?

Log in

No account? Create an account
 
 
23 Июнь 2019 @ 18:23
Субботний/воскресный ликбез-150: программа политических сил 1917-22, ч.20: литовские националисты  
[Предыдущие части]Программа политических сил 1917-22, ч.1: Временное правительство-1
Программа политических сил 1917-22, ч.2: апрель (Ленин и коалиция)
Программа политических сил 1917-22, ч.3: июльский кризис
Программа политических сил 1917-22, ч.4: корниловщина
Программа политических сил 1917-22, ч.5: от корниловщины к Октябрю
Программа политических сил 1917-22, ч.6: Октябрьская революция
Программа политических сил 1917-22, ч.7: Центральная рада
Программа политических сил 1917-22, ч.8: вокруг Брестского мира
Программа политических сил 1917-22, ч.9: режимы Скоропадского и Краснова
Программа политических сил 1917-22, ч.10: белое подполье 1918 г.
Программа политических сил 1917-22, ч.11: КОМУЧ и ВСП
Программа политических сил 1917-22, ч.12: левые эсеры, июль 1918 г.
Программа политических сил 1917-22, ч.13: диктатура Колчака
Программа политических сил 1917-22, ч.14: Деникин и ВСЮР
Программа политических сил 1917-22, ч.15: атаман Григорьев
Программа политических сил 1917-22, ч.16: Махно и махновцы
Программа политических сил 1917-22, ч.17: Политцентр
Программа политических сил 1917-22, ч.18: ДВР
Программа политических сил 1917-22, ч.19: Врангель


Ареной острой борьбы в годы Гражданской войны стала Прибалтика - в каждой из ее стран после 1917 г. боролись ориентированные на русских большевиков коммунисты и буржуазно-националистические силы (в ряде случаев расколотые на проантантовские и прогерманские, а в Литве свою роль сыграли еще и польские националисты).

Наибольшей популярностью пробольшевистское крыло социал-демократии затем - Коммунистическая партия) пользовалась Латвия, лидер коммунистов которой Петр Стучка характеризовал сравнение ситуации в Латвии с Литвой и Эстонией так: "В то время, как литовские товарищи свои надежды возлагали на ознакомившихся с Р.С.Ф.С.Р. беженцев, вернувшихся на родину, а эстонские товарищи откровенно сознавались, что они расчитывают только на пролетариат городов Ревеля и Нарвы, но четыре уезда Лифляндии им придется завоевать военного силою, — мы сразу высказались, что нам необходима военная сила только против германской оккупации, а с местного буржуазиею и местными баронами справится наш пролетариат сам. Ибо и во время оккупации в Латвии, особенно в Риге, работала нелегально сильная социал-дем. организация" [1, с.6]. Также Советская власть существовала в Эстонии (одним из аргументов "левых коммунистов" против принятия германских условий мира было как раз нарушение права на самоопределение Эстонии - в том смысле, что вопреки воле эстонских представителей Советской власти по германским условиям Советская Россия отдавала Эстонию Германии), Литва же еще до Февральской революции находилась под германской оккупацией.

Главной опорой Германии в оккупированных Латвии и Эстонии были немецкие землевладельцы, тогда как в Литве найти столь же близкую этнически, а не только классово, опору они не могли.

В сентябре 1918 г. в Литве была создана в целом правоконсервативная (хотя с отдельными представителями социал-демократов) "Литовская тариба" ("Литовский совет"), о которой можно судить хотя бы по социальному составу избравшей ее конференции: 66 католических священников, 65 крестьян и 65 интеллигентов при отсутствии рабочих [4, с. 150]. Ее политика по отношению к немцам зигзагообразной: она приняла сначала "Декларацию о вечных связях Литовского государства с Германией", но затем 16 февраля 1919 г. - вызвавший немецкое недовольство "Акт о независимости Литвы", в конце концов остановившись на создании прогерманского королевства во главе с так и не побывавшем в своих владениях принцем из Вюртембергского дома (в отличие от Гогенцоллернов - католике, и в создании личной унии или приглашении принца из прусской династии литовским националистам не нравилось именно несовпадение вероисповедания) Вильгельме фон Урахе.



После ноября 1918 г. германский принц стал, естественно, "неактуален", и та же Тариба провозгласила Литву уже республикой. В декабре 1918 г. в Вильне открылся Совет рабочих депутатов и таким образом установилось двоевластие, а в январе 1919 г. Красная армия заняла восточную часть Литвы, где была провозглашена Литовская Советская Социалистическая Республика, признанная правительством Советской России 22 декабря 1918 г.


Красным - линия фронта в январе 1919 г.


В конце февраля 1919 г. ЛитСССР объединилась с БССР в Литовско-Белорусскую ССР, но уже вскоре после польского наступления на Вильнюс, которым воспользовались и буржуазные силы Литвы, "Литбел" потерял контроль над своей литовской частью (позднее - была захвачена поляками и Белоруссия). Каунас, а затем - и северо-запад Литвы вернуло себе буржуазное литовское правительство, в феврале 1920 г. столкнувшись там с прокоммунистическим восстанием армейского гарнизона (к тому моменту добровольцев правительству не хватало, и оно перешло к мобилизации).

Летом 1920 г., когда Красная Армия заняла Вильнюс, она передала его литовскому буржуазному правительству, заключив с ним мирный договор, не имея сил воевать одновременно и с литовскими и польскими контрреволюционерами.

Власть в Литве оказалась в руках откровенно реакционных сил: клерикальных христианских демократов и протофашистских таутининков (несмотря на непопулярность этой партии, именно ее представляли президент в 1919-1920 г., будущий диктатор с 1920 г. Сметона и еще более правый министр иностранных дел Аугустинас Вольдемарас [3, с.8-9]), а также представлявших "левое" крыло буржуазного режима крестьянских ляудининков и социал-демократов.

Большая роль христианских демократов и стоявшей за ними РКЦ сыграла сказалась в политике правительства в религиозном вопросе - церковь сохранила контроль за метрическими книгами, а закон божий стал обязательным предметов в школах. Конституция страны была формально буржуазно-демократической, но коммунисты преследовались по чрезвычайным законам.

Половинчатой и явно прокулацкой была аграрная реформа: у помещиков за вознаграждение реквизировались участки, превышавшие 80 гектар (при том. что крупные хозяйства принадлежали в основном польской и полонизированной шляхте - таким образом, интересы землевладельцев "титульной" национальности реформа почти не затронула), крестьяне же (кроме бывших добровольцев-военных) за участки платили в рассрочку в течение 36 лет.

Победа социал-демократов и ляудининков на выборах летом 1926 г. и проведение ими умеренных реформ закончились в декабре 1926 г. военным переворотом и возвращением к власти крайне правых - уже не христианских демократов, а еще более реакционных Сметоны и Вольдемараса.

Источники:
(1) Стучка П.И. Пять месяцев Социалистической Советской Латвии: cборник статей и заметок. Ч. 1. - Ц.К. Коммунистической партии Латвии, 1919. — 191 с. URL: https://www.twirpx.com/file/2269647/
(2) Гайгалайте А., Жепкайте Р. История Литовской ССР. Учебное пособие для 9-10 классов средней школы. — Каунас: Швиеса, 1979. — 208 с. URL: https://www.twirpx.com/file/2822464/
(3) Трагедия Литвы: 1941-144 годы. Сборник архивных документов о преступлениях литовских коллаборационистов в годы Второй мировой войны. - М.: Издательство "Европа", 2006. - 400 с.
(4) Эйдинтас А., Бумблаускас А., Кулакаускас А., Тамошайтис М. История Литвы. Вильнюс: Eugrimas, 2013. — 318 с. URL: https://www.twirpx.com/file/2537767/