Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Category:

Наш ответ Керзону-43: Митрич о Резуне и его концепции

https://mi3ch.livejournal.com/4454919.html

Можно по-разному относиться к концепции книги Виктора Суворова «Ледокол» о подготовке Советского Союза к нападению на фашистскую Германию. Непонятно только, почему именно адепты Сталина так яростно на нее нападают – нет, никогда, и мысли такой не было, мы за мир во всем мире, мы были не готовы и т.д.

Посмотрите на предвоенную карту мира. С 1939 по 1945 год СССР напал почти на всех своих соседей
(...)
И вот только со злейшим врагом – фашистской Германией Сталин, якобы, даже и не думал воевать.
Никогда не понимал логику сталинистов. Да они должны были гордиться такими планами


В довольно коротком тексте (список "соседей, подвергнувшихся нападению" мы разберем дальше) - сразу несколько передергов:

(1) список критиков концепции Резуна сведен к "сталинистам". Как обстоит дело в действительности - можно узнать, например, из книги отставного полковника американской армии и известного военного историка Дэвида Гланца (надеюсь, даже mi3ch не будет утверждать, что карьеру в занимавшихся изучением советских вооруженных сил учреждениях ВС США в 1980-е мог сделать "сталинист"): "Резун воскресил до той поры приглушаемый и в общем-то сбрасываемый со счетов аргумент, который в прошлом циркулировал в некоторых немецких кругах (в основном правых и националистических) — что Сталин и его подручные несут прямую ответственность за развязывание войны (...) Хотя спорные и взрывные утверждения Резуна не произвели большого воздействия на ученых в англо-американских исторических кругах, они сильно подействовали на многих в Германии и бывшем Советском Союзе. (...) Рябь, поднятая разрушительным воздействием опусов Резу-на, уже видна в континентальной Европе, особенно в немецких и российских исторических кругах. Выдающиеся немецкие историки воспользовались его тезисами, а последовавшие личные и даже юридические споры вызвали множество конфликтов между учеными-историками и даже почтенными историческими институтами. Даже в постсоветской России нашлась плодородная почва для резунистской разновидности ревизионизма. Появилось новое поколение антисоветских историков, чья идеологическая оппозиционность к социализму и коммунизму сделала их склонными принимать любые и всякие доводы против своих оппонентов и бывших угнетателей, сколь бы слабыми эти доводы ни были. В итоге негодование и ненависть позволили им принять на веру и распространять дальше самые крайние и сомнительные утверждения об отвратительном поведении Советского Союза".

Итак, это не против Резуна выступают исключительно сторонники Сталина - это российские (и восточноевропейские) антисоветчики в своем принятии Резуна оказались в малопочтенной компании германских правых (кто это такие, автор должен знать).

Соответственно - сильные утверждения (в защиту концепции, в общем являющейся маргинальной) должны быть обоснованы и сильными доказательствами - пока их нет, нет и предмета спора.

(2) Отношение к концепции ставится в полную зависимость от знака отношения. Если "сталинисты должны гордиться такими планами", то они и не должны выступать против книги, где утверждается их существование - вне зависимости от их правдивости. Весьма похоже на приписывание своих методов - которыми, конечно, страдают очень многие во всех политических лагерях.

Ну и да - позиционирующие себя как защитники Сталина фальсификаторы, вроде какой-нибудь Прудниковой или Мухина, вызывают не больше симпатии, чем Резун.

(3) Оценка политика должна включать не только наличие тех или иных планов, но также их реализуемость и издержки при попытках их реализации. Нацистская Германия, конечно, воспринималась Сталиным и другими советскими руководителями как враг, соглашение с которым может только отсрочить войну - но так же они понимали, что война с Германией даже при изначально успешном ходе стоила бы стране очень дорого.

Теперь перейдем к "доказательствам" стремлений СССР к переделу мира на основе "нападений на страны-соседи". Для начала заметим, что вес эти события произошли после начала Второй мировой войны, когда все крупные игроки старались обеспечить себе лучшие условия - так, Великобритания еще во времена нейтралитета Норвегии собиралась нарушить его и оккупировать страну - в данном случае Гитлер успел первым. Британия же после германской оккупации Дании оккупировала находившуюся с Данией в личной унии Исландию (затем британские оккупационные силы сменили американцы, а в 1944 г. Исландия стала независимой от Дании республикой).

– на Финляндию, аннексировав часть территории


После отказа Финляндии согласиться на обмен территории (с уступкой ей бОльшей, хотя и малонаселенной территории в Карелии) для того, чтобы отодвинуть границу от Ленинграда. Ни в 1940, ни в 1944 г. СССР, имея возможность довести войну до полной оккупации Финляндии, не сделал этого, хотя территориальные изменения и превысили первоначальные требования 1940 г.


Изначальные требования СССР


Территориальные изменения 1940 г.


Изменения 1945 г. - как-то в сумме мало похоже на планы завоевания Европы по Резуну

– с помощью военной силы аннексировал Эстонию, Латвию и Литву


С помощью ультиматумов, активизировавших местных левых (учтем также и массовые просоветские настроения значительного еврейского и славянского населения крупных городов, впрочем, и среди представителей титульных наций немало летом 1940 г. поддержало установление Советской власти). Отметим, что и это произошло после начала мировой войны.

– вместе с немцами напал на Польшу и аннексировал часть территории


Не "вместе", а после бегства правительства Польши, и опять же, присоединение коснулось почти исключительно территорий с украинским и белорусским большинством; более того, часть территорий со смешанным населением была возвращена Польше после войны.

– войны с Румынией удалось избежать в последний момент, так как за несколько часов до начала военной операции король Румынии Кароль II принял ультиматум и отдал Бессарабию и Северную Буковину без боя


Присоединение Бессарабии к Румынии Советским Союзом никогда и не признавалось. Когда СССР получил возможность вернуть ее (а также присоединить территорию Буковины
с украинским большинством) - он это сделал.

– вместе с англичанами напал на Иран


Тогда, когда иранское правительство (еще более явно, чем турецкое) стало на сторону Германии во время уже идущей войны. Чисто военная необходимость как для СССР, так и для Великобритании.

– воспользовался оккупацией Китая японцами и присоединил Туву (большинством стран мира Тува считалась китайской)


Тува (Урянхайский край) стала российским протекторатом в 1914 г., а от территории Китая была физически отделена (Внешней) Монголией, провозгласившей независимость в 1912 г. и восстановившей ее после китайской оккупации в 1921 г. На каком основании СССР должен был признавать виртуальные права бывшей цинской монархии, на основании которых китайские националисты считали Туву частью своей территории - непонятно (тем более в 1944 г. не могло быть никаких боевых действий за Туву).

– напал вместе с американцами на Японию и аннексировал часть территории


Что было, то было (большая часть тех территорий, впрочем, была добыта японцами таким же образом, и главной целью вступления СССР в войну присоединение Южного Сахалина и Курил не было).

– планировал войну с Турцией. В апреле 1945 года СССР денонсировал советско-турецкий договор 1931 года о ненападении и нейтралитете и перестал юридически признавать существовавшую на тот момент советско-турецкую границу. На Потсдамской конференции требовал возвращения Армении и Грузии их «исторических территорий».


Однако же до войны за территории, где турецкое большинство сложилось в результате геноцида и в результате захвата Карсской губернии Российской империи дело не дошло.

Всё же вместе показывает, что стремление СССР к присоединению территорий за пределами этнических границ народов союзных республик и народов бывшей Российской империи было весьма слабым (фактически лишь ставшая Калининградской областью часть Восточной Пруссии, Курилы и Южный Сахалин).

Возвращаясь же собственно к концепции Резуна - о военной части сказано вполне достаточно (1, 2 и т.д.), поэтому стОит сказать несколько слов о политической концепции - как о ее несоответствии реальности, так и о том, что "гордиться" в случае, если бы она была верной, было бы нечем.

Итак, его базовый тезис относительно довоенной политики:

Если бы Сталин хотел мира, то он должен был всячески мешать возрождению ударной мощи германского милитаризма: ведь тогда Германия оставалась бы слабой в военном отношении страной. Кроме слабой в военном отношении Германии в Европе была бы Британия, не имеющая мощной сухопутной армии; Франция, которая почти весь свой военный бюджет тратила на сугубо оборонительные программы, возводя подобие Великой Китайской стены вдоль своих границ, и другие более слабые в военном и экономическом отношении страны. В такой ситуации Европа была бы совсем не столь пожароопасной… Но Сталин с какой-то целью не жалеет средств, сил и времени на возрождение германской ударной мощи. Зачем? Против кого? Конечно, не против самого себя! Тогда против кого? Ответ один: против всей остальной Европы.

Но возродить мощную армию в Германии и столь же мощную военную промышленность — это только полдела. Даже самая агрессивная армия сама войн не начинает. Нужен кроме всего фанатичный, безумный лидер, готовый начать войну. И Сталин сделал очень многое для того, чтобы во главе Германии оказался именно такой лидер. Как Сталин создал Гитлера, как помог ему захватить власть и укрепиться — отдельная большая тема. Книгу на эту тему я готовлю. Но об этом речь впереди, а сейчас мы только вспомним, что пришедших к власти нацистов Сталин упорно и настойчиво толкал к войне. Вершина этих усилий — пакт Молотова-Риббентропа. Этим пактом Сталин гарантировал Гитлеру свободу действий в Европе и по существу открыл шлюзы Второй мировой войны. Когда мы недобрым словом поминаем пса, искусавшего пол-Европы, давайте не забудем и Сталина, который пса вырастил, а потом и спустил с цепи. Еще до прихода его к власти советские лидеры нарекли Гитлера тайным титулом — Ледокол Революции. Имя точное и емкое. Сталин понимал, что Европа уязвима только в случае войны и что Ледокол Революции сможет сделать Европу уязвимой. Адольф Гитлер, не сознавая того, расчищал путь мировому коммунизму. Молниеносными войнами Гитлер сокрушал западные демократии, при этом распыляя и разбрасывая свои силы от Норвегии до Ливии. Ледокол Революции совершал величайшие злодеяния против мира и человечества и своими действиями дал Сталину моральное право в любой момент объявить себя Освободителем Европы, заменив коричневые концлагеря красными. Сталин понимал, что войну выигрывает не тот, кто в нее вступает первым, а тот, кто вступает последним, и любезно уступил Гитлеру позорное право быть зачинщиком войны, а сам терпеливо ждал момента, «когда капиталисты перегрызутся между собой»
("Ледокол")



"Но Сталин с какой-то целью не жалеет средств, сил и времени на возрождение германской ударной мощи" - прямая ложь (военно-техническое сотрудничество СССР и веймарской Германии оплачивала как раз немецкая сторона, тем более оно пришлось почти полностью на период до индустриализации в СССР), что же до прочего:
(1) для СССР доиндустриализационных времен опасных противником была уже Польша; ее блок с Англией и тем более с Францией, активно поддержавшей ее в 1920 г., был бы тем более опасен;
(2) даже среди немецких правых было немало людей, главным врагом считавшим Францию (сыгравшую основную роль в составлении Версальского договора) и настроенных на сотрудничество с СССР (достаточно вспомнить генерала Секта). Фанатично ненавидевший коммунистов и мечтавший о колонизации славянских земель Гитлер был наихудшим вариантом.

Там же:

В 1927 году Сталин предвидит приход фашистов к власти в Германии и считает такое развитие желательным: "Именно тот факт, что капиталистические правительства фашизируются, именно этот факт ведет к обострению внутреннего положения в капиталистических странах и к революционным выступлениям рабочих" (Речь на объединенном пленуме ЦК и ЦКК 1 августа 1927 года. Опубликована впервые только через 25 лет. Т. 10, с. 49)


(1) Сразу после цитированной фразы в скобках идет "(Вена, Англия)" - таким образом, речь идет не о странах, где фашистские режимы пришли к власти и укрепились, а о тех, где происходил сдвиг вправо и попытки буржуазии установить фашистские порядки (что в конце концов удалось в Австрии и не удалось в Англии);
(2) Как сообщается в том же 10 томе ПСС Сталина в конце издания упомянутой речи, ПСС ориентировался на публикацию "И. Сталин. Об оппозиции. Статьи и речи 1921–1927 гг. М.–Л., 1928" - таким образом, г-н Резун солгал даже в вопросе о том, когда впервые была опубликована речь, и (если он держал 10 том ПСС в руках) солгал сознательно;
(3) В 1927 г. предсказать приход именно германских нацистов к власти было затруднительно - их поддержка, как показали выборы 1924 г. (и, уже после упомянутой речи, 1928 г.) была незначительной, а главной правой партией Германии была еще НННП. Что же до разбираемого тезиса в целом - то именно Германия представляется исключением как страна, где антифашистских восстаний не было. Для этого, чтобы основная часть эксплуатации не легла на плечи "своих" рабочих, нацистам пришлось вогнать в Германию в неоплатные без большой войны долги, а затем ограбить всю Европу. Что касается других стран - то вооруженное сопротивление там было либо при приходе фашистов к власти (Болгария-1923 г., Австрия-1934 г., Испания-1934 и 1936-39 г.), либо уже во время Второй мировой войны (Италия, Болгария, Словакия; в Югославии главным центром партизан стала Босния, находившаяся не под прямой немецкой или итальянской оккупацией, как Сербия, Черногория или Словения, а под хорватским режимом усташей).

Столь же фигурно (не более предложения - чтобы контекст был вообще неясен) Резун цитирует и Троцкого. Тот Сталина, конечно, ненавидел, но того, что приписывает Резун - в виду не имел:

Сейчас я приведу только мнение Льва Троцкого. высказанное в 1936 году: "Без Сталина не было бы Гитлера, не было бы Гестапо!" О проницательности Троцкого и знании данного вопроса говорит его другое замечание в ноябре 1938 гола: "Сталин окончательно развязал руки Гитлеру, как и его противникам, и подтолкнул Европу к войне". Это сказано, когда Чемберлен радуется, что войны не будет, Муссолини считает себя миротворцем, а Гитлер еще не давал директиву о подготовке нападения на Польшу — и тем более — на Францию.

В момент, когда Европа с облегчением вздохнула и поверила, что войны не будет. Троцкий уже знает, что она скоро будет, и знает, кто в этом виноват. Чтобы окончательно поверить Троцкому. послушаем еще одно его пророчество, высказанное 21 июня 1939 года. В этот момент идут интенсивные переговоры между Великобританией. Францией и СССР против Германии. Ничто не указывает на возможность каких-то неожиданностей и осложнений. А Троцкий говорит: "СССР придвинется всей своей массой к границам Германии как раз в тот момент, когда Третий рейх будет вовлечен в борьбу за новый передел мира". Германия будет воевать во Франции, а Сталин "всей своей массой" будет сокрушать нейтральные государства на своих западных границах, приближаясь к границам Германии.

Читая обобщения и предсказания Троцкого через 50 лет и сейчас оценив их точность, мы задаем вопрос: как же он это мог знать? Троцкий не делал секрета. Он — автор коммунистического переворота, создатель Красной Армии, советский представитель на брестских переговорах. Он — первый лидер советской дипломатии и экс-командующий Красной Армии, он бывший вождь СССР и бывший рулевой мировой революции. Уж он-то знает, что такое коммунизм, Красная Армия и кто такой Сталин. Троцкий говорит, что все его предсказания основаны на открытых советских публикациях, в частности на заявлениях секретаря Коминтерна Димитрова.


Первая из цитат в источнике: "Немецкие фашисты не могут простить Троцкому не только его революционно-исторической роли вообще, но и его революционной политики в Германии. Они знают, что именно Троцкий выдвинул в Германии политику единого фронта, единственную, которая была бы способна победить фашизм -- в то время, как Сталин лишь помогал фашизму, об'являя, что социалдемократия и фашизм "близнецы", и что социалдемократия -- это левый фашизм. Без Сталина не было бы Гитлера, не было бы Гестапо! Это Сталин помог Гитлеру усесться верхом на германском рабочем классе. И в этом историческом, гораздо более глубоком смысле, Сталин и является агентом Гестапо, -- и все его жалкие полицейские махинации не помогут ему снять с себя эту тягчайшую ответственность. Да, если сегодня в Германии существует фашизм и существует Гестапо, то они этим "прежде всего и главным образом обязаны Сталину"." - таким образом, Троцкий обвиняет Сталина, что его политика помогла Гитлеру прийти к власти - но отнюдь не говорит о том. что это было сознательной целью политики (такое, куда более серьезное обвинение, он отнюдь не выразил бы намеком).

Вторая: "Единственная преграда на пути войны есть страх имущих классов перед революцией. До тех пор, пока Коммунистический Интернационал оставался верен принципам пролетарской революции, он представлял, наряду с Красной армией, с которой он был тесно связан, важнейший фактор мира. Проституировав Коминтерн и превратив его в агентуру "демократического" империализма, обезглавив и парализовав военную силу советов, Сталин окончательно развязал руки Гитлеру, как и его противникам, и подтолкнул Европу к войне" - таким образом, по утверждению Троцкого, Сталин "развязал руки Гитлеру" репрессиями против командного состава РККА и неправильной (по мнению Троцкого) позицией в борьбе с фашизмом, а "его противникам" - именно союзом с буржуазно-демократическими Францией и Чехословакией.

Сильнее же всего искажение смысла касается третьей цитаты. "СССР придвинется всей массой (...)" - это отнюдь не собственынй прогноз Троцкого, а попытка реконструировать ход мыслей Гитлера: "Необходимость для самого Гитлера гипнотизировать Даунинг-стрит общностью интересов против СССР также отпала, ибо со стороны Англии Гитлер получил больше, чем надеялся, - все, что можно было получить, не прибегая к оружию. Если тем не менее он не идет навстречу Кремлю, то потому, очевидно, что боится СССР. При своих 170 миллионах населения, неистощимости естественных богатств, неоспоримых успехах индустриализации, росте путей сообщения, СССР - так рассуждает Гитлер - приберет скоро к рукам Польшу, Румынию, прибалтийские страны и придвинется всей своей массой к границам Германии, как раз в тот момент, когда Третий Рейх будет вовлечен в борьбу за новый передел мира. Чтоб отнять у Англии и Франции колонии, нужно обеспечить предварительно свой тыл, Гитлер лелеет мысль о превентивной войне против СССР", в то время как о Сталине Троцкий пишет: "За мир Сталин готов заплатить очень дорогой, чтобы не сказать всякой ценою. Не потому что он "ненавидит" войну, а потому что он смертельно боится ее последствий".

Можно соглашаться или не соглашаться с Троцким. Но когда в подтверждение идеи о сознательной подготовки Сталиным гитлеровской агрессии как "ледокола" приводится цитата из статьи, где говорится о страхе Сталина перед войной (и при этом отнюдь не делается разделение между теми словами Троцкого, с которыми Резун согласен и теми, которые он не согласен - он на словах восхищается "точностью обобщений и предсказаний", однако берет из них только то, что работает на его концепцию) - иначе как откровенной фальсификацией такое использование цитат назвать нельзя.

В раскрывающей политическую концепцию Резуна "Последней республике" описание ужасов "любого социализма" со столь же плоским либертарианством ("Экономическую свободу, свободное предпринимательство можно ввести где угодно — в Сингапуре, в Южной Корее, на Тайване— и результат всегда один: поразительный рост науки, культуры, промышленности, сельского хозяйства, благосостояния людей" - если его так интересует ЮВА, то где же процветание махрово-антикоммунистических Индонезии и Филиппин, куда более крупных стран, да и дирижизм Пак Чжон Хи и Ли Куан Ю "экономическую свободу" напоминает слабо) сочетается с фигурным вырезанием из Сталина и других коммунистов цитат, в которых они говорят о противоречиях внутри капиталистического мира и связанных с ними фашизацией. В итоге этого вырезания "оказывается", что интерес советского руководства был в росте фашизма, чтобы эти противоречия обострить, при этом реальная основа политического кризиса начала 1930-х годов - экономический крах 1929 г. и последующая затяжная депрессия - игнорируются начисто (написать историю прихода нацистов к власти, не упомянув Великую депрессию - большой талант иметь надо, слова же о "поразительном процветании" заставили бы почти любого хоть немца, хоть американца, хоть представителя другой капстраны начала 1930-х дать г-ну Резуну по морде - в конце концов, он же писал не о послевоенном Сингапуре!).

Итак, Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера попала в беду. В кризис. На первый взгляд Гитлер — победитель. Казалось бы, Гитлер — самый популярный политик Германии — бери власть. Так нет же. Абсолютного большинства у него нет, и потому взять власть он не может. Простое большинство без решающего перевеса — не победа, а глубочайший кризис. Общее количество голосов у социал-демократов и коммунистов все равно большее.

Национал-социалистическая рабочая партия Гитлера попала еще и в тяжелейший финансовый кризис. У рабочего класса Германии просто не было больше денег поддерживать свою партию. Партия чисто социалистическая, чисто рабочая, чисто пролетарская — откуда у пролетариев деньги Гитлера поддерживать? И процесс разложения гитлеровской партии пошел с нарастанием.


(1) Коммунисты и социал-демократы, на дух не переносившие друг друга, учтены вместе, для нацистов же - не указаны не только готовые сотрудничать с ними правоцентристские партии (именно правое крыло Партии центра позволило принять многие из создавших нацистский режим законов, тогда как враг ультраправых Эрцбергер был убит еще в 1921 г., а еще один левый центрист Йозеф Вирт отстранен от влияния в собственной партии), но и непосредственные союзники из НННП, притом что НСДАП и НННП получили в сумме больше мест в рейхстаге, чем СДПГ и КПГ как в июле. так и в ноябре 1932 г.
(2) Насчет "чисто пролетарского" характера НСДАП прямая и наглая ложь как по социальному составу актива партии (где рабочие были представлены довольно слабо) так и, тем более, по финансированию (Крупп фон Болен? Тиссен? Нет, не слышали).

В этой ситуации судьбы Германии, Европы и всего мира оказались в руках меньшинства — в руках германских коммунистов. Поддержат коммунисты социал-демократов — и гитлеризм рухнет и больше никогда не поднимется. А если коммунисты поддержат гитлеровцев, рухнет социал-демократия.

Облачимся в рабочую блузу товарища Тельмана и прикинем, что следует делать, рассчитаем последствия хотя бы одного следующего шага. О самостоятельном приходе к власти коммунистам мечтать не приходилось. Оставалось два пути.

Первый: войти в коалицию с социал-демократами, победить на выборах, социал-демократы — старший партнер, коммунисты — младший. После этого предстояло разделить портфели: социал-демократам — большинство министерств, коммунистам — меньшинство. После поражения на выборах Гитлер сбежит или застрелится, если нет — его посадят в тюрьму за неуплату многомиллионных долгов. Партия Гитлера рассыплется — кому захочется состоять в обанкротившейся партии и платить ее долги после поражения, если их некому платить до выборов? Таким образом, войти в коалицию с социал-демократами означало для коммунистов (и для всего мира) крушение гитлеризма. После такого крушения коммунисты автоматически поднимались с третьего места на второе и делили власть с первой партией, с социал-демократами. Заманчиво.

Был у товарища Тельмана второй путь: поддержать гитлеровцев. Последствия такого хода предсказать было легко: Гитлер, придя к власти, посадит в концлагеря и социал-демократов, и коммунистов, и самого товарища Тельмана.

Если германские коммунисты поддержат Гитлера, то это будет означать убийство социал-демократии и самоубийство германского коммунизма.

Товарищ Тельман так и поступил — поддержал Гитлера.

На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, социал-демократы и коммунисты — 49%.

Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Потому победил Гитлер.


Во-первых, нагло сфальсифицировано количество голосов, поданных за социал-демократов и коммунистов на выборах марта 1933 г., уже после Гитлера рейхсканцлером (другие тоже не подходят) - 30 %, что дало меньше мандатов (120 у социал-демократов и 81 у коммунистов), чем у одной только НСДАП (288), тогда как с НННП (52) нацисты уже имели более половины из 647 мест в рейхстаге.

Аналогично игнорируются роль других партий (которая всё равно бы оказалась решающей, даже если коммунисты и социал-демократы объединили бы усилия), политическая система Веймарской республики (парламентское большинство могло сформировать правительство, если было абсолютным, но в случае его отсутствия назначение правительства зависело от рейхспрезидента - и избранный при поддержке СДПГ Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером до выборов марта 1933 г. - 30 января. Каким образом Тельман мог помешать этому - разумеется, не объясняется) и лишение коммунистов мандатов до открытия рейхстага.

Если же имеются в виду всё же ноябрьские выборы 1932 г., то и они не давали большинство из 584 мест социал-демократам (121) и коммунистам (100); не получалось его, впрочем и у НСДАП (196) и НННП (51), но формирование антинацистского правительства возможно было лишь при альянсе КПГ и СДПГ, уже практически невозможном, со всеми депутатами Центра (70 - таким образом гипотетический союз лебедя, рака и щуки КПГ, СДПГ и Центра имел бы 291 место вместо требуемых 293) и с частью депутатов от еще более правых ННП и/или БНП.

На тот момент - совершенно невозможное событие, и характерно, что при обвинениях в адрес коммунистов Центр, НННП и ННП, равно как и беспартийный президент Гинденбург, в рисуемой Резуном картине отсутствуют полностью.

Таким образом, в ключевом моменте своей политической концепции Резун либо полностью умалчивает о контексте (кризис, начавшийся в 1929 г.), либо просто врет читателям в глаза (количество мандатов СДПГ и КПГ, никак не позволявшее им сформировать правительство даже в случае соглашения).

У читателей в 1990-е проверить эти цифры возможностей было мало, однако сейчас это требует нескольких минут поиска в интернете.

Прямо mi3ch о согласии с концепцией Резуна не заявил, но должен ли вызывать удвиление тот факт, что представители какого угодно политического направления не согласны с концепцией, основанной на (1) полном умолчании о неприятных для концепции фактах, (2) фигурном цитировании, в котором из тех или иных оценок исторических деятелей делается вывод, полностью противоположный тому, что говорилось в цитируемых работах и (3) наглой, беспардонной и легко проверяемой (в данный момент - в момент издания книг это действительно было более трудной задачей) лжи?
Tags: Великая Отечественная война, Вторая мировая война, наш ответ Керзону, резунисты, фашизм
Subscribe

  • 26 февраля 1921 г.

    26 февраля 1921 г. Ревком Грузии принял решение сохранить в обращении грузинские (продолжив их печатание, приравняв к рублю РСФСР) и закавказские…

  • 25 февраля 1921 г.

    25 февраля 1921 г. красные заняли Тифлис. Была создана Грузинская Советская Социалистическая Республика.

  • 24 февраля 1921 г.

    24 февраля 1921 г. меньшевистское правительство Грузии бежало из Тифлиса в Кутаис.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments