Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

По страницам распада-10: «Огонек», октябрь 1985 г. (№№ 40-43)

Начало:
январь 1985 г. (№№ 1-4)
февраль 1985 г. (№№ 5-8)
март 1985 г. (№№ 9-13)
апрель 1985 г. (№№ 14-17)
май 1985 г. (№№ 18-21)
июнь 1985 г. (№№ 22-26)
июль 1985 г. (№№ 27-30)
август 1985 г. (№№ 31-35)
сентябрь 1985 г. (№№ 36-39)

В № 40 – снова актуализируют память о стахановском движении.





Визиты в СССР – союзник Кадар (хотя экономически Венгрия всё более дрейфовала и к рынку и от СССР – членом МВФ она стала уже в 1982 г.), президент Финляндии Койвисто (социал-демократ, у власти же находилась коалиция социал-демократов, центристов и двух более мелких партий, из крупных партий не включавшая правую Национальную коалицию, находившуюся до 1987 г. в политической изоляции, и вышедших из правительства в конце 1982 г. еврокоммунистов) и председатель японской нижней палаты Саката (от правящей правой ЛДП) с представителями других фракций (Коммунистическая партия Япония, отношения которой с СССР давно были достаточно недружественными, никак не выделена).



Снова поиск, на чем государству сэкономить – теперь за счет оснащения гаражей предприятий АЗС, чтобы избежать холостого пробега при заправке.



Землетрясение в Мексике (действия властей после него изрядного попортили репутацию правящей ИРП, а усугубленный им экономический кризис еще более сдвинул политику правительства в неолиберальную сторону, так что правление следующего президента Салинаса де Гортари, преемника де ла Мадрида, стало известно как «салинастройка»).



«Международное обозрение» хоть и затрагивает действительные проблемы Запада, но по темам довольно однообразно – о военном присутствии США вдали от их собственной территории, антивоенных демонстрациях в Западной Европе и бедности в развитых капстранах известно и из прошлых выпусков.



Интерес журнала к живописи не ограничивается русской классикой.



О достижениях оренбургских газовиков (министром газовой промышленности уже является Черномырдин, также ранее работавший в Орске, а затем в Оренбурге).



Снова о странах под властью правых режимов – ЮАР и Сальвадора (где кандидата от ультраправых д’Обюссона в 1984 г. победил на выборах «христианский демократ» Хосе Наполеон Дуарте, но на практике разницы не оказалось).





Весьма значительная часть номера – о Есенине в честь юбилея.



В № 41 – отставка главы правительства Тихонова и назначение нового – Николая Рыжкова, который будет руководить правительством почти до конца правления Горбачева (заменен на Валентина Павлова в январе 1991 г.). Рыжков также один из немногих действующих лиц политики той эпохи, который не только остается в живых, но и формально не покинул политику (с 2003 г. представляет в Совете Федерации Белгородскую область; при этом до того он, будучи беспартийным депутатом, возглавлял близкую к КПРФ депутатскую группу «Народовластие», но в СФ был назначен весьма правым губернатором Савченко). Также весьма показательно для характеристики брежневского поколения советских руководителей то, что Тихонов обосновывает просьбу об отставке состоянием здоровья, как будто для этого недостаточно было возраста – за несколько месяцев до того ему исполнилось 80 лет.




Другие новости – визит левого президента Мадагаскара Дидье Рацираки (у власти до 1992 г. и в 1997-2002 гг., несмотря на свержение – впоследствии вернулся на Мадагаскар, умер в марте 2021 г., нынешним правительством его деятельность расценивается положительно), вручение ордена Октябрьской революции Ярославлю и возвращение одной из последних экспедиций «Салюта-7» (и для 54-летнего Гречко, долго остававшегося самым пожилым на момент пребывания на орбите космонавтов нашей страны, и для более молодого Джанибекова этот полет был последним; уже в следующем году начала работу новая орбитальная станция «Мир», запомнившаяся уже нашему поколению).



Снова о нефтегазовой отрасли.



О способах сберечь ресурсы пишут столько, что решительно непонятно – а внедрить всё это по отдельности в соответствующих отраслях без общегосударственной кампании нельзя было? И если нельзя – на что вообще годен управляющий этим аппарат?

Вскоре, впрочем, эти вопросы зададут либералы, с понятным ответом (простой ответ от либералов, однако, оказался чисто демагогическим, и реализация их программы отбросила развитие производительных сил теперь уже бывшего Союза далеко назад).



Не лучший образец пропаганды: Рейган и конгрессмены-«ястребы» якобы разорил США, и им теперь грозит не быть переизбранными (т.е. надежда на то, что в рамках буржуазной системы «ястребов» сменят «голуби», да и вообще явная недооценка противника).





О годовщине образования ГДР – главный редактор издания «Хорицонт» Эрнст-Отто Швабе. Увы, не удалось найти сведения о его позиции и деятельности после 1989 г., хотя он, если верить немецкой википедии, жив и сейчас, а тогда был еще далеко не стариком.



О передовиках Ижорского завода, его модернизации и пути из передовика в депутаты (напомним, что тогда обязанности депутата не были постоянными и от основной работы освобождали только на время сессий соответствующего Совета).



Снова известные деятели националистического лагеря (Ямщиков и Лихачев; химик академик Петрянов-Соколов, человек действительно заслуженный, также был сочувствующим) на страницах журнала.



Передовой колхоз «Адажи» – сам колхоз на волне последующих «реформ» и за счет близости его председателя Альберта Каулса к Горбачеву стал к концу 1980-х фирмой, еще до двоевластия в Латвии начавшую внешнеторговую деятельность; Каулс же успел побывать в основателях националистического Народного фронта, затем – сблизиться с противниками сепаратизма, после поражения ГКЧП – за это публично извиниться и в конце концов недолго побывать министром сельского хозяйства Латвии от одной из весьма недолговечных партий (умер в 2008 г.). Бывший колхоз же, как пишут, изрядно ужался как производство, хотя не закрылся совсем.



Популяризация наследия Рерихов – без прямого упоминания эзотерики, но на весьма высоком уровне (академические института Сибирского отделения АН).



Тема Великой Отечественной войны из журнала не ушла.



Борьба с (слова этого, конечно, еще нет в русском) пранкерами – предлагают отключать их как абонентов при выявлении. Читаются в статье и детали быта тех времен – телефонной связью обеспечены не все, определитель номера уже существует, но до населения не дошел.



На выставке художников из социалистических стран – картины из КНДР и Кубы (как знали, что от соцлагеря скоро останется). Не могу сказать ничего о корейском художнике, но кубинский жив и живет в Гаване и сейчас.





Журнал вспоминает свое прошлое (1929 год, включая обсуждение «Тихого Дона»).



В № 42 – визит Горбачева (в сопровождении Шеварднадзе и других) во Францию, традиционно фрондерскую по отношению к США с конца 1960-х годов. Встретился и с президентом Миттераном (Социалистическая партия), и с руководством ФКП (несмотря на то, что в 1970-е годы ее генсек Марше считался одним из лидеров еврокоммунизма, на разрыв с СССР он не пошел, поддержав введение войск в Афганистан и военное положение в Польше; внутри же Франции партия в 1981 г. впервые с 1947 г. стала правительственной, но в 1984 г. ушла в оппозицию), и с правым мэром Парижа Шираком (к тому моменту уже побывавшего премьер-министром в 1974-76 гг. и занявшим третье место кандидатом в президенты в 1981 г. – в 1986 г. Ширак станет премьер-министром снова, в 1988 г. проиграет президентские выборы Миттерану и лишь в 1995 г. наконец займет высший пост).

Показателен в советско-французских отношениях и космический вопрос – первым французом в космосе в 1982 г. стал Жан-Лу Кретьен в составе советской экспедиции «Союза Т-6» и «Салюта-7», а в 1985 г. (когда его полет уже был «уравновешен» Патриком Бодри на «Дискавери») СССР и Франция договорились о новом полета французского космонавта на советскую орбитальную станцию (в 1988 г. вновь полетит Кретьен, уже на «Мир»).





Снова антивоенная пропаганда по-советски и предложение академика Кадомцева о строительстве международного термоядерного реактора (проект ИТЭР, куда кроме упомянутых стран подключились также Китай и Индия, действительно сейчас реализуется – строительство во Франции началось в 2007 г., а работа с плазмой должна начаться в 2025 г.).



Визиты в СССР – представителей Всемирной федерации профсоюзов (создававшейся после Второй мировой войны как объединяющая рабочих разных политических направлений, но в результате быстрого откола социал-демократических, христианско-демократических и других некоммунистических профсоюзов оставшаяся преимущественно коммунистической) венгра Шандора Гашпара и суданца (члена подпольной компартии и давнего эмигранта в Праге, где тогда находилось руководство ВФП) Ибрагима Закария, а также председателя и представителей всех фракций австрийского парламента (то есть социал-демократов, консервативной Народной партии и праволиберальной Партии свободы, через несколько лет открыто перешедшей на националистические позиции).



В международном обозрении – израильская бомбардировка штаб-квартиры Организации освобождения Палестины в Тунисе, ДТП с американскими ракетами в Западной Германии и нападения УНИТА в Анголе.



О науке и своем отношении к миру рассказывает академик Гольданский (вскоре народный депутат СССР и активный сторонник политики позднего Горбачева).



Последний писк совесткого автопрома: ВАЗ-2108.



О необходимости культурной работы в общежитиях – почему-то с критикой слова «общага» как едва ли не ругательства (притом, что русскому языку разговорные сокращения сложных слов свойствены как минимум с начала XX века).



Савелий Ямщиков рассказывает, что его интерес к творчеству Рублева художественный, а не богословский (через некоторое время станет можно и н станет называть себя, в том числе, именно богословом).



А вот Борис Олейник стал одним из немногих украиноязычных деятелей культуры, не превратившемся в оголтелого националиста (при ошибках вроде поддержки первого Майдана – вышел из комиссии по государственным наградам в знак протеста против ющенковского присвоения звания Героя Украины Бандере).



Один из последних известных советских фильмов, еще не несущих в себе веяния новых времен – «Самая обаятельная и привлекательная».



О моде на псевдонауку на примере «счетчиков биоритмов» – тревожные мысли оказались тревожными не зря, и вскоре шквал слегка замаскированного под науку фричества и откровенной шизотерики обрушится на жителей страны и из официальных каналов.



Вышла официальная книга об «ускорении».



И еще одна сквозная тема официоза 1985 года, куда без нее.



В № 43 – о пленуме ЦК КПСС. Тихонов ушел и с должности члена Политбюро, новый предсовмина Рыжков покинул пост секретаря ЦК, кандидатом в члены Политбюро избран новый председатель Госплана Талызин (по образованию не экономист, а инженер, бывший министр связи; ушел на пенсию в 1989 г., умер в январе 1991 г.).



Визит Каддафи. Судьба приехавших с ним «секретарей» (министров) сложилась по разному – главком вооруженных сил Юнис Джабер остался его сторонником и погиб с ним, тогда как бывший министр иностранных дел Трейки, успевший побывать председателем ГА ООН, с началом гражданской войны бежал в Каир, дистанцировался от Каддафи и впоследствии умер в Египте.



Антиамериканская карикатура и продолжение «дела Антонова» (был признан невиновным, освобожден и вернулся в Болгарию только в марте 1986 г.).



Умер еще недавно публиковавшийся в «Огоньке» южноафриканский писатель-коммунист Алекс Ла Гума, но борьба в ЮАР и Намибии продолжается силами активистов АНК и сочувствующих в других странах. Биографию Джин Миддлтон (коммунистки из белых англоязычных южноафриканцев) можно прочесть тут, найти другие сведения о другой интервьюированной Беверли Гослинг не удалось.



О колхозе «Спасское» под Новомосковском, председатель которого Василий Стародубцев вскоре стал председателем Всесоюзного совета колхозов, затем депутатом и наконец одним из членов ГКЧП (в 1997-2005 г. губернатор Тульской области, затем до конца жизни депутат Госдумы от КПРФ).




И передовики промыленности – балашихинский «Криогенмаш».





Слово «собственник» еще используется как ругательство – всего через несколько лет все крупные СМИ начнут убеждать читателей, что собственников-то стране и не хватает.



А вот и один из будущих антикоммунистов – Борис Сопельняк.



Сами кубинцы, впрочем, намного интереснее.







А дальше градус русскости (в плохом смысле) становится чрезмерным – о русской (семиструнной) гитаре рассказывает Вадим Кожинов (черносотенные взгляды которого были секретом Полишинеля намного раньше)



… и рецензия на «Пожар» Распутина, где доколлективизационная деревня противопоставляется советской как идеал почти открыто (а пьянство приписывается людям, не обзаведшимся в деревни собственным хозяйством – в общем, прямо ретроградско-мелкособственническая точка зрения):

Теперь, пожалуй, не доискаться, как и с чего произошел сворот на нынешнее раздольное житье-бытье. Но не было же этого поначалу, уже и в новом поселке не было, чтоб люди так разошлись всяк по себе, так отвернулись и отбились от общего и слаженного существования, которое крепилось не вчера придуманными привычками и законами. А вспомнить, не ими ли, не этими ли законами, не этой ли грудью единой спасались и спаслись в старой деревне в войну и в лихие послевоенные годы, когда за десять колосков, не размениваясь и не мелочась, по десять же лет и приговаривали? Когда едва справлялись с налогами, когда у «нерадивых» обрезали огороды, чтоб обрезанное зарастало крапивой, и не позволяли до белых мук покосить на свою коровенку? Когда надо было не только держаться вместе, но вместе и исхитряться, чтоб выстоять? А ведь в деревне тоже всякие люди водились, и кой у кого зудело, поди, донести да навести, соблюсти законность и сослужить верную, запрашиваемую службу. Не без того, чтоб не зудело. Но знал он: в деревне после этого не живать, Егоровка ему этого не простит.

А теперь вот Ивану Петровичу приходится съезжать – и как все переменилось! Можно сказать, перевернулось с ног на голову, и то, за что держались еще недавно всем миром, что было общим написанным законом, твердью земной, превратилось в пережиток, в какую-то ненормальность и чуть ли не в предательство. И Сосновке все едино, ей, быть может, даже спокойней и удобней, если Иван Петрович уедет и перестанет мутить воду. Или наоборот, да, конечно, наоборот: не станет, как выживший из ума старик, помнивший из детства чистую воду, махать руками, чтоб она и поныне оставалась чистой, когда все вокруг замутилось. Уж если зашла речь о воде, то она, как известно, чиста не тогда, когда она действительно чиста, но когда ее хотят видеть чистой. А для этого вольно на глаза какую-нибудь хитрую оптику нацепить.

Нет, не сразу, как переехали, пошло боковым ходом. Конечно, новая работа сказалась: валить лес, только валить и валить, не заботясь, останется, вырастет что-нибудь тут после них или нет. Это теперь заставляют на вырубках делать посадки, да и то как заставляют: вроде и обязан, как обязан время от времени думать о смерти, чтоб чище жить, но можно и не думать о ней, жить, и все, а жизнь состоит в том, чтоб рубить. За невыполненный план по посадкам – пожурят, за план по вырубке – семь шкур сдерут. Вот и повелось и не сменилось с годами, что игрушками этими, лесовосполнением, должен заниматься лесхоз, а у того пять рук на пятнадцать разнарядок, и ни одно дело до конца довести он не в силах.

Попервости и строилась каждая деревня в Сосновке своей улицей, и жить собрались теми же общинами, что прежде. Вдовых баб, стариков ставили на ноги по заведенному обычаю всем «колхозом», помогая им переносить избенки и раздирать огороды. По этим огородам торились тропки, чтоб напрямую, не выходя в улицу, бегать друг к другу за всякой надобностью и без надобности, когда высвобождалась минутка для разговоров и чая. И раздавалось на закате солнышка на всю округу: «Дарья-а! Марья-а! Самовар поспел! Наталья-а! Ты к криволуцким не пойдешь?» – на ближнюю, значит, от горы улицу, которую заняла деревня Криволуцкая.

Потом все перемешалось. И не то плохо, что после смертей, свадеб, разделов и торгов одна деревня стала проникать в другую, жизнь невозможна без таких проникновений, а то пошло неладом, что взамен уехавших и унесенных принялись селиться люди легкие, не обзаводящиеся ни хозяйством, ни даже огородишком, знающие одну дорогу – в магазин, и чтоб поесть, и чтоб время от работы до работы скоротать. Сначала от работы до работы, а затем и работу прихватывая, заслоняя ее магазином, и чем дальше, тем больше, тем слаще и неудержимей. Работа этого, понятно, не любит – и нелады с ней, с работой, и уж общины другого толка, которых раньше не было и в помине. Водились, конечно, пьянчуги, где они на святой Руси не водились, но чтоб сбиваться в круг, разрастаться в нем в открытую, ничего не боящуюся и не стыдящуюся силу с атаманом и советом, правящим власть, такого нет, не бывало. Это уж наши собственные достижения.




Будущий руховец Олесь Гончар украинскую культуру еще не противопоставляет, но о «духовности» уже говорит.



Продолжение следует…
Tags: Миттеран, Рыжков, контрреволюция в СССР, националисты, по страницам распада
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments