Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Наш ответ Керзону-41: Варламов/Кульманов об эмиграции из СССР

https://varlamov.ru/3327216.html

На протяжении всей своей истории Советский Союз позиционировал себя как государство, которое думает о народе, заботится об интересах простых людей и делает всё ради их комфортной жизни. Диктатура пролетариата, страна рабочих и крестьян. Советский Союз противопоставлял себя алчному капиталистическому миру и всегда вставал на сторону угнетённых и обиженных. Пропаганда тратила огромные ресурсы, чтобы показать плохую жизнь ТАМ и великолепную жизнь ЗДЕСЬ. Но получалось не очень. Люди всё равно с интересом поглядывали в сторону зарубежных "ужасов". А потом сравнивали скудную информацию о загранице с советскими реалиями и бежали из социалистического рая.

Справедливости ради надо сказать, что были в истории страны эпизоды, когда бежали и в СССР. Причём высококвалифицированные специалисты. В начале 30-х в США бушевала Великая Депрессия. И когда советское торговое представительство "Амторг" дало рекламу о том, что СССР нуждается в американских специалистах, на объявление откликнулось более 100 000 американцев. Статистики по количеству переехавших в Союз американцев не велось, но, по разным оценкам, их могло быть от 6 до 10 тысяч. Молодое растущее социалистическое государство для заграничных специалистов тогда выглядело раем на фоне бьющегося в лихорадке капитализма. Бесплатное жильё, образование для детей, медицина... Американские специалисты оказывались в условиях, в которых жили редкие советские граждане. Но даже для них рай продлился недолго. Многие в конце 30-х попали под советские репрессии как иностранные шпионы. Вернуться в Америку повезло не всем.


Такое впечатление, что для автора(ов) среди иммигрантов в СССР учитываются только "белые люди" (если не в прямом, то в переносном смысле) из США и Западной Европы, хотя переселенцев из капиталистических стран в СССР было больше.

Из-за наличия значительного резерва рабочей силы в собственной деревне, по мере механизации хозяйства всё более отдававшей рабочую силу в города, СССР не был заинтересован в массовой трудовой миграции, а в 1930-е общая обстановка шпиономании затруднила отнюдь не только выезд, но и въезд в СССР. Однако две категории в нашу страну ехали в довольно значительных количествах. Первая - это представители коренных народов СССР (армяне из многочисленных стран с армянской диаспорой, русские старообрядцы из Турции и балканских стран, украинцы - в основном переселенцы из Австро-Венгрии и межвоенной Польши и их потомки - из стран Южной Америки), вторая же - политэмигранты из коммунистических партий и национально-освободительных движений.

Наиболее крупным переселением из капиталистических стран, видимо, является послевоенная армянская репатриация. Отметим, что въехавшие в СССР зарубежные армяне (как и их предки) в массе своей не жили в Армянской ССР (и СССР вообще) или, до того, Российской империи - это потомки беженцев времен геноцида 1915 г. из Османской империи или выходцы из появившихся ранее армянских общин в дальнем зарубежье. По оценке Земскова, в послевоенные годы в СССР переехало 86 тысяч зарубежных армян; дальнейшее переселение было прекращено самими советскими властями, когда стало ясно, что добиться территориальных уступок от Турции СССР не удастся, а возможности Армянской ССР ограничены ее территорией.

На стыке обоих видов миграции в СССР стоит миграция из регионов, по итогам Гражданской войны и интервенции захваченных Польшей и Румынией. Так, после подавления Хотинского восстания в Северной Бессарабии (со смешанным украино-молдавским населением, ныне разделена между Молдавией и Черновицкой областью Украины) в 1919 г. 50 тысяч человек бежало из оккупированной румынами Бессарабии в УССР. Жители Бессарабии продолжали бежать в СССР и в 1930-е годы, при том. что эмиграция в СССР (в отличии от эмиграции в другие страны, также массовой) была в Румынии запрещена.

47 тысяч человек бежали в межвоенные годы в БССР из Западной Белоруссии под польской властью и Латвии.

Из политических же мигрантов наиболее были заметны греки (более 10 тысяч греков, поселившихся после поражения коммунистов в гражданской войне 1946-49 годов в Средней Азии и ставших заметным национальным меньшинством Ташкента).


Митинг греческих коммунистов в Ташкенте


Оказалась в СССР и часть республиканских эмигрантов из Испании (другие отправились в Латинскую Америку, в первую очередь в дружественную республике Мексику; тех же, кто был вынужден бежать во Францию, французское правительство заключило в лагеря), 800 испанцев воевали в РККА.


Генералы Модесто, Кордон и Листер


Численность политэмигрантов из других стран в СССР оценить трудно, но достаточно вспомнить таких известных людей, как академики Понтекорво (физик) и Варга (экономист), лауреаты Госпремии Берг и Старос (разработчики компьютеров), авиаконструктор Бартини

Но этот яркий эпизод был единичным случаем в истории СССР. Иностранцы не стремились туда. Зато граждане СССР проявляли энтузиазм к побегу из лучшей страны в мире. Энтузиазм приходилось ограничивать. 21 декабря 1917 года для комиссаров пограничных пунктов была издана Инструкция о правилах въезда и выезда. Для выезда из страны граждане были обязаны иметь заграничный паспорт. На выезд необходимо было получать разрешение в иностранном отделе Комитета внутренних дел в Петрограде или в Москве. После 1920 года в загранпаспорт стало необходимо ставить визу Особого отдела ВЧК. Надо отметить, что в этот момент из страны бежала "белая сволочь", и молодое советское правительство было озабочено вопросом, как не допустить возвращения подобных опасных элементов. Так, в мае 1922 года Владимир Ленин на заседании Политбюро ЦК предложил карать смертной казнью тех, кто попытается вернуться из-за границы без разрешения властей. Но это решение не было принято. С 1 июня 1922 года правила изменили, и для выезда за границу необходимо стало получать особое разрешение Народного комиссариата иностранных дел. За рубеж практически не могли выехать журналисты и писатели. Разрешение на выезд давало Политбюро ЦК РКП(б). Молодое советское государство постепенно становилось на ноги и оптимизировало своё законодательство. По положению "О въезде и выезде из СССР" от 5 июня 1925 года выезд стал ещё более затруднён. Заграница объявлялась "враждебным капиталистическим окружением". В то же время, выехать из страны, чтобы больше никогда не возвращаться, проблемы пока не составляло.


Итак, автор признает, что в 1920-е эмиграции насовсем препоны не ставились - и привело ли это к массовому выезду? Нет - "Согласно Н.А. Струве, в 1922 году сводная численность российской эмиграции составляла 863 тыс. человек, в 1930 г. она сократилась до 630 тыс."

Таким образом, численность эмигрантов мирного времени не покрывала даже репатриацию (о которой, как и о ставших ее базой амнистиях, автор попросту умалчивает).

Старая дореволюционная "элита", недовольная своим положением в новых условиях - да, продолжала уезжать и после гражданской войны, но страной массовой трудовой эмиграции (в отличие от стран Восточной Европы того же времени - с которыми и надо бы сравнивать его) СССР 1920-х годов не был.

С началом коллективизации выезд начали ограничивать уже более серьёзно. Теперь больше не стоял вопрос "пускай уезжают, главное, чтобы не возвращались". Граждан, желающих свалить от голода и советской власти, стало столько, что пришлось закрывать страну с обеих сторон для всех. От желающих уехать стали требовать разнообразные справки, создавать бюрократические препятствия. Но даже собранные по правилам документы не гарантировали возможность выезда. Отказать в выездной визе могли без объяснения причин. В 1931 году в "Инструкцию о въезде и выезде из пределов СССР" была введена новая норма: "Разрешения на выезд за границу, для поездок по частным делам советским гражданам выдаются в исключительных случаях". Выезд из страны становился возможным разве что для дипломатов и служащих, которые отправлялись в важные для государства командировки. К середине 30-х возможность выезда из страны была практически закрыта для граждан.

9 июня 1935 года был принят закон, который устанавливал смертную казнь за побег через границу для военнослужащих. Причём ответственность несли и родственники перебежчиков. Если родственники знали о готовящемся побеге, но не доносили властям, их ждало от 5 до 10 лет тюрьмы с конфискацией. После смерти Сталина этот закон, карающий смертью за побег, был отменён. За пересечение границы теперь грозило всего лишь тюремное заключение.


Странное уравнение эмиграции с дезертирством военнослужащим - являющимся тяжким уголовным преступлением в любом государстве, где существуют вооруженные силы.

Что же до стремлений среднего советского гражданина сталинских времен жить в своей стране или уехать - их можно увидеть на примере послевоенных репатриантов:

"Обязательность репатриации не следует понимать так, что чуть ли не все советские граждане были возвращены в СССР вопреки их желанию. Опираясь на многочисленные свидетельства (в частности, на такой массовый источник, как опросные листы и объяснительные записки репатриантов, а также донесения агентов и осведомителей НКВД о настроениях в лагерях перемещенных лиц), можно смело утверждать, что не менее 80% «восточников», т.е. жителей СССР в границах до 17 сентября 1939 г., в случае добровольности репатриации все равно возвратились бы в СССР. Что касается «западников», т.е. жителей Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Правобережной Молдавии и Северной Буковины, то они существенно отличались от «восточников» по менталитету, морально-психологическому настрою, политическим и ценностным ориентирам, и в их среде действительно преобладали невозвращенцы".

Множество ограничений для гражданских лиц просуществовало до распада СССР. До ратификации в 1973 году Международного пакта о гражданских и политических правах власти СССР формально не признавали права собственных граждан на свободную эмиграцию. Выдача разрешений на выезд зависела только от желания или нежелания властей оказывать содействие в этом вопросе. С середины 70-х к желающим эмигрировать стали относиться лучше, но всё равно расценивали как предателей. Рассмотрение заявлений на выезд сопровождалось жуткой бюрократией. Система как могла замедляла отток людей из страны. Желающего эмигрировать могли запросто уволить с работы, после чего подвергнуть уголовному преследованию как тунеядца.


Умалчивается о том, что эмиграция 1970-х годов - это главным образом эмиграция в Израиль, отношения которого с СССР после 1967 г. являлись крайне враждебными (впрочем, значительная часть советских евреев стремилась попасть в более благополучные США и ФРГ).

От США же СССР отстал всего на 10-15 лет - до решений Верховного суда США 1958 и 1964 года выдача гражданину США паспорта для зарубежной поездки также зависела от решения органов власти (Госдепартамента), и именно коммунистические взгляды во времена маккартизма служили основанием в отказе (в частности, не смог давать концерты за рубежом известный негритянский певец и коммунист Пол Робсон).

После Сталина выехать из СССР можно было несколькими способами. За пределы страны выпускали служащих определённых категорий – дипломатов, сотрудников торгпредств, обслуживающий их персонал, моряков, лётчиков. Сотрудников, которые получали возможность выезда из СССР, тщательно проверяли на благонадёжность. Возможность выезда также имели спортсмены и деятели искусства. Естественно, тоже после проверок.


А также военные и люди множества гражданских профессий от строителей до врачей, работавших в дружественных СССР странах.

Весьма впечатляет процедура оформления выезда из СССР в рабочих, туристических или личных целях. Это когда вы не эмигрировали, а просто хотели выехать из страны на какой-то срок, чтобы потом вернуться.


Далее описывается весьма муторная процедура - но помимо общей бюрократической зарегулированности, она объясняется и стремлением руководства страны сэкономить принадлежащую государству иностранную валюту. Вместе с тем, психология тогдашних руководителей СССР, молодость которых пришлась на Великую Отечественную войну и индустриализацию, а то и на доиндустриализационную "Россию во мгле", часто приводила к тому, что новые потребности достигших сытости городских жителей воспринимались ими как стремление к роскоши.

Когда идёт речь об официальной эмиграции из СССР, выделяют четыре основных периода оттока граждан.

Первая волна – "белая эмиграция" – состояла из людей, которые бежали от власти большевиков, Гражданской войны, голода и разрухи. Эта волна прошла в 1918—1923 годах. Количество эмигрантов из большевистской России, по разным оценкам, составило от 1,5 до 3 млн человек.

Вторая волна эмиграции относится к Великой Отечественной войне. Она касалась так называемых "перемещённых" лиц. Сюда относились люди, которые были вывезены за границы СССР и не стали возвращаться домой после победы над фашистской Германией. С учётом военнопленных, количество советских граждан, оказавшихся на территории Третьего Рейха, оценивается примерно в 8,5 млн человек. По разным оценкам, в СССР не захотели возвращаться от 500 000 до 1 млн человек. Значительная часть мигрантов этой волны были прибалтами, часть составили немцы, проживавшие до войны на территории СССР. Около 20% не вернувшихся – русские и украинцы.

Третья волна – "эмиграция Холодной войны". Это период с 1948 по 1986 год, когда СССР покинули около полумиллиона граждан. В основном это были евреи. За это время из страны выехали около 290 000 евреев, более 100 000 немцев и более 50 000 армян. Тогда появилось выражение "еврейская жена – не роскошь, а средство передвижения". Имея одного родственника-еврея, СССР могла покинуть целая семья. Через кучу бюрократический препятствий, унижений, но это было реально, и люди этим пользовались.


Автор своими рассуждениями подтверждает преимущественно этнический характер позднесоветской эмиграции (заодно умолчав, что въехавших в СССР армян было больше, чем выехавших). По его же оценкам, уехавших вслед за еврейскими родственников неевреев выходит не более 60 тысяч - не слишком значимая цифра для страны с 200-милионным населением.

Кроме законной эмиграции, было в СССР и такое явление, как перебежчики. Люди, которые получали отказы или вообще не имели шанса на эмиграцию из СССР, но которые не хотели жить в соцлагере. Люди бежали из страны самыми невероятными способами.


Далее упоминание именно что разовых случаев, которым можно найти аналогичные контрпримеры среди беглецов из-за маккартизма и т.д.

20 мая 1991 года "железный занавес" рухнул окончательно. Верховным Советом СССР был принят закон "О порядке выезда и въезда в СССР", разрешивший советским гражданам выезжать за границу. Сколько людей покинули страну, доподлинно неизвестно. Российская статистика считает эмигрантами только тех, кто отказался от гражданства, что происходит довольно редко. По информации иммиграционных властей принимающих государств, в 1992-1999 годах только из Российской Федерации в США, Канаду, Израиль, Германию и Финляндию переселились 805 000 человек. Уезжали и продолжают уезжать, как правило, самые энергичные и деятельные люди страны, которые хотят менять свою жизнь к лучшему и готовы прикладывать к этому усилия.


Хотя эта часть не относится к СССР, нельзя не отметить склонность авторов определенного политического направления говорить об эмиграции из России в алармистских тонах, хотя все годы независимого существования РФ она имеет положительное миграционное сальдо. Въезжающие трудовые мигранты ценны меньше, чем "самые энергичные и деятельные" (читай - самые богатые, ибо после массового отъезда евреев и немцев эмиграция из России носит преимущественно верхушечный характер)?!
Tags: капитализм, наш ответ Керзону, социализм, эмиграция
Subscribe

  • Много Минска, хорошего и разного

    Застройка по улице Первомайской, 1930-е. Там же. Фабрика-кухня 1936 г. рядом с площадью Ленина/Независимости. Этот котэ живет на…

  • Сеговия

    "Сработанный еще рабами Рима" Еще сабж Кафедральный собор, XVI век. Улочка в старом городе. Алькасар (королевский дворец),…

  • По дороге Сарагоса-Барселона, из окна автобуса

    ЕМНИП всё уже в Каталонии, хотя первые фотографии могут быть еще из Арагона. Предгорья почти как в моих родных краях)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • Много Минска, хорошего и разного

    Застройка по улице Первомайской, 1930-е. Там же. Фабрика-кухня 1936 г. рядом с площадью Ленина/Независимости. Этот котэ живет на…

  • Сеговия

    "Сработанный еще рабами Рима" Еще сабж Кафедральный собор, XVI век. Улочка в старом городе. Алькасар (королевский дворец),…

  • По дороге Сарагоса-Барселона, из окна автобуса

    ЕМНИП всё уже в Каталонии, хотя первые фотографии могут быть еще из Арагона. Предгорья почти как в моих родных краях)