Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Наш ответ Керзону-47: Адошев/Варламов о начале Второй мировой войны



https://varlamov.ru/3600269.html

В этом выпуске «Нашего ответа Керзону» - о посте, который разместил у себя в блоге господин Варламов в честь годовщины начала Второй Мировой войны. Написал этот пост, к его чести, не он сам – он не стал позориться своими своеобразными познаниями в истории, а разместил текст Владимира Адошева, он же Крис. Это еще более интересная личность – человек, который, родившись в 1990 году, считает датой своего второго рождения 2013 год, когда он переехал в «Западный (с большой буквы) мир», а именно – в Германию. Радикально западнический неофит, вплоть до желания перевести алфавит русского языка на латиницу. Посмотрим, что же он написал, а Варламов у себя разместил.

В конце поста – 'экспериментальная видеоверсия обзора.

В медийном пространстве часто приходится слышать использование польскими политическими деятелями термина "советская оккупация"применительно к событиям 1939-1941 и 1945-1989 годов. В настоящий момент в Польше функционирует несколько "музеев оккупации", в том числе самый крупный в Гданьске.

Польша достаточно последовательна в своей риторике, которая зачастую возмущает официальных политических представителей Российской Федерации и Беларуси, будоражит всё проправительственное русскоязычное медиапространство.

Официальная российско-белорусская позиция от польской категорически отличается. Разберёмся cо всем по порядку, проследив всю историю советско-польских отношений с 1939 года. Также рассмотрим, почему именно в современном польском взгляде на историю термин "оккупация"применяется не только к Третьему рейху, но и к СССР.


Таким образом, нам предлагается послушать и воспринять польскую позицию, даже если речь идет о землях нынешней Беларуси, для которой поляки ни до, ни после 1939 года не составляли большинство, и, попросту вместо российский или белорусской точки зрения послушать польскую и воспринять их аргументы. Послушаем, посмотрим, как жилось населению, как могли воспринять местные, и каковы корни нынешней польской позиции.

С нападения на Польшу началась Вторая мировая война


Надо учесть, что принятая в историографии большинства стран мира (включая СССР, а затем РФ) дата начала Второй мировой войны достаточно условна, она сложилась из множества конфликтов, многие из которых начались раньше 1 сентября 1919 г. Самое крупное из этих событий – нападение Японии на Китай 1937 года, было и много других конфликтов – и войны, как в Испании и Эфиопии, и захваты без масштабных боевых действий, как было с Чехословакией, которую Франция и Великобритания позволили сожрать Гитлеру, а Польша так и вовсе выступила на его стороне и себе тоже забрала кусок Чехословакии.



СССР же к тому времени, помимо оказанной помощи Китаю и республиканской Испании и предложенной – Чехословакии, успел прямо повоевать с одной из стран Оси – Японией – на Хасане и Халхин-Голе.

Сталин нельзя констатировал уже 10 марта 1939 г. (на XVIII съезде ВКП(б)):

«Вот перечень важнейших событий за отчетный период, положивших начало империалистической войне В 1935 году Италия напала на Абиссинию и захватила ее. Летом 1936 года Германия и Италия организовали военную интервенцию в Испании, причем Германия утвердилась на севере Испании и в испанском Марокко, а Италия – на юге Испании и на Балеарских островах. В 1937 году Япония, после захвата Манчжурии, вторглась в Северный и Центральный Китай, заняла Пекин, Тяньцзин, Шанхай и стала вытеснять из зоны оккупации своих иностранных конкурентов. В начале 1938 года Германия захватила Австрию, а осенью 1938 года – Судетскую область Чехословакии. В конце 1938 года Япония захватила Кантон, а в начале 1939 года – остров Хайнань.

Таким образом, война, так незаметно подкравшаяся к народам, втянула в свою орбиту свыше пятисот миллионов населения, распространив сферу своего действия на громадную территорию – от Тяньцзина, Шанхая и Кантона через Абиссинию до Гибралтара».



События сентября 1939 года обычно не любят вспоминать ни в России, ни в Беларуси. В "отечественной истории"принято говорить лишь про 1941 год и знаменитое "без объявления войны германские войска напали на нашу страну...". Однако война началась двумя годами раньше, когда 1 сентября 1939 года в Польшу вступили войска Третьего рейха с запада, а 17 сентября – войска СССР с востока. Это событие в польской и мировой истории называется однозначно: "вторжение", "захват", "нападение". Почему так?



Польскую историографию называют «мировой», белорусскую игнорируют, хотя у множества других стран, включая Китай – самую большую по населению страну мира, может быть отличная от польской точка зрения на то, было ли вступление советских войск в западную Белоруссию и Западную Украину «оккупацией» или «освобождением».

Польская армия несла большие потери, но продолжала выполнять боевые задачи по защите суверенитета собственного государства. Можно долго говорить о том, что Польша была не готова к войне, о явных стратегических ошибках польского правительства, о низкой боеспособности армии. Но факт остается фактом: Польша приняла бой на два фронта, бой был неравным, и в этом бою Польша свой суверенитет утратила. Лежачего били двое.


Это совершенно неверно. К 17 сентября правительство еще до того бежало из Варшавы и как раз 17 сентября, когда вошли советские войска, оно бежало в Румынию. Последнее, что оно успело передать своим войскам на востоке – чтобы они советским войскам не сопротивлялись.



Дополнительный протокол к пакту Молотова – Риббентропа достаточно чётко обозначил сферы влияния СССР и Германии. После недолгих переговоров два государства – вершителя человеческих судеб определили общую границу. Государство Польша перестало существовать.


В этот момент Советский Союз впервые стал государством - вершителем судеб. До того вместе с Германией и Италией человеческие судьбы вершили Франция, Англия и та же Польша. Когда Франция и Англия предлагали Эфиопии, по сути, капитулировать перед итальянскими фашистами, когда Англия возила на Менорку парламентера от Франко, для того, чтобы испанские республиканцы сдались, когда в Мюнхене поделили Чехословакию с санкции Франции и Англии при участии Польши, Советский союз выступил вершителем судеб не каких-то абстрактных народов, а белорусского, украинского, молдавского, и затем, народов Прибалтики, которые были близки народам самого Советского Союза.


Годом ранее, именно угроза Польши присоединиться к Германии в военном выступлении против Чехословакии сыграла немалую роль в ее капитуляции (картинка кликабельна)

Дальше Адошев пишет о немецкой политике по отношению к Польше. Он говорит очевидные вещи, которые все признают, о национальном угнетении, колонизации, и т д. Что характерно, когда он говорит о польской политике в Западной Белоруссии и Западной Украине, он аналогичные факты попросту умалчивает.

Тем временем восточную часть Польши заняли советские войска. Сегодня эту историю не очень любят вспоминать в официальных медиа ни в России, ни в Беларуси. Про неё принято говорить либо хорошо, либо никак. Причины тому есть.


Показательное лакейское «восточную часть Польши».

Что же до того, что и как вспоминают в России – на это есть причины. Российское руководство не собирается защищать Советский Союз и советский строй, и действительно, о многом умалчивает. Белорусская историография стала говорить о тех событиях намного меньше, чем советская, хотя улицы 17 сентября в Западной Беларуси, в отличие от Западной Украины, остались. И о том, что воссоединение белорусского народа было историческим событием, в белорусской официальной прессе периодически вспоминают.

У советской пропаганды рассказать всё получилось действительно красиво: это были территории, населённые преимущественно украинцами и белорусами, следовательно, СССР осуществил акт "торжественного воссоединения разделенных народов". А национальные меньшинства – поляки, евреи и представители других национальностей – "получили равные права в интернациональной семье". Иначе и быть не могло, ведь пришли великие силы добра и устроили мир, любовь и процветание. Реальность была совершенно иной.


Действительно, это были территории, населенные преимущественно белорусами и украинцами, как говорилось в советской историографии. Крупнейшим нацменьшинством при этом были евреи, а не поляки. Что касается отношения этих народов к польскому государству, то можно сослаться на яростного польского националиста, внука капитана Армии Крайовой Ромуальда Райса, который в 1946 ггоду на Белостокщине – территории со смешанным белорусско-польским населением, которую Советский Союз вернул Польше, сжигал населенные белорусами деревни, за что его в 1949 году польский суд приговорил к смертной казни. А внук деяния своего деда защищает так:

«Местное белорусское население было горячим сторонником присоединения к СССР. Среди этого населения было много сотрудников и агентов коммунистических спецслужб. Капитан Райс боролся с врагами отечества [Польши], а их было много среди белорусского населения.

Так белорусов воспринимали сами поляки. Кроме того, 47 тысяч за межвоенные годы бежали в Советский Союз. При этом дискриминация белорусов и украинцев была совершенно официальной. В 1934 году Юзеф Бек, министр иностранных дел Польши, официально объявил об отказе от защиты прав нацменьшинств.

Дальше господин Адошев начинает говорить о принципах польского и советского государств. Посмотрим, что у него получается:

В 1939 году советская власть пришла на территории, которые не стали частью советского политического и экономического пространства двадцатью годами ранее. Невозможно изучать историю СССР и сфер его влияния в отрыве от советской политической и экономической доктрины, в которой отсутствует понятие частной собственности и рыночной экономики.


Тут не поспоришь, действительно нельзя рассматривать Советский союз отдельно от строя и от идеалов, на которых строился социалистический строй как первая фаза коммунизма в Советском союзе, то есть, общество, где действительно уничтожалась частная собственность. Естественно, современное российское руководство, которое хочет советские победы присвоить себе, при этом не говорит о советском строе, и уж, тем более, его не защищает. Вместо них это сделаем мы, поспорим с автором и узнаем, куда же он пришел. От Советского Союза он переходит к Польше и очень ее хвалит.

Польша до 1939 года была развивающимся государством с рыночной экономикой. Функционировал малый, средний и крупный бизнес, работали банки, были налажены товарно-денежные отношения. Вне зависимости от национальности в обществе были люди, которые своим физическим и интеллектуальным трудом, смекалкой и умом имели возможность зарабатывать неплохие деньги. В стране существовал институт частной собственности: люди владели недвижимостью, покупали и продавали квартиры, автомобили, частные дома. Строили усадьбы, обрабатывали и благоустраивали находящуюся в собственности землю.


Обычно адепты капитализма показывают нам примеры процветания при капитализме, и говорят, как это хорошо. Теперь же нам преподносят очевидный факт того, что в довоенной Польше был капитализм, и отсюда делают вывод, что она, а также западноукраинские и западнобелорусские мир процветали. Если мы рассмотрим современный мир, то почти во всех государствах, которые есть на земном шаре – капитализм. Но из этого мы не сделаем вывод, что все они процветают.
Обратимся к статистике – что же представляла собой экономика, образования и социальная сфера Западной
Белоруссии под польской властью.

Показательна статистика для 3 регионов – Новогрудского, Полесского и Виленского воеводств (в состав последнего входили Вильно и окраины с приблизительно равными долями польского, белорусского, литовского и еврейского населения, однако большую часть воеводства составляли белорусские земли восточнее). По данным на 1926 г., экономическое положение этих регионов было следующим.

Всего 127 предприятий, где больше 20 занятых, и всего 19 предприятий на 3 региона, где работало больше 100 человек. Всего на регион 100 тыс рабочих. 80% жителей было занято в сельском хозяйстве – в общем,. никакого экономического процветания и развития не видно. После 1929 года, начала Великой Депрессии, положение промышленности стало еще хуже. Нельзя сказать, что к 1939 году было построено что-то хорошее.

С образованием было не лучше – по данным для Полесского воеводства, неграмотность сокращалась темпами 10% за 10 лет. В 1931 году среди населения старше 10 лет 43% неграмотных. В 1936 году из 236 тыс детей школьного возраста 53 тысячи школы не посещали. При этом школы были на польском языке- не родном языке местного населения и даже не языке, грамоте на котором могли обучить детей родители (кто из них был грамотен - получил образование еще в Российской Империи, где образование было на русском языке и на кириллице. В Польше же не было государственных белорусских школ, а частные закрывались, образование было на польском. Другой язык и другая письменность крайне затрудняли получение образования.

В Виленском университете (на собственно белорусских землях не было университетов) белорусов среди студентов было всего 3%.Среди чиновников Полесского воеводства 88% поляков, причем большая часть – присланные из польских земель, меньше 6% - русских, 3,6% белорусов и по 1% с небольшим евреев и украинцев.

Среди интеллигенции – 75, 5% поляков, чуть побольше – евреев и русских – 9,8 и 9.5% и по 2.5% - украинцев и белорусов. Если кто-то и мог «зарабатывать интеллектуальным трудом и процветать», то это не украинцы, не белорусы и не прочее местное население. Евреям тоже временами приходилось несладко – с 1937 года они были посажены в высших учебных заведениях на отдельные парты – так называемые «учебные гетто», против чего протестовала прогрессивная часть общества, но эту меру так и не отменили.

А чтобы понять, насколько обосновано господство поляков, достаточно посмотреть данные переписи населения 1897 года, еще Российской Империи: Брест-Литовский уезд – 3,9% польского населения, Волковысский – 2,1%, Гродненский – 5.7%. Были в Гродненской губернии и уезды (Слонимский, Сокольский и Пружанский), где доля поляков была и меньше 2%. Например, в Смоленской губернии, то есть на территории современной Российской Федерации было 2,6% поляков. С тем же успехом, как пишет автор, о польском городе Бресте, можно говорить об «исконно польском» городе Смоленске. Во время войны 1919-20 годов, когда Польша захватила эти земли, она стремилась к границам 1772 года. Смоленск туда уже не попадал, но попадала вся Литва, вся Беларусь, Правобережная Украина до западных окраин Киева и даже куски территорий, которые принадлежат России - Невель из Псковской области и Себеж из Смоленской. И на всех этих землях Польша собиралась проводить ту же ассимиляционную политику, которую проводила в Западной Белоруссии и на Западной Украине.

Общество функционировало так, как привычно и понятно всем нам сегодня. Люди стремились обустроить достойную жизнь для себя и своих детей. Они работали для того, чтобы улучшить текущее благосостояние и подарить благополучную жизнь следующим поколениям, которые должны были получить в наследство хорошую недвижимость, семейный бизнес, плодородную землю, должны были продолжить историю семьи, преумножая её благосостояние в каждом поколении.

Когда до этого дотянулась рука СССР, всё рухнуло.



Как мы видим, в регионе было трудно обустроить жизнь, лучше, чем обустраивали крестьяне, у которых пределом мечтаний – разбогатеть и вместо того, чтобы самому работать, нанять батраков, поскольку культура в хозяйствах оставалась на том же уровне и ничего этого не приносила. Чтобы большинство населения региона жило хорошо, нужно было как минимум развитие производства – но он оставался слабым., Если же там кто-то жил прекрасно, «покупая американские машины» - это были только люди, высасывавшие все соки из трудящегося населения – ни большинству населения, ни на развитие производительных сил ничего не оставалось. Г-н Адошев же солидаризуется с узкой верхушкой населения.

Поэтому не стоит удивляться, что в 1941 году на антисоветской протестной волне повсеместно вспыхнул местный литовский, латышский, эстонский, украинский и белорусский национализм, активно поддержанный наступающей Германией. Но это уже совсем другая история.


Про Литву, Латвию и Эстонию мы действительно поговорим в другой раз. Украинский же национализм был действительно силен, но тут Адошеву приходится выбирать одно из двух. Даже если поверить ему на слово об ужасах Советского Союза, то надо выбирать, кто же был хорошим. – либо Польша и Армия Крайова, либо украинский национализм, который был не менее враждебен полякам, чем Советскому Союзу. Что касается белорусского национализма, то тут вообще выдается за имеющую опору в массах та сила, которая такой опоры не имела, которой были просто прислужники, бургомистры, полицаи, старосты. Среди них было не так много идейных, и в 1944 году они либо успешно драпанули, либо отправились туда, куда можно было заслуженно попасть в Советском Союзе. Никакого массового националистического белорусского сопротивления не было, а Адошев просто предлагает голосом белорусского народа считать кучку немецких прислужников.

СССР осуществил ряд тактических достижений, отодвинув государственные границы и удлинив тем самым будущий путь наступления Третьего рейха на Москву и другие крупные города. Проблема кроется не столько в том, что СССР присоединил эти земли, сколько в том, что СССР распространил на них экономическую и политическую доктрину в самом худшем из её проявлений. И этот факт невозможно игнорировать.


Для автора эта доктрина плоха, но он пока не приводит никаких доказательств, кроме того, что тем, кто покупал американские машины, стало плохо. Но он действительно прав в том, что нельзя рассматривать Советский союз от экономической модели, в которой частная собственность ликвидировалась.

В бывшей Польской Республике борьба с буржуазией почти полностью проходила под лозунгом борьбы с поляками. На фоне белорусов и украинцев поляки занимали более высокое положение в обществе, обладали большим количеством финансов и недвижимости. За это их назвали "панами", что синонимично "буржую" в советском сленге – неудивительно, что они стали врагом номер один советской власти. Термин "панская Польша" широко применялся в советской пропаганде.


Это не пропаганда, а отражение реальности. О доле поляков среди чиновников и интеллигентов уже было сказано. Понятно, что среди поляков было больше интеллигенции не потому что они самые умные, а потому что они монополизировали для себя образование. Среди землевладельцев также в поветах Виленского воеводства доля землевладения от 50 до100 га в руках польского населения составляла от 66% до 97% по разным поветам, белорусского – от 0,2 до 3,6%. То есть, «пан» - это польский помещик и действительно они на этих землях продолжали господствовать.

В жернова советской машины попали и совсем небогатые люди, например те, кто так или иначе соприкасался со службой в государственных органах Польши. Среди них были не только поляки, но и украинцы, и белорусы. Служба в полиции и в армии Польши являлась основанием для ареста советскими спецслужбами и поражения в правах.
Совокупность перечисленных событий однозначно говорит об оккупации. Именно на протяжении всей истории человечества поступали любые оккупанты, вне зависимости от принадлежности нападающей и пострадавшей стороны. Похожим образом вёл себя Третий рейх при нападении на Польшу и другие страны.


Это игра, в которую можно играть вдвоем- как вели себя оккупанты после оккупации, так обычно вели себя по отношению к слугам оккупантов и те, кто освобождал страну после оккупации. Они, естественно, репрессировали тех, кто оккупантскому режиму служил. Польский режим вел себя, как оккупантский, и когда Западная Украина и Западная Белоруссия вернулись в состав Советской Белоруссии и Советской Украины, польских прислужников постигло то, что их постигло. Если так рассуждать, то можно сказать, что в 1944 году Де Голль оккупировал Францию, потому что тем, кто служил в вишистких органах, пришлось несладко, и Алжир после освобождения от Франции тоже оккупировал сам себя, потому что так называемым "харки" - алжирцам на французской службе тоже пришлось бежать или они были репрессированы алжирским правительством.

Нельзя не упомянуть про плен и расстрел около 20 000 польских солдат в Катыни и других лагерях смерти. Об этом сказано достаточно много, тема Катыни регулярно появляется в медиапространстве.


Доказательств того, что Советский Союз расстрелял, приведено достаточно много, но не солдат, а полицейских и офицеров – в основном людей, которые сознательно служили польскому режиму. Это, конечно, неподобающее обращение с военнопленными, но нельзя говорить, что эти люди никак не связаны с польским угнетением белорусов и украинцев.

В восточной части Польской Республики было много жителей, которых называли "осадниками". Это были поляки, которым государство выделило землю за особые заслуги, либо те, что эту землю выкупили за собственные средства. Многие из них были ветеранами Советско-польской войны 1919-1921 годов, которые вышли в отставку, обзавелись семьёй и собственным хозяйством.


До того говорилось о Восточной Польше. Оказывается же, что когда эти земли вошли в состав Польши, поляков туда пришлось присылать. При этом аграрная реформа сокращение помещичьего землевладения произвела главным образом не в пользу местного населения, а в пользу приехавших поляков, которые имели военные заслуги перед Польшей.

На российском и белорусском ТВ сегодня с удовольствием расскажут про подвиг советского комиссара Фомина, руководившего обороной Брестской крепости в 1941 году, но стыдливо не станут вспоминать польского генерала Плисовского и капитана Радзишевского, оборонявших эту же крепость двумя годами ранее. Они были арестованы и убиты в советских застенках за то, что, будучи солдатами польской армии, осмелились защищать от вторжения польский город Брест-Литовск.


Насколько «польским» был город Брест-Литовск, мы уже говорили. Что же касается истории капитана Радзишевского, то тут российское и белорусское телевидение совершенно право, что не рассказывает о том, что капитан Радзишевский защищал город Брест. Потому что капитан Радзишевский этот город не защищал, а воевал южнее, между Влодавой и Холмом. Было устное свидетельство капрала Яна Самосюка, который в 1980-е годы рассказал это польскому историку Ежи Сроке, а тот опубликовал свидетельство в 1992 году и дальше на русский язык это перевел известный белорусский деятель Владимир Бешанов - последователь Виктора Суворова, он же Резун. Вот такие источники. Аргументы ad hominem, конечно, плохи, но в данном случае это не только аргументы ad hominen - есть статья историка Игоря Петрова, совсем недавняя - "Оборона Брестской крепости: свидетельство капрала Яна Самосюка", которая опирается и на польские и на немецкие документы и ссылается на то, что 19-й армейский корпус немцев в своих документах не отразил сопротивление, которое со слов Самосюка и Бешанова (опустившего сомнения Соки в достоверности свидетельства Самосюка) капитан Радзищевский якобы оказывал до 20-х чисел сентября, потому что его не было. Столь долгим сопротивление поляков было лишь южнее, между Влодавой и Холмом.

Таким образом, польский националистический миф нам с подачи резуниста Бешанова пытаются преподнести как правду.

Дальше идет рассказ о польской армии Андерса, которая покинула Советский Союз и воевала в составе английских сил и польской дивизии Тадеуша Костюшко, которую сумели найти в Советском Союзе, в том числе из польских пленных и своих граждан польского происхождения - дивизию, которая воевала, хотя люди других национальностей там тоже были. Говорить о поляках, которые воевали в составе дружественных Советскому Союзу сил уже нельзя.

Дальше автор пишет:

В 1944-1945 годах советские войска заняли всю территорию довоенной Польши, стран Балтии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Югославии, Чехии, Словакии, Словении, территории Восточной Германии и всю немецкую Восточную Пруссию.


Непонятно, почему Словения, которую даже немцы в отдельное образование не выделили, а просто поделили между собой, Италией и Венгрией, отдельно от Югославии. Словакия отдельно от Чехии - видимо он признает территориальные изменения после Мюнхена, даже не оккупация Судет, а отделение Словакии и оккупацию Чехии. искажает реальность Адошев также в вопросе о Югославии, значительную часть которой освободили свои партизаны, и Болгарии, в которой коммунисты и их союзники в Софии путем восстания сумели сами взять власть - до того, как советское войска дошли до Софии. Далее очередные пассажи об «ужасах советской оккупации»:

Советский сегрегационный подход был неумолим. Украинцы должны жить в УССР, белорусы – в БССР, литовцы – в Литовской ССР, поляки – в союзной Польше, немцы – в лояльной Восточной Германии (позднее ставшей союзной ГДР). Те поляки, которые оказались в Западной Белоруссии и Украине, пережили два года советской власти и почти четыре года немецкой власти, всё равно были выселены в пределы границ новой Польши, воссозданной по советскому образцу. Точно так же из Польской Народной Республики переселили всех украинцев и белорусов в УССР и БССР.

Абсурдность и жестокость действий советской власти не перестаёт поражать по сей день. Зачем было запрещать людям польской национальности возвращаться в родные места, оказавшиеся на территории УССР и БССР? Они могли просто стать гражданами СССР польского происхождения. Зачем было выселять всех украинцев и белорусов из ПНР? Они могли просто стать гражданами Польши белорусского и украинского происхождения.


Тут с автором злую шутку играет слово "все", которое он очень активно употребляет, при том, что реальность было совершенно иной. В Советском Союзе по данным переписи населения 1959 г. (первой послевоенной) осталось 1380 тыс. поляков, и это были отнюдь не сплошь ссыльные – в РСФСР их было лишь 118 тысяч, зато 363 тыс. в УССР, 539 тыс. в БССР, 230 тыс. в Литовской ССР и 53 тыс. в Латвийской ССР. Что же до обмена населением, то в большей степени он коснулся Украины и земель с украинским присутствием на польской стороны границы. Причина таких отличий от БССР понятна – резня, которую устроили украинские (оказавшиеся в этом более «удачливыми») и польские националисты. Проще оказалось разделить польское и украинское население, и поэтому доля поляков осталась выше в Житомирской области, до которой УПА практически добралась, чем на Волыни и на Галичине. В общем поляки, после резни, которую учинила УПА, по большей части были сами рады покинуть эти земли в пользу Польши, тем более, что Польша получила за счет Германии достаточно развитые земли.

Невольно приходится задуматься и о печальной судьбе немцев, которых изгнали отовсюду и переселили в занятую советскими войсками Восточную Германию, ставшую впоследствии ГДР. Далеко не все они поддерживали действия Гитлера. Кроме того, после капитуляции Третьего рейха идеи реваншизма и мести немцам как целой нации никогда не стояли во главе угла. Это была не месть, а целенаправленная советская политика создания моноэтнических государств-сателлитов, которыми будет проще управлять.


Немцев выселяли не только СССР и ПНР - Чехословакия еще при некоммунистическом президенте Бенеше и коалиционном правительстве в 1945-46 году также выселила судетских немцев, и при этом далеко нельзя сказать, что в Восточной Европе остались моноэтнчские государства. Югославия - самый яркий пример, которая до 1948 года оставалась союзником Советского союза. В Болгарии осталось большое турецкое нацменьшинство, а в Румынии и Словакии - венгерское. Если немцев из Чехословакии выселили практически полностью, то венгров осталось относительно много. В общем - никакой целенаправленной политики, согласно которой Кремль всем велел создать моноэтнические государства, не было.

Пострадали, действительно, главным образом, немцы, но чувства всех восточноевропейких народов в отношении немцев можно понять, и некую компенсацию за ущерб, нанесенный нацистской Германией, они в итоге получили. В частности, Польша, уже просоветская, получила весьма развитые территории Германии, вместо отсталых Западной Белоруссии и Украины, где Польша времен Пилсудского сама удерживала отсталость.

Дальше автор резюмирует:

Лишение людей собственности, аресты и выселения – преступление против человечности и человеческого достоинства. Это нивелирует любые достижения, которые советские идеологи любят приписывать столь любимой им государственной системе.


Итак, советская система - это плохо, потому что там людей лишали собственности. Если мы почитаем документы коммунистов, начиная с революции 1848 года, с «Манифеста Коммунистической партии», то там прямо сказано, что цель коммунистов - упразднить частную собственность. В итоге автор пишет, что коммунисты плохи, потому что лишение частной собственности - это плохо. С тем же успехом он может сказать, что упразднение частной собственности плохо, потому что это плохо, или что коммунисты плохие, потому что они плохие. При этом, чтобы придти к такому нехитрому выводу, ему приходится начисто игнорировать реальность, которая на восточных окраинах Польской Республики в межвоенные годы сложилась. И если он хочет рассказать о том, что дают «возможность зарабатывать на жизнь», свободный рынок и т.д., то ему об опыте «восточных окраин» межвоенной Польши стоит помолчать. Этот опыт показывает, что рынок и капитализм прекрасно соединяются с национальным угнетением, отсталостью и многими другими вещами, которые даже Адошев и Варламов вряд ли готовы защищать открыто.

Отсюда у автора вывод:

Поэтому именование "советской оккупацией"периодов польской истории 1939-1941 и 1941[так в тексте; видимо, речь о 1944 г.]-1989 годов не лишено ни юридических, ни моральных оснований".


Отставим пока в стороне ПНР – но по логике, в которой именование «советской оккупацией» ввода советских войск в Западную Белоруссию, Западную Украину и вскоре переданный Литве Виленский край «не лишено юридических оснований», автор должен потребовать у Беларуси, чтобы она отдала Брест полякам, у Литвы - чтобы отдала Вильнюс, да и Украина, которую автор, судя по другим текстам в его блоге, активно поддерживает, тоже будет вынуждена своими территориями поделиться.
До этого вывода он все-таки не доходит, поэтому и в плане национального вопроса у него получается противоречие на противоречии. Поэтому, если хотя бы немного знать историю этих мест, то текст получается довольно-таки некачественной и легко опровергаемой пропагандой.



Источники:
[Spoiler (click to open)](1) Западная Белоруссия и Западная Украина в 1939–1941 гг.: Люди, события, документы. СПб.: Алетейя, 2011. – 424 с.: https://inslav.ru/sites/default/files/editions/2011_zapadnaja_belorussija_i_zapadnaja_ukraina.pdf
(2) Татаренко А. Недозволенная память. Западная Беларусь в документах и фактах 1921-1954. Изд. "Архив АТ",Санкт-Петербург : 2006, 802 с.: https://www.twirpx.com/file/868707/
(3) Заерко А.Л. Кровавая граница. 1918 - 1939. Книга 1. Минск: Камерон-Д, 2002. - 272 с.: https://www.twirpx.com/file/1111484/
(4) Внук Райса «Бурого»: «Дед убивал врагов народа, а среди них было много белорусов» // Наша Ніва, 06.03.2017: https://nn.by/?c=ar&i=186577&lang=ru
(5) История дипломатии, том 3. (под ред. В.П.Потемкина): https://www.e-reading.club/book.php?book=1002146
(6) Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г.
Распределение населения по родному языку и уездам 50 губерний Европейской России. Гродненская губерния:
http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97_uezd.php?reg=344
(7) Всесоюзная перепись населения 1959 года. Национальный состав населения по республикам СССР: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_59.php
(8) Петров И.Р. Оборона Брестской крепости в 1939 году и свидетельство капрала Яна Самосюка // Историческая экспертиза: https://istorex.ru/Novaya_stranitsa_32
(9) Сталин И.В. Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б) 10 марта 1939 года: https://www.marxists.org/russkij/stalin/t14/t14_57.htm
(10) В России пора вводить номерные знаки нового образца // Chris The Rebel, 10 января 1919 г.: http://chris.community/russian-car-licence-plates-time-to-change/
(11) Как разрушали восточную Украину в 2014 году и какая трагическая судьба может постигнуть любой постсоветский регион // Chris The Rebel, 1 марта 1919 г.: http://chris.community/how-eastern-ukraine-was-collapsed-in-2014-and-how-any-region-of-any-post-soviet-country-can-be-collapsed/
(12) Польский ультиматум... // МИД России (официальный аккаунт Вконтакте), 28 сентября 2017 г.: https://vk.com/wall-70034991_176939
Tags: Беларусь, Вторая мировая война, Освободительный поход, Польша, Украина, наш ответ Керзону
Subscribe

  • Субботний ликбез-50: политические взгляды Че Гевары

    По той причине, что позднесоветская пропаганда (больше стремившаяся к "разрядке", чем к радикальным переменам) Че упоминала относительно редко, а его…

  • Еще о тех же

    Захар Попович из ЛО, 10 марта 2014 г. (когда последние иллюзии должны были у всех улетучиться): Левые становятся сильнее! Эта революция отличается…

  • Напоминание

    Некоторые граждане даже в моей френдленте оправдывали антикоммунизм украинских националистов несомненным говноедством КПУ. Специально для них: еще…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 103 comments

  • Субботний ликбез-50: политические взгляды Че Гевары

    По той причине, что позднесоветская пропаганда (больше стремившаяся к "разрядке", чем к радикальным переменам) Че упоминала относительно редко, а его…

  • Еще о тех же

    Захар Попович из ЛО, 10 марта 2014 г. (когда последние иллюзии должны были у всех улетучиться): Левые становятся сильнее! Эта революция отличается…

  • Напоминание

    Некоторые граждане даже в моей френдленте оправдывали антикоммунизм украинских националистов несомненным говноедством КПУ. Специально для них: еще…