Сами знаете (comprosvet) wrote,
Сами знаете
comprosvet

Categories:

Субботний/воскресный ликбез-150: программа политических сил 1917-22, ч.20: литовские националисты

[Предыдущие части]Программа политических сил 1917-22, ч.1: Временное правительство-1
Программа политических сил 1917-22, ч.2: апрель (Ленин и коалиция)
Программа политических сил 1917-22, ч.3: июльский кризис
Программа политических сил 1917-22, ч.4: корниловщина
Программа политических сил 1917-22, ч.5: от корниловщины к Октябрю
Программа политических сил 1917-22, ч.6: Октябрьская революция
Программа политических сил 1917-22, ч.7: Центральная рада
Программа политических сил 1917-22, ч.8: вокруг Брестского мира
Программа политических сил 1917-22, ч.9: режимы Скоропадского и Краснова
Программа политических сил 1917-22, ч.10: белое подполье 1918 г.
Программа политических сил 1917-22, ч.11: КОМУЧ и ВСП
Программа политических сил 1917-22, ч.12: левые эсеры, июль 1918 г.
Программа политических сил 1917-22, ч.13: диктатура Колчака
Программа политических сил 1917-22, ч.14: Деникин и ВСЮР
Программа политических сил 1917-22, ч.15: атаман Григорьев
Программа политических сил 1917-22, ч.16: Махно и махновцы
Программа политических сил 1917-22, ч.17: Политцентр
Программа политических сил 1917-22, ч.18: ДВР
Программа политических сил 1917-22, ч.19: Врангель


Ареной острой борьбы в годы Гражданской войны стала Прибалтика - в каждой из ее стран после 1917 г. боролись ориентированные на русских большевиков коммунисты и буржуазно-националистические силы (в ряде случаев расколотые на проантантовские и прогерманские, а в Литве свою роль сыграли еще и польские националисты).

Наибольшей популярностью пробольшевистское крыло социал-демократии затем - Коммунистическая партия) пользовалась Латвия, лидер коммунистов которой Петр Стучка характеризовал сравнение ситуации в Латвии с Литвой и Эстонией так: "В то время, как литовские товарищи свои надежды возлагали на ознакомившихся с Р.С.Ф.С.Р. беженцев, вернувшихся на родину, а эстонские товарищи откровенно сознавались, что они расчитывают только на пролетариат городов Ревеля и Нарвы, но четыре уезда Лифляндии им придется завоевать военного силою, — мы сразу высказались, что нам необходима военная сила только против германской оккупации, а с местного буржуазиею и местными баронами справится наш пролетариат сам. Ибо и во время оккупации в Латвии, особенно в Риге, работала нелегально сильная социал-дем. организация" [1, с.6]. Также Советская власть существовала в Эстонии (одним из аргументов "левых коммунистов" против принятия германских условий мира было как раз нарушение права на самоопределение Эстонии - в том смысле, что вопреки воле эстонских представителей Советской власти по германским условиям Советская Россия отдавала Эстонию Германии), Литва же еще до Февральской революции находилась под германской оккупацией.

Главной опорой Германии в оккупированных Латвии и Эстонии были немецкие землевладельцы, тогда как в Литве найти столь же близкую этнически, а не только классово, опору они не могли.

В сентябре 1918 г. в Литве была создана в целом правоконсервативная (хотя с отдельными представителями социал-демократов) "Литовская тариба" ("Литовский совет"), о которой можно судить хотя бы по социальному составу избравшей ее конференции: 66 католических священников, 65 крестьян и 65 интеллигентов при отсутствии рабочих [4, с. 150]. Ее политика по отношению к немцам зигзагообразной: она приняла сначала "Декларацию о вечных связях Литовского государства с Германией", но затем 16 февраля 1919 г. - вызвавший немецкое недовольство "Акт о независимости Литвы", в конце концов остановившись на создании прогерманского королевства во главе с так и не побывавшем в своих владениях принцем из Вюртембергского дома (в отличие от Гогенцоллернов - католике, и в создании личной унии или приглашении принца из прусской династии литовским националистам не нравилось именно несовпадение вероисповедания) Вильгельме фон Урахе.



После ноября 1918 г. германский принц стал, естественно, "неактуален", и та же Тариба провозгласила Литву уже республикой. В декабре 1918 г. в Вильне открылся Совет рабочих депутатов и таким образом установилось двоевластие, а в январе 1919 г. Красная армия заняла восточную часть Литвы, где была провозглашена Литовская Советская Социалистическая Республика, признанная правительством Советской России 22 декабря 1918 г.


Красным - линия фронта в январе 1919 г.


В конце февраля 1919 г. ЛитСССР объединилась с БССР в Литовско-Белорусскую ССР, но уже вскоре после польского наступления на Вильнюс, которым воспользовались и буржуазные силы Литвы, "Литбел" потерял контроль над своей литовской частью (позднее - была захвачена поляками и Белоруссия). Каунас, а затем - и северо-запад Литвы вернуло себе буржуазное литовское правительство, в феврале 1920 г. столкнувшись там с прокоммунистическим восстанием армейского гарнизона (к тому моменту добровольцев правительству не хватало, и оно перешло к мобилизации).

Летом 1920 г., когда Красная Армия заняла Вильнюс, она передала его литовскому буржуазному правительству, заключив с ним мирный договор, не имея сил воевать одновременно и с литовскими и польскими контрреволюционерами.

Власть в Литве оказалась в руках откровенно реакционных сил: клерикальных христианских демократов и протофашистских таутининков (несмотря на непопулярность этой партии, именно ее представляли президент в 1919-1920 г., будущий диктатор с 1920 г. Сметона и еще более правый министр иностранных дел Аугустинас Вольдемарас [3, с.8-9]), а также представлявших "левое" крыло буржуазного режима крестьянских ляудининков и социал-демократов.

Большая роль христианских демократов и стоявшей за ними РКЦ сыграла сказалась в политике правительства в религиозном вопросе - церковь сохранила контроль за метрическими книгами, а закон божий стал обязательным предметов в школах. Конституция страны была формально буржуазно-демократической, но коммунисты преследовались по чрезвычайным законам.

Половинчатой и явно прокулацкой была аграрная реформа: у помещиков за вознаграждение реквизировались участки, превышавшие 80 гектар (при том. что крупные хозяйства принадлежали в основном польской и полонизированной шляхте - таким образом, интересы землевладельцев "титульной" национальности реформа почти не затронула), крестьяне же (кроме бывших добровольцев-военных) за участки платили в рассрочку в течение 36 лет.

Победа социал-демократов и ляудининков на выборах летом 1926 г. и проведение ими умеренных реформ закончились в декабре 1926 г. военным переворотом и возвращением к власти крайне правых - уже не христианских демократов, а еще более реакционных Сметоны и Вольдемараса.

Источники:
(1) Стучка П.И. Пять месяцев Социалистической Советской Латвии: cборник статей и заметок. Ч. 1. - Ц.К. Коммунистической партии Латвии, 1919. — 191 с. URL: https://www.twirpx.com/file/2269647/
(2) Гайгалайте А., Жепкайте Р. История Литовской ССР. Учебное пособие для 9-10 классов средней школы. — Каунас: Швиеса, 1979. — 208 с. URL: https://www.twirpx.com/file/2822464/
(3) Трагедия Литвы: 1941-144 годы. Сборник архивных документов о преступлениях литовских коллаборационистов в годы Второй мировой войны. - М.: Издательство "Европа", 2006. - 400 с.
(4) Эйдинтас А., Бумблаускас А., Кулакаускас А., Тамошайтис М. История Литвы. Вильнюс: Eugrimas, 2013. — 318 с. URL: https://www.twirpx.com/file/2537767/
Tags: Гражданская война, Литва, клерикализм, контрреволюционеры, субботний ликбез
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments