Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Наш ответ Керзону-40: Шульман об отчуждении

https://echo.msk.ru/programs/status/2369161-echo/

Е.Шульман― У нас все термины замечательные. У нас и прошлый был прекрасный и позапрошлый. Я даже вас сейчас не буду заставлять их вспоминать, потому что я верю, что вы не могли их забыть.

Сегодняшний наш термин довольно сложный, потому что он и философский и психологический, и даже религиозный в некоторой степени и, собственно, социально-политический. Мы с вами сосредоточимся на социально-политической стороне этого термина и постараемся объяснить, в чем речь и почему для нас это важно. Слово это «отчуждение». Оно пришло в русский научный, философский язык из Гегеля.

А популярно стало, потому что у Гегеля его заимствовал Маркс, одновременно его критикуя — его не в смысле термин, а его в смысле Гегеля.

Поэтому те люди, которые подверглись в нежном возрасте воздействию марксистко-ленинской философии и даже были вынуждены ее сдавать, они про это отчуждение, может быть, слышали. Постараемся мы сейчас разобраться в первоначальном смысле этой терминологии, вообще, откуда она взялась.

Отчуждение, оно же алиенация. Есть и греческий вариант этого слова, который мы не будем произносить в эфире, потому что мы не умеем говорить по-гречески. Смысл в этом слове был разный и часто даже довольно противоположный.

В античной философии под этим самым отчуждением по-гречески подразумевался иногда религиозный экстаз, когда как бы душа человека выходит за пределы тела в этом соединение с божественным.

Римляне со своей стороны, будучи более практического складу под этой самой алиенацией подразумевали скорее юридическую терминологию, а именно отчуждение собственности, то есть передачу прав собственности кому-то другому. Аlienus это «иной», «другой». Это, в общем, тоже более-менее понятно. Аlienus, кстати, в римском узусе мог обозначать также какого-нибудь чужого, чьего-нибудь раба.

Как этот термин приобрел свои философские коннотации? Приобрел он их у Гегеля, который подразумевал под этим объективный процесс или чувства и ощущения, что наши возможности, которыми мы обладаем как люди, присваиваются какими-то другими людьми, уходят от нас. Соответственно, в гегельянскую трактовку отчуждения мы даже не будем входить, потому что вам, дорогие слушатели, уже стало, я так подозреваю, насколько мутно в голове. А мы перейдем сразу к, собственно говоря, политическому аспекту.

Под политическим отчуждением подразумевается приблизительно то, что в хорошем смысле называется репрезентацией или политическим представительством. То есть то, что мы с вами осуществляем власть, реализацию своих прав, даже общение друг с другом не напрямую часто, а через неких посредников. То есть, например, институт частной собственности является таким инструментом отчуждения. Институт государства является таким инструментом отчуждения. Любые посредники в коммуникации тоже этому отчуждению способствуют.

То есть, с одной стороны, это продукт усложнение общественной жизни, то есть когда вы не живете прекрасной первобытной жизнью охотников и собирателей, а образуете сложные социумы, у вас начинается разделение труда у вас начинается делегирование власти, то у вас, соответственно, это отчуждение и происходит. Вернуть его назад к прекрасным временам золотого века тоже невозможно.

Кстати, один из смыслов этого греческого отчуждения — это было то же самое, что падение человека, изгнание из рая.

Так вот это с одной стороны. С другой стороны, это самое отчуждение, оно, как считал Маркс, способствует эксплуатации человека человеком. Маркс разделял четыре вида отчуждения: от процесса труда, от продукта труда, от других людей и от человеческого в себе. Сейчас я даже цитату я должна прочитать про Маркса, потому что она просто раздирает душу.

«В чем же заключается отчуждение труда? — спрашивал Маркс, и сам же себе отвечал, — В том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы… Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. Отчужденность труда ясно сказывается в том, что как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут, как от чумы»

Это вот марксистское отчуждение, то самое отчуждение человек труда от плодов его труда и от процесса труда, которое мы опять же учили в советских всяких вузах.

Была ли в этом некоторая доля истины? Мы сейчас не будем опровергать Маркса или, наоборот, подтверждать Маркса.


Посмотрим же, как обстоит дело со всеми указанными видами отчуждения в современном капиталистическом обществе.

Отчуждение от процесса труда? Да, разделение труда стало всеобъемлющим, а работа по найму – наиболее распространенным способом везде, кроме самых отсталых стран (тогда как во времена Маркса крестьянство составляло если не абсолютное. то относительное большинство населения в большинстве европейских стран). Разумеется, марксисты не собираются возвращаться к временам оторванных друг от друга самостоятельных производителей, но поскольку множество людей делают некий совместный продукт, то для преодоления отчуждения производящая его организация должна управляться с их участием. Наблюдается ли это при капитализме? Ни в коем случае.

От результата труда? Да, во множестве случаев рабочие, производящие отнюдь не ракеты или трансокеанские суда. а обыкновенные предметы бытового потребления, сами эти предметы купить не в состоянии. Можно уйти от вопроса, указывая на страны «витрины» капитализма, но скорее всего, сделанный в Китае или Вьетнаме телефон и сшитая в Бангладеш одежда и у самой Екатерины Михайловны есть, да и простое поддержание коммунального порядка в Москве зависит от людей, условия труда которых выглядят так.

От других людей? Да, общество по-прежнему разбито на классы с различными и, если говорить о главных из них, противоположными интересами.



От человеческого в самом себе? Автор может задать самой себе вопрос, достойны ли человека условия труда и жизни бангладешской швеи или московского дворника из ближнего зарубежья.

М.Наки― Что же мы будем с Марксом делать?

Е.Шульман― Мы его цитировать будем ,что, собственно говоря, мы уже и проделали. А дальше мы предоставим слушателям свободно на эту тему размышлять. Маркс считал, что отчуждение человека труда от труда как от процесса, так и от плодов его преодолеется разрушением государства и наступлением коммунизма, который есть постгосударственного устройства. Спойлер: ничего подобного покамест не произошло. Более того, идея, что труд исключительно является чем-то, отчего бегут как от чумы, если не принуждаются к этому физически либо под угрозой голода, не очень подтверждается, в частности, экспериментами гражданского базового дохода. То есть когда людям просто так дают деньги, они все равно, вы знаете, хотят работать.

М.Наки― Ну, смотря на каких работах.

Е.Шульман― Конечно. Смотря на каких работах, смотря в каких количествах, смотря с какой интенсивностью. Но вообще-то говоря, труд для человека является средством самореализации и общения с другими людьми.


Насчет попыток внедрения БОД накручено довольно много мифологии, хотя никаких общих закономерностей они не выражают. В (относительно) благополучных капиталистических странах, где государственных форм поддержки безработных уже хватало для того, чтобы не дать людям умереть с голоду (что, разумеется, не означает – «обеспечить сколько-нибудь приличный по меркам страны уровень жизни») часть этих льгот в натуральном эквиваленте заменили денежными выплатами – ради того, чтобы эти деньги также обращались на рынке и стали доходом капиталистов, естественно. Разумеется, люди, которым обеспечен этот необходимый минимум, всё равно в своей массе им не удовлетворились и пошли работать.

Как выражается политическое отчуждение или политическая алиенация? Это чувство, которое, может быть, знакомо многим нашим слушателям, что вы не имеете отношения к власти, что вы не влияете на принятие решений, что люди, находящиеся во власти, не понимают вас, не слышат, о вас не заботятся, думают о чем-то другом; что никакая партия не выражает ваших интересов, что никакой политический лидер не говорит то, что вы хотите слышать, что он о чем-то своем там болтает, а то, что вы хотели бы услышать, вы от него не слышите. Вот это есть политическая алиенация или политическое отчуждение.


Не только чувство, но и эмпирические данные.

Каковы его последствия? Его последствия — это гражданский абсентеизм или апатия голосующего, то есть низкая явка на разного рода выборах, воздержание от участия, от членства в партии, от участия в выборах как в пассивном, так и в активном качестве. То есть люди не баллотируются и на выборы не ходят, в общем, говорят: «Мы вне политики, нам это всё неинтересно, мы люди маленькие, — или, наоборот, — мы люди большие». Это политическое отчуждение.


Если мы посмотрим как раз на развитые капиталистические страны, то мы увидим деградацию самого понятия партии. Полтора века назад партия – это форма массового участия того или иного класса в политике. Грубо говоря – землевладельцы массово поддерживали (и участвовали в ней) одну партию, фабриканты – другую, мелкие фермеры – третью, а рабочие – четвертую. Что же стало с партиями сейчас в тех же Германии и Франции? Это существующие ради выборов организации, куда идут люди, желающие сделать карьеру профессионального политика. Большие партии могут обеспечить своим участникам место если не депутата общенационального парламента – то земельного/регионального, если не земельного – то место муниципального советника, но люди, не желающие избрать это профессией, в партии не идут.

От этой партийно-парламентской прослойки, в свою очередь, резко отграничено еще и профессиональное, официально нейтральное и потому несменяемое чиновничество. Такой важный инструмент политики, как центральный банк, и вовсе в современных капиталистических странах имеет возведенную в догму автономию от избранной демократическим путем государственной власти.

Тем более не сосчитать количество защитных механизмов, которые не дают государственной власти, даже если туда каким-то чудом окажутся избраны люди, враждебные интересам класса капиталистов (=выражающие интересы трудящегося большинства населения), внедрить меры, капиталу враждебные. Достаточно посмотреть историю «правого поворота» в латинской Америке, которым оказались затронуты (притом, что и преобразования в Венесуэле и Боливии радикальны только по меркам нашего времени) наиболее осторожные из прогрессивных режимов.

Чем это плохо? Что такого рода настроения, соответственно, отдают власть в руки ровно тех, кто паразитирует на социальной атомизации. Если люди друг с другом не связаны, совместным действием никаким не занимаются, не участвуют в политических процессах, то, соответственно, кому они делегируют власть? Вот этим институтам отчуждения.

Что преодолевает — последнее, что скажем, — эту атомизацию? Ну, опять же Маркс считал, что пролетарская революция преодолевает. А практика показала, что, в общем-то, не совсем, не то чтобы из этого что-нибудь хорошее получилось. Взгляд современной социальной науки состоит в том, что участие и соучастие позволяет преодолеть как отчуждение трудящегося человека от плодов его труда, так и отчуждение гражданина от политической системы.

Каковы инструменты преодоления отчуждения? Всеобщее избирательное право, например, очень хороший инструмент. Каждый может прийти и проголосовать, тем самым как-никак поучаствовать все-таки в процессе принятия решений. Потому что, как мы знаем, что когда явка становится выше, результаты выборов становятся неожиданнее.


Каждый может прийти и раз в четыре года проголосовать – но будет ли учитывать избранная власть те обещания, ради которых за нее проголосовали, вопрос отдельный.

Также надо отметить, что капитал давно организован в наднациональном масштабе – это касается как таких объединений, как МВФ и Всемирный банк, так и непосредственно крупных компаний, у которых головная контора и производство, как правило, находятся в разных странах.

Сильно ли помогает преодолеть отчуждение всеобщее избирательное право, многопартийная система и регулярная сменяемость власти в «крупнейшей демократии мира» Индии, где рамки буржуазно-демократических процедур за 70 лет независимости не могли даже покончить с кастовой системой – вопрос риторический.

Право референдума, например. Кстати, то, что плебисцитарная демократия преодолеет эксплуатацию отчуждения — об этом еще Руссо писал до всякого Маркса. Он тоже считал, что власть у людей отняли всякими искусственными способами и сконцентрировали ее у себя те, кого мы бы сейчас назвали политическими элитами. Но если все будут ходить на референдумы — он был большой поклонник швейцарской системы и на какие-то всеобщие сборы, как в Древней Греции на агоре собирались, — то тут-то это отчуждение и преодолеется.


Самым показательным тут является то, что не где-нибудь на задворках капиталистического мира, а именно в Европе референдум в последние полтора десятилетия стал синонимом политического скандала. В редких случаях положительный результат референдума начинают исполнять (Брекзит, хотя исход еще не ясен) или отрицательный приводит к отставке выносившего вопрос на референдум правительства и досрочным выборам (отставка правительства Ренци в Италии) – в обоих случаях это, тем не менее, большие политические потрясения. Отвергнутую на референдумах во Франции и Нидерландах Конституцию ЕС заменили в целом аналогичным Лиссабонским договором. В других случаях – провели повторный референдум до нужного результата (Ирландия - ратификация Лиссабонского договора в 2008 и 2009 г.), игнорировали отрицательный результат (Нидерланды по договору об ассоциации ЕС-Украина, а до того – знаменитое греческое «Нет»), игнорировали провал референдума из-за низкой явки (Македония в вопросе о переименовании) и, наконец, объявили преступлением сам факт проведения референдума (Каталония).



Особенно, разумеется, показательна Греция – греки и голосовали за партию, обещавшую покончить с «жесткой экономией», и на референдуме ее отвергли, однако против совокупной воли МВФ, ЕЦБ и Еврокомиссии механизмы как представительной, так и прямой демократии оказались бессильны. Сущность явлений проявляется в кризис – и в Греции кризис ее показал.

Коммунальное управление, самоуправление тоже является могучим инструментом для преодоления отчуждения. Именно поэтому в нашей стране оно так опасно и до такой степени преследуется. Потому что, во-первых, там деньги водятся большие. А, во-вторых, потому что люди объединяться начинают по месту жительства, а будучи объединены, их потом разъединить уже достаточно трудно.


Если государственная власть сплошь и рядом оказывается бессильной перед крупным капиталом даже в тех редких случаях, когда имеет намерение ему противостоять – то что говорить про муниципальную? На это накладывается еще и пространственная имущественная сегрегация в большинстве капиталистических стран (в России также прогрессирует) – максимум, что удается жителям рабочих и бедняцких кварталов – это добиться возможности управлять средствами собственных небогатых районов. Принудить к чему-либо жителей богатых пригородов они не могут.

Конкретно в России и особенно в Москве, если автор затронула нашу страну – помимо попыток государственной власти ограничить полномочия и самостоятельность муниципалитетов надо отметить еще и роль института «постоянной регистрации» как условия для осуществления избирательного права. В результате, особенно в Москве, весьма значительная часть жителей из избирательного процесса на муниципальном уровне вычеркнута, и именно в этой обстановке и в богатых районах города либералы чувствуют себя весьма неплохо. Самоуправление и на муниципальном уровне – слишком часто роскошь для тех, кому и так неплохо, но и в лучшем случае глобального уничтожения неравенства от нее ждать не приходится.
Tags: капитализм, марксизм, наш ответ Керзону
Subscribe

  • 24 июля 1921 г.

    24 июля 1921 г. в результате катастрофы аэровагона конструктора-самоучки Валериана Абаковского погибло 7 человек, в их числе член ЦК РКП(б) и…

  • 23 июля 1921 г.

    23 июля 1921 г. Губернский экономический совет Гомельской губернии (тогда в составе РСФСР) принял решение о строительстве в Гомеле центральной…

  • 22 июля 1921 г.

    22 июля 1921 г. было принято постановление Совета труда и обороны РСФСР «Об американской промышленной эмиграции», предусматривавшее возможность…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment