Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Печальное

О неком журналисте от mbpolyakov
Как-то Валерий Утц, царство ему небесное, мой хороший знакомый, фотокорр «Труда» сказал мне слова, которые я часто вспоминаю. «Слушай, как было тяжело снимать коммунистические демонстрации! Вот ты идешь, фотографируешь, и как-то давит то, что все вокруг, ну буквально все думают одинаково!» Его это раздражало, а вот мне, как и многим людям, имеющим оппозиционные взгляды, этого очень не хватает. Что тут плохого, когда вся страна идет к единой цели, общество осознает себя чем-то сплоченным и единым? Мне не хватает сейчас этого ощущения. Вообще, хорошо было быть конформистом в советские времена. Страна развивается, что-то строится, запускаются спутники, воров сажают в тюрьмы, ты – гражданин великого, мощного, справедливого государства. Сегодня конформистом быть тяжелее. Мозг, сознание, разум, даже художественный вкус постепенно умирают, и вместо разума, дающего реальную картину действительности – телемантры о мнимом возрождении страны, вставании с колен и т.д., художественный вкус заменяет некая субстанция, без отвращения воспринимающая билана, евровидение, собчак и дом-2. Даже совесть должна умереть и заменится на соцдарвинизм и «кто успел тот и съел» - иначе как вы согласитесь и примите абрамовичей, дерипасок, нечестные суды, воров в Думе и проч? Такова сегодня цена соглашательства – ради внутреннего комфорта приходиться жертвовать личностью. Получается не человек, а дохлятина, обрубок. Позавчера я имел возможность наблюдать один случай, пожалуй, довольно печальный. Впрочем, это даже не отдельный случай, а, конец одной большой истории, которая тянется уже двенадцать лет. Она, как мне кажется, показательна и объемна и, может быть, отчасти характеризует сложившиеся у нас за вот эти двадцать лет общественные отношения, новую социальную мораль и т.д. Есть у меня знакомый, зовут его… Нет, пожалуй, не буду говорить как его зовут, к сожалению (или к счастью) среди читателей этого дневника как выяснилось много моих знакомых – близких и не очень и многие, пожалуй, узнают этого человека. А это такие наблюдения и выводы, которые надо самому сделать, сторонним, пожалуй, не поверишь да еще наблюдателя обвинишь в предвзятости и т.д. Впрочем, самые посвященные люди, для которых эта история в деталях или полностью все равно не секрет, пожалуй, узнают этого человека, если я замечу, что он одно время работал в «Звездочке», потом – в ТАССе, что он невысокого роста и ходит в очках. Познакомились мы в конце девяностых, но и до этого заочно знали друг друга.

Я тогда работал в Думе и вел проекты, связанные с активностью некоторых политических сил в регионах, он, кажется, только уволился из «Звездочки» и искал куда устроиться. Я ему чем-то ненадолго помог, ну и как-то стали время от времени пересекаться. Убеждения у него были очень резкие – он, например, как-то заметил на пресс-конференции Немцова в Интерфаксе (задавая какой-то длинный вопрос), что «самое обидное, что власть сейчас взяли мелкие люди. Положим, Гитлер, был негодяем, но ведь это масштабная личность, а вот что такое эти ельцины, чубайсы? А ведь эффект тот же самый – Союз развален, страна в упадке». Не ручаюсь за точность цитирования, но смысл был такой. У этого знакомого был больной старший брат (инвалид), который жил в деревне. У брата была семья, причем, кажется, довольно большая, так что жила она тогда по его рассказам практически впроголодь. Он как-то помогал и т.д., фактически на нем висело две семьи.

И вот пришел Путин, а одновременно с этим мой товарищ устроился в какой-то журнал, где хорошо кормили (кажется, в «Федерацию»), потом еще куда-то, потом нашел совсем уж жирное местечко в какой-то подлужковской газете. И вот я встретил его в 2002-м году. Сидели мы, помнится, в Шоколаднице на Баррикадной, и вдруг он начал рассказывать о том, что ездил в какую-то войсковую часть. «И ты знаешь, а ведь не так плохо живется, сейчас вот офицерам повысили денежное довольство», - заметил он. Это было то время, когда у офицеров стали отнимать льготы по транспорту и т.д. в обмен на небольшие денежные компенсации. Я слышал тогда совершенно противоположные мнения об этом процессе от самих офицеров и очень насторожился. С этого момента стал прислушиваться и заметил, что человек постепенно начал меняться. Как ни встретимся, обязательно расскажет о том, как хорошо вот, что открыли какой-то новый супермаркет возле дома, спросит: а вот сколько стоит сейчас новый такой-то автомобиль, а вот у тебя ведь автоматическая коробка в машине, а удобнее ли она механической? ну и т.д.

Как-то побывал на дне рождения у его сына и обратил внимание на то, как изменился и его быт. У меня было ощущение, что человек, что называется, дорвался как какой-нибудь подросток, получивший в подарок сразу несколько мобильных телефонов. С женой они ходили по квартире, показывали гостям как работает новый какой-то воздухоочиститель в детской и т.д. – ну видно было, что человек счастлив и всем вокруг себя доволен. Постепенно он начал и менять свое окружение, стали уходить люди, которые были ему ранее близки идеологически. Например, я помню спор в одном кафе, куда мы впятером на праздники зашли выпить вина. Речь зашла тогда опять об армии и вот этот знакомый сцепился с Ваней Хоботовым – полковником ВВС в отставке, и тогда - активистом КПРФ (как-то чуть не прошел от них в Госдуму).

Ваня кроме все прочего еще и доктор технических наук и человек очень энергичный и информированный. Знакомый начал говорить обычными единороссовскими штампами о том как у нас растет промышленность, развивается авиация и т.д. Ваня же напал на него с конкретными фактами, кажется что-то говорил о пятом поколении и т.д. (тогда очень актуально было потенциальное слияние АКБ и то, как это повлияет на систему в целом) и просто забил человека цифрами. Я наблюдал со стороны – очень интересно было смотреть на то, как рушится стена, возведенная пропагандистской машиной, и хотелось понять – какие выводы сделает человек? Куда придет? Ведь направление, кажется, знает – у самого взгляды совсем недавно были оппозиционные. И любопытно еще было посмотреть на сам этот живой процесс встраивания бывшего оппозиционера в систему.

Он что-то мычал, с чем-то пытался спорить, но, видно, чувствовал себя побежденным. Как-то тогда расстались не очень хорошо – этот спор, впрочем, испортил всем настроение. После он уже как-то не общался с прежними товарищами, помнится, ему предложили съездить куда-то вместе или что-то отметить, а он отказался. Причем, я бы не сказал, что это тот человек, которого мог бы оскорбить сам тон спора и т.д., могу быть не прав, но он большой любитель поспорить, много раз видел, что он чуть не на крик переходит, когда что-то доказывает. Разве что со мной да еще с парой бывших товарищей он общался. Да и то так… Позвонит, поздравит с чем-нибудь – и все. Не сухо и не радостно (хоть, может быть, год не виделись).

У меня и тогда было ощущение, и сейчас есть, что он, видимо, боится того, что его система жизневосприятия, которая только начала выстраиваться и в которой так тепло, сухо и мухи не кусают, будет разрушена, если он окажется в нашем кругу. Ему не хочется правды, каких-то фактов, они опасны и неприятны ему. И вот встретился вчера с ним в книжном магазине «Москва». Его жена меня первая увидела, поздоровалась, и тут он появился. Сначала пообщался в какой-то своей прежней манере, хорошо еще знакомой по последним дням нашего активного знакомства, но тут мы разговорились на какие-то бытовые темы – кто там умер, кто второй раз женился и т.д., и это как-то растопило лёд и что-то старое и уже забытое снова раскрылось.

Я довез их до дома (живут теперь в другом районе Москвы, в новостройке), помог донести какие-то географические карты и т.д. После дошли до ближайшего кафе (тут надо было видеть знакомого, что-то такое хозяйское у него было в том, как он показывал это кафе, заказывал по карте и т.д. – весь его вид – и розовые щечки и поджатые губки - словно говорил: «вот наш уютненький чистенький райончик, все здесь очень хорошо и устроено, и я сам довольный жизнью и хороший здоровый человечек». И вот начался у нас разговор. Дошло, к сожалению, до откровенности (с его стороны, с моей было бы непростительной наглостью и грубостью позволить себе правду в этом розовом мирке) и чего я только не услышал! И в «Единую Россию» записался, и на танцах со звездами бывал, а сам такой-то дал нам автограф и позволил сфотографироваться вместе (тут была продемонстрирована фотография на мобильном телефоне), и Путин-наш-рулевой и какие прекрасные артисты не то, что та серость при совке и т.д.

Что-то было замечено на тот счет, что страна развивается и идет вперед и в обоснование данного тезиса был приведен пример собственного благополучия, купленная за полмиллиона евро квартира и тот факт, что у соседей столько же денег и т.д. На робкое мое замечание относительно социальных проблем он заявил нечто либеральное в том духе, что, мол, «кто хочет, тот зарабатывает, а кто не хочет – это их проблемы, и вообще – общество само себя лечит. Мне не жалко вот этих вот людей, которые не смогли своих детей научить о себе заботиться, сами виноваты». Кого-то, кто слышал подобные суждения это не удивит, но в данном-то случае они были озвучены человеком, которого чуть не уволили в 97-м году из газеты за фразу «ельцинская банда отняла у советского народа великую победу». Тут уж я как-то чтобы не сказать чего-нибудь резкого, переключился на какие-то семейные вопросы. И оказалось, что принципы соцдарвинизма человек воплощает и в жизнь. Не буду рассказывать подробностей, но со своим братом он поступил на мой взгляд очень подло, бросил его – больного, покинутого человека на
произвол судьбы, предоставил самому себе.

No comments, как говорится(
О Жоржи Амаду (знал, что он был коммунистом, но не знал, к чему пришел к концу жизни) от orelkondor:
"Советская страна-ты наша мать,
Сестра, любовь, спасительница мира!"-эти слова Жоржи Амаду сказал 60 лет назад-после своей поездки в СССР. Писатель был покорён советскими преобразованиями.
Родился писатель в 1912-м году в местности с очень сложным составом населения-80% составляли негры и мулаты, 20% -метисы и белые. Многие малые народности подвергались страшным гонениям, в частности, запрещались некоторые культы, разрушались храмы, полиция жестоко разгоняла выступления самых бедных слоёв населения. В будущем, будучи депутатом парламента от Компартии, он добился легализации культа баиянских негров-самого бедного и унижаемого слоя населения. "Баиянские негры-а это все мы, слава Богу, -сохранили в жестокой и трудной борьбе верность своим африканским богам. Это был способ, и один из самых действенных, борьбы против рабства, за сохранение элементов своей культуры"-говорил Амаду. Вполедствии всю свою жизнь он боролся с остатками рабства в Бразилии-и сам в детстве не раз видел, как в гостиницах и на улицах истязали негров-рабов. В те времена рабство в Бразилии было ещё очень распротсранено, там были замешаны очень крупные фигуры-промышленники, землевладельцы. В своих ранних романах от также описывал поднимающееся рабочее движение.
В 1936-м году за открытые выступления в печати против фашистских организаций Жоржи Амаду был арестован. Тогда, вспоминал он, "террор господствовал повсюду. Нацизм подавлял свободу, растаптывались права человека". В Бразилии начался процесс ликвидации демократии и построение "Нового государства", установлен диктаторский режим Жетулиу Варгаса. Выйдя из тюрьмы, писатель отправился в путешествие до Мексики и США, во время которого он закончил работу над романом "Капитаны песка" (экранизация в СССР под названием "Генералы песчаных карьеров". Вскоре после этого его снова арестовали, но вскоре выпустили, не смогли предъявить обвинения. В 1942 году режим Варгаса вынужден был прекратить отношения с фашистскими державами-узнав об этом, и на фоне широкого антифашистского движения, Амаду вернулся в Бразилию, но по прибытии вновь был арестован-ему запретили бывать в крупных городах, он находился под домашним арестом. С 1945 года начинается новый период творчества. В 1946-м году он получает мандат в Парламенте, представляя интересы бразильской компартии. Но в это время бразильские реакционеры, поддерживаемые США, смогли привести к власти генерала Эурику Дутры, который в свое время поддерживал Гитлера. КП Бразилии оказалась под запретом, и Амаду вновь покинул Бразилию. Он начал клеймить американский империализм, возлагал на него ответственность за угрозу атомной войны. В 1951-м году был удостоен международной Сталинской премии. После очередной поездки по СССР, где он находился под сильнейшим впечатлением от увиденного, в частности, от того, как женщины в Сибири водят поезда, он написал книгу "Мир, где царит мир". Из очередной эмиграции вернулся на родину в 1956-м году.
"Моя жизнь писателя началась в 30-х годах. Когда стала разрываться железная блокада-блокада клеветы, которой реакционные , ретроградные правительства пытаются скрыть правду об СССР."-говорил он. В ту пору в Бразилии появились первые переводы произведений советской литературы-"Железный поток" Серафимовича, "Разгром" Фадеева, "Конармия" Бабеля. А следующие строки написаны им в 1992-м году: " Смотрю одним глазом-не от пренебрежения, а от того, что левое веко моё 2 недели как опустилось, и подниматься не желает. Я окривел от того, в каком виде предстали перед мной Советская империя и её подданные-в булочных нет хлеба...". Когда же писатель был настоящим-когда он восхищённо отзывался о советских женщинах, подчеркивая их интеллект, красоту и самостоятельность, или когда назвал их "жертвами предрассудка и невежества", которые "слыхом не слыхивали о Камасутре"? Когда хвалил Шолохова в первый приезд в СССР или когда назвал его "ничтожным человеком" за то, что автор "Тихого Дона" поносил своих собратьев на съезде писателей в 1954 году? Когда верил в революцию и в то что "власть народа и для народа" возможна, или когда писал о том, что во время поездки в Венгрию в 1951-м был шокирован тем, что на судебном процессе в социалистической стране применялись пытки? Скорее настоящим он был всегда. А гнев его по отношению к СССР вполне можно понять: это гнев сродни любви. Он считал, что граждане этой страны всё-таки разбили самую большую мечту-об обществе, где нашли бы приют все его "беспризорные мальчишки-капитаны песка, рыбаки, бродяги и публичные девки".

Умер Амаду в 2001-м году, не дожив до 89 лет 4-х дней. В общей сложности литературным творчеством он занимался 70 лет.


Нет, я вполне понял бы такую смену мировоззрения у жителя относительно сытой Западной Европы, но как мог коммунист из страны, где "процветают" нищета, трущобы, неграмотность, беспризорность - разочароваться в стране, где всё это было ликвидировано?
В нынешнем мире хорошо могут чувствовать себя 2 типа людей - конформисты (см. про журналиста) и люди, абсолютно уверенные в правоте своего дела - даже в самые черные дни.   Первым я быть не хочу, вторым - не могу.
Tags: Жоржи Амаду, культура и политика, печальное
Subscribe

  • 16 мая 1921 г.

    16 мая 1921 г. СНК РСФСР принял постановление о реорганизации Всероссийского фотокинематографического отдела Наркомата просвещения. В тот же день…

  • 15 мая 1921 г.

    15 мая 1921 г. заведующий экономическим отделом Сибревкома, бывший меньшевик и министр труда правительства КОМУЧа И.М.Майский (с февраля 1921 г.…

  • 14 мая 1921 г.

    14 мая 1921 г. был принят декрет СНК РСФСР «Об улучшении постановки дела социального обеспечения рабочих, крестьян и семейств красноармейцев»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments