Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

На великом и могучем-12: Нинес Маэстро о Хулио Ангите

Хулио Ангита, «В поисках воды»
Нинес Маэстро, Красная сеть
https://redroja.net/articulos/julio-anguita-buscando-agua-potable/

Я чувствую необходимость написать о политической истории Хулио Ангиты, о тех годах – с 1988 по 2000 – когда мы оба были вовлечены в события, сделавшие его важной фигурой истории испанского рабочего движения. Это особенно важно с учетом того, что его роль, вероятно, будут скрывать и искажать. И я хочу рассказать о том, что должно быть записано.



Его прямое противостояние с главной опорой «Перехода» [Transición – название исторической эпохи демонтажа открытой диктатуры в Испании при сохранении буржуазного строя, монархии, наследия франкистского репрессивного аппарата в силовых структурах, а также полной безнаказанности деятелей диктатуры – прим. переводчика], Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), довело его до нескольких инфарктов и, в конечном счете, до смерти от болезни сердца.

Хулио Ангита стал генеральным секретарем Коммунистической партии Испании (КПИ), а затем лидером Объединенных левых (ОЛ) как могильщик каррильизма, соглашений Перехода [сделавших условием легализации КПИ ее примирение с монархией – прим. переводчика] и лозунга «Вместе мы можем» КПИ с ИСРП. Его противостояние с Сантьяго Каррильо в те времена, когда он был алькальдом Кордобы [Ангита занимал этот пост с 1979 по 1986 г.; Каррильо был снят с поста генерального секретаря в 1982 г., в 1985 г. исключен из партии, в 1991 г. призвал сторонников вступить в ИСРП – прим. переводчика] однажды поставило его на грань исключения из партии.

Политический и административный аппарат, который сегодня известен под названием «режим [19]78 года», ОЛ при Ангите характеризовали через аналогию с «двумя берегами» – с ИРСП и [постфранкистской] Народной партией на противоположном от себя берегу. Причин рассматривать ИСРП как ставленников капитала было предостаточно, и Ангита коснулся всех их: разрушение промышленности под видом «преобразования», приватизация государственных предприятий, финансовых махинации, коррупционные скандалы с Всемирной выставкой 1992 г. в Севилье, [нелегальным финансированием ИСРП через фирму] Filesa, строительством скоростной железной дороги, [осуждением бывшего управляющего Банком Испании Мариано Рубио по делу фирмы] Ibercorp, дело Хуана Герры [брата бывшего вице-премьера Альфонсо Герры] дело [бывшего директора Гражданской гвардии] Луиса Рольдана и т.п., а также контрреформы трудового законодательства, вступление в НАТО и последующее нарушение под руководством генерального секретаря альянса Хавьера Соланы условий, при которых сторонники сохранения членства в НАТО победили на референдуме 1986 года [невступление в военные структуры НАТО, неразмещение ядерного оружия на территории Испании и сокращение американского военного присутствия в стране]. Так же Ангита неуклонно разоблачал сохранения наследия франкизма в государственном аппарате, в первую очередь в полиции и Гражданской гвардии, и связанный с этим государственный терроризм ГАЛ [тайной организации, под руководством гражданских сепаратистов и МВД организовавшей в 1980-е годы убийства баскских сепаратистов, включая не только членов ЭТА, но и легальных политиков – прим. переводчика].

Противостояние было жестким, потому что касалось не только ИСРП, но и связанных с ней структур: медиагруппы Prisa с ее главной составляющей – газетой El País, а также руководства Рабочих комиссий [одно из двух главных профсоюзных объединений Испании, основанное в 1962 г. коммунистами, но с начала 1990-х порвавшее с КПИ и сблизившееся в ИСРП].

Мало того, ИСРП и Рабочие комиссии организовали марионеточные структуры внутри самой ОЛ – «Новую левую» [организация правого крыла КПИ и ОЛ, в 1997 г. вышла из ОЛ и в 2001 г. влилась в ИСРП] и Инициативу за Каталонию [каталонская структура ОЛ, руководство которой распустило Объединенную социалистическую партию Каталонии (ОСПК – местная структура КПИ до 1997 г.) и порвало с ОЛ в 1997 г.; в дальнейшем существовала как партия Инициатива за зеленую Каталонию до поглощения «Подемос» в 2019 г.]. Их политическая активность заключалась в открытом противостоянии политике, которую проводил Ангита при поддержке большинства организации. В конце концов их руководители поголовно стали депутатами и министрами разных уровней в составе ИСРП или при ее поддержке.

Помимо их открытой борьбы, разногласия внутри ОЛ создавала часть руководства КПИ, формально входившая в состав большинства, но в действительности тайно боровшаяся за ту политическую позицию, которую они считали единственно возможной для ОЛ: сателлита ИСРП в парламентах и правительствах.

Первый инфаркт Ангита перенес в Барселоне, главном центре внутренней оппозиции во главе с Рафаэлем Рибо, одним из ликвидаторов ОСПК и ныне омбудсменом Каталонии.

При голосовании в Конгрессе по вопросу о ратификации Маастрихтского договора три депутата «Новой левой», Николас Сарториус, Пабло Кастельянос и Кристина Альмейда, проголосовали «за» вразрез с позицией ОЛ, порвав с организацией. Заверяю, что именно это противостояние с могущественной группой влияния стоило Ангите его первого тяжелого сердечного приступа.


Он восстановился, но борьба классов продолжалась. Как ответ на Социальный пакт – постоянный договор руководства двух крупнейших профобъединений [Рабочих комиссий и открыто связанного с ИСРП Всеобщего союза трудящихся] в тот момент, когда правительство [ИСРП] открыто атаковало рабочий класс, в Рабочих комиссиях был организован Критический сектор. Под руководством Марселино Камачо [генерального секретаря Рабочих комиссий в 1976-87 гг., члена КПИ и ОЛ] и Агустина Морено, эта важная группа с 1996 г. начала активную борьбу за боевую и близкую к позиции ОЛ профсоюзную деятельность, включая борьбу против ЕС.

Осада позиций руководства ОЛ во главе с Ангитой продолжалась. Руководители территориальных организаций ОЛ изображали поддержку его политики и с удовольствием получали голоса, которые он привлекал, тогда как на деле их политика становилась всё ближе, к Рабочим комиссиям, ИСРП и El País. Для примера этой шизофренической ситуации можно вспомнить пример руководства мадридской федерации во главе с Анхелем Пересом, формально принадлежавшего к «большинству» ОЛ и одновременно входившего в правящие коалиции с ИСРП в важных городах региона, связанного со спекуляцией недвижимостью и включавшего в себя людей, как позже выяснилось, получавших нелегальные выплаты от банка CajaMadrid.

В 1998 году руководство ОЛ во главе с Ангитой инициировало создание Платформы за закон о 35-часовой рабочей неделе с сохранением зарплаты, выступив также за отмену сверхурочного труда, понижение пенсионного возраста и т.д. вместе с Критический сектором Рабочих комиссий, ВКТ, Движением против Европы Маастрихта и другими социальными организациями и профсоюзами. Эта платформа призывала к восстановлению независимого боевого классового движения. Было убедительно показано, что увеличение производительности труда с 1976 г. привело только к росту прибылей капиталистов, тогда как если бы было целиком использовано для сокращения рабочего времени, то позволило бы сократить рабочую неделю до 25 часов.

Сбор подписей для того, чтобы внести предложение о сокращении рабочей неделе на указанных условиях в качестве народной законодательной инициативы [статья 87 Конституции Испании устанавливает для этого порог в 500 тыс. подписей] – не был главной целью. Идея заключалась в том, чтобы путем агитации на шахтах, заводах и других рабочих местах прийти к созданию единых рабочих советов и классово-независимой боевой позиции. В этой задаче, активисты ОЛ на предприятиях должны были сыграть ключевую роль.

Саботаж выполнения принятых решений в ОЛ начался сразу. Ангита и мы, его сторонники, убедились в том, что мобилизация актива была сознательно сорвана в наиболее важных местностях (Мадрид, Андалусия, Астурия и Каталония).

Подписей в установленный срок было собрано много больше необходимого, но проект оказался смертельно поражен. Большая манифестация в Мадриде в день голосования в парламенте, которая при участии жителей всех регионов страны должна была стать началом новой фазы борьбы, стала большим провалом. Голосование в парламенте отклонило инициативу в ноябре 1999 г., но вместо пути к реконструкции рабочего и народного движения, сознательно сорванный процесс тихо и печально закончился.

И это был конец. На последующем заседании Федерального политического совета, осада завершилась. Маски с большинства руководителей КПИ, ранее лживо заверявших лидера в поддержке, действуя прямо противоположным образом, были сорваны. Оставалось поставить точку в периоде сопротивления, чтобы движение преклонило колено перед государственным аппаратом.

На этом заседании в начале декабря 1999 г., больной и потерпевший поражение Ангита был вынужден принять предложение генсека КПИ Пако Фрутоса, которое заключалось в полном разрыве с прошлой политикой ОЛ через предвыборное соглашение с ИСРП на выборах 2000 года.

Несколько дней спустя, 16 декабря 1999 г., Хулио Ангита перенес новый тяжелый сердечный приступ и был срочно прооперирован. Но этим дело не закончилось. Четыре руководящих деятеля имели бесстыдство прийти в отделение интенсивной терапии, где он лечился, и потребовать его отставки там. Выборы 2000 года приближались. Необходимо было исполнять соглашение с ИСРП, в то время во главе с Хоакином Альмунией, а Пако Фрутос был назначен координатором ОЛ. Лозунг избирательной кампании намекал на участие в будущем правительстве: «Мы необходимы». Народная партия неожиданно получила абсолютное большинство, тогда как ИСРп потерпела фиаско, а ОЛ и вовсе потеряла половину избирателей и 13 [из 21] депутатских мест.

На выборах 2004 года, с Гаспаром Льямасаресом в роли координатора, ОЛ продолжила падение, потеряв половину остававшихся голосов. Передовая статья [правой газеты] ABC, анализируя электоральный упадок ОЛ, осталась недовольна (обоснованная классовая позиция) ее поражением, указывая на роль КПИ времен «Перехода», а затем ОЛ в качестве «заградительной дамбы» от «антисистемных левых».

Хулио Ангита сделал смелую попытку разорвать со сценарием, уготованным левым со времен «Перехода». Он знал, насколько серьезным и жестким будет сопротивление ИСРП и ее аппарата. Хуже всего было узнать, что внутри собственной организации работали на то, чтобы приблизить его поражение.

Весьма вероятно, что эти же люди начнут его восхвалять. Но что действительно верно – что Ангита, делавший ошибки как и все люди (в частности, ту, что он не хотел увидеть, что поддержка им «Подемос» привела к таким же результатам, как политика, которой он ранее противостоял), останется в истории как честный и искренний руководитель.

Сегодня мне приходят в голову слова [кубинского певца] Сильвио Родригеса, которые Ангита сделал эпиграфом к одной из своих книг и которые достойны того, чтобы быть высечены на его могиле: «Fue de planeta en planeta, buscando agua potable, buscando la vida o buscando la muerte, eso nunca se sabe. Lo más terrible se aprende en seguida y lo hermoso nos cuesta la vida» [«Он шел от планеты к планете, в поисках питьевой воды, в поисках жизни или смерти, никогда не зная этого. Самому ужасному обучаешься сразу и самое прекрасное стоит нам жизни»].

16 мая 1920 г.
Tags: iu, pce, Испания, на великом и могучем, ревизионизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments