженицын (б/п авторитет - О.С.) бесконечный «поток» репрессированных в то время. На протяжении двадцати предвоенных лет уничтожались целые слои и сословия нашего народа. (обратим внимание, отсчет ведется с революции - О.С.) Было практически ликвидировано казачество. «Раскулачено» и обескровлено крестьянство. Политическим преследованиям подверглись и интеллигенция, и рабочие, и военные. Подверглись преследованиям представители абсолютно всех религиозных конфессий.
30 октября – это День памяти о миллионах искалеченных судеб. О людях, расстрелянных без суда и без следствия, о людях, отправленных в лагеря и ссылки, лишённых гражданских прав за «не тот» род занятий или за пресловутое «социальное происхождение». Клеймо «врагов народа» и их «пособников» легло тогда на целые семьи.
Давайте только вдумаемся: миллионы людей погибли в результате террора и ложных обвинений – миллионы. Были лишены всех прав. Даже права на достойное человеческое погребение, а долгие годы их имена были просто вычеркнуты из истории.
Но до сих пор можно слышать, что эти многочисленные жертвы были оправданы некими высшими государственными целями.
Я убеждён, что никакое развитие страны, никакие её успехи, амбиции не могут достигаться ценой человеческого горя и потерь.
Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни.
(Черняховский на этот счет недавно очень хорошо написал. "Черная горбачевщина" и есть - О.С.)
И репрессиям нет оправданий.
Мы много внимания уделяем борьбе с фальсификацией нашей истории. И почему-то зачастую считаем, что речь идёт только о недопустимости пересмотра результатов Великой Отечественной войны.
Но не менее важно не допустить под видом восстановления исторической справедливости оправдания тех, кто уничтожал свой народ.
Правда и то, что преступления Сталина не могут умалить подвиги народа, который одержал победу в Великой Отечественной войне. Сделал нашу страну могучей индустриальной державой. Поднял на мировой уровень нашу промышленность, науку, культуру.
(осталось объяснить, почему при "преступнике" Сталине народ побеждал и строил, а с 1985 года всё только проёбывает - О.С.)

Особенно же меня умилило:
Два года назад социологи провели опрос – почти 90 процентов наших граждан, молодых граждан в возрасте от 18 до 24 лет, не смогли даже назвать фамилии известных людей, которые пострадали или погибли в те годы от репрессий. И это, конечно, не может не тревожить. (Логичное следствие деградации образования - именно при "демократах". Если часть современной молодежи о Ленине-то ничего не знает, то неудивительно, что о Зиновьеве или Бухарине они вообще не слышали - О.С.)

ИМХО такое обращение похоже на сигнал к началу антикоммунистической кампании. Представляю, как жалко будут выглядеть Зюганов и Ко, если кампания в самом деле развернется серьезная.
Зато лицо Медведева в этой кампании прояснится полностью.
Звезда

Либерасты о милиции

Набрел на либеральный сайт "о реформе милиции".
С одной стороны - да, в той части, что ситуация в нашей милиции отвратительная, они правы.
С другой - их перлы выдают их с головой:

Изменить название «милиции» на «полицию», как это сделано в большинстве бывших социалистических стран. Одновременно изменить всю символику и внешний вид обмундирования. Только полная смена внешних атрибутов и отказ от негативно окрашенного термина «милиция» одновременно с жестким реформированием организационно-управленческой системы может создать новый позитивный имидж стража порядка. Изменение названия – дорогостоящий проект, однако никакой реформой внутри ведомства не создать в органах правопорядка положительного имиджа, если ему не будет уделяться должного внимания.

Стоит напомнить, что только изменение названия КГБ на ФСБ в начале 90-х годов позволило тогда изменить восприятие спецслужб и общественностью, и международным сообществом.

Термин "милиция", оказывается, у них негативно окрашен - хотя за 70 лет своего существования советская милиция проявила себя куда более вегетариански, чем полиция любой капиталистической страны.
А нынешняя российская милиция представляет собой как раз типичную полицию страны третьего мира.