Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

Наш ответ Керзону-37: Венедиктов о Венесуэле

https://echo.msk.ru/programs/observation/2358873-echo/

Все оказалось совсем непросто. Во-первых, по поводу легитимности президента Мадуро. Надо признать, что последние выборы, досрочные, которые были в мае 18-го года, то есть 7-8 месяцев тому назад, вот теми странами, кто признал параллельного президента, они не были признаны. Уже год тому назад было известно, что выборы мая 18-го года не были признаны ни Соединенными Штатами Америки, ни Евросоюзом, ни Организацией (...) американских государств. ОАГ, да. То есть, на самом деле, в этом смысле ничего удивительного нет.


Да, действительно: выборы не были признаны США, ЕС и входящими в него странами, а также ОАГ (но признаны входящими в ОАГ Боливией, Никарагуа, Сальвадором и несколькими малыми странами; Уругвай и Эквадор тогда не высказали своего решения). Однако непризнание результатов выборов - это одно, а размещение претендента на президентский пост в собственном посольстве, и притом не в качестве убежища. а для активных действий (то, что предприняла Колумбия) - это шаг действительно беспрецедентный в современном мире.


Красные - не признавшие избрание Мадуро, зеленые и- признавшие, серые - не высказали позицию. С тех пор из-за смены правительства на левоцентристское поменяла позицию Мексика, зато в античавистский лагерь перешел Эквадор


Смотрите, в 12-м году последние выборы Уго Чавеса. Уже умирающий Чавес за 4 месяца до смерти выдвигается. Против него создается такая организация оппозиционная – Круглый стол демократических организаций, которая выдвигает Энрико Каприлеса.

И на выборах 12-го года Энрико Каприлес получает 44% (это очень много). Это важно. Запомним имя – Энрико Каприлес. И запомним – Круглый стол оппозиционных партий. Итак, 44% они получают в 12-м году. Потом Чавес умирает. В 13-м году досрочные выборы. И на выборах 13-го года против уже Мадуро этот же Энрико Каприлес, выдвинутый этим же Круглым столом получает, внимание, 49,1. Пополам. Ну, те выборы кто-то признает, кто-то не признает, но они все-таки признаются как демократические. Да, с какими-то этими. Все-таки 50 против 49. Собственно говоря, вот что случилось. Запомнили, да. Дальше. Парламентские выборы. Я говорю, общенациональные выборы.


Фактология верна, если не считать замечания, что "Круглый стол" (МУД) был создан ранее, в 2008 г.; и, да, результаты Каприлеса были обусловлены не сколько его личной популярностью, сколько объединением всех оппозиционных групп (внутри МУД он был выдвинут в результате праймерис).

Вот этот Объединенный круглый стол демократов получает 56% и становится правящей партией Венесуэлы в Парламенте, получает 109 голосов. (...) Последние общенациональные выборы в Парламент – 15-й год. Что происходит дальше? А дальше действующий президент Мадуро и Верховный суд, который формировался Чавесом и Мадуро, принимает перед следующими выборами следующее решение. Первое: Каприлес, который получил на предыдущих президентских выборах в 13-м году 49, не допускается до выборов в 18-м году и лишается права быть избранным на 15 лет. То есть вот тот человек, которому венесуэльцы то 44% отдавали, то 49% отдавали…
(...)
И мотивируют. Нет, формально… И это делается до истории с Навальным. Я хотел бы просто обратить внимание, что это… Кто у кого списал, это называется. Понятно, да? Значит, он – раз. Вторая история. вот этот Объединенный круглый стол, который выиграл Парламентские выборы в 15-м году, не допускается до выдвижения кандидатов на президентские выборы. То есть Каприлес – нет, Круглый стол – тоже нет. Это на выборы 18-го года. И вот эти выборы 18-го года проводятся без кандидата от Круглого стола и без этой партии Круглого стола.


Помимо того, что Каприлес "пострадал" за действия не в качестве частного лица (как Навальный), а губернатора (госзакупки без аукциона и т.д.), обратим внимание, что практика недопуска президентских кандидатов - она свойственна не одной только Венесуэле, и применялась в последние годы в Латинской Америке чаще правыми против левых (включая умеренных).

Так, в 2018 г. был осужден по обвинению в коррупции (его многочисленные сторонники сочли суд политическим) и не допущен к выборам бывший президент Бразилии (после перерыва имевший право баллотироваться вновь) Лула да Силва, получивший в свое время 46 и 48 % в первых турах и больше 60 % во вторых турах выборов 2000 и 2006 годов. В итоге его сторонники из Партии трудящихся и Коммунистической партии Бразилии отнюдь не призвали к бойкоту и непризнанию итогов выборов, а выдвинули другого кандидата, Фернанду Аддада (набравшего в итоге 30 % в первом и 45 % во втором туре - при том, что личная популярность Лулы была намного выше и одним из причин поражения левых его отстранение являлось).

В 2009 г. только попытка левоцентристского президента Гондураса Селайи провести референдум о внесении изменений в конституцию, чтобы президент мог переизбираться на второй срок - привела к его свержению (притом, что один из его политических противников, член выступившей тогда "в защиту конституции" Национальной партии Эрнандес менее чем десятилетие спустя добился такого изменения конституции и был переизбран).

В 2011 г. в Гватемале в президенты собиралась баллотироваться в президенты бывшая жена действующего президента (единственного левоцентриста, избранного на этот пост после многих правых режимов) Альваро Колома Сандра Торрес, однако суд не допустил ее в связи с конституционным запретом на участие в выборах членов семьи президента (хотя развелись они до начала предвыборной кампании).

И если гондурасский случай вызвал большой резонанс из-за отстранения Селайи военными, то ни в Гватемале, ни в Бразилии снятие популярных кандидатов не привело к международному непризнанию выборов.

МУД же (еще до созыва Конституционного собрания фактически призывавший к свержению президента Мадуро) не был допущен до выборов как целое, однако он состоял из множества зарегистрированных партий, которых права выдвигать кандидатов или поддерживать кандидатов от других партий (в Венесуэле названия поддерживающих кандидата партий вписываются в бюллетень) не лишали. В итоге оппозиционер Фалькон и его партия АП на выборы пошли, Фалькона же поддержали известные оппозиционные партии МАС и КОПЕИ (в связи с этим в МУД произошел раскол). Партия Каприлеса "Примеро хустисия" и большинство партий МУД отказались от участия в выборах сами. До того ПХ собиралась выдвинуть кандидатом Хуана Пабло Гуаниту, которого никакие суды этого права не лишали (для читающих по-испански: выдвижение и решение о бойкоте).

И несомненно, что, принимая решение о бойкоте, оппозиционеры (кроме сторонников Фалькона, выступивших в качестве их "умеренной" части) сделали ставку на силовое решение, однако свергнуть правительство массовыми выступлениями им несколько лет не удавалось - подключение внешних игроков вполне предсказуемо, а повод они же бойкотом выборов и создали.

Мадуро, недовольный тем, что Парламент в руках оппозиции, создает параллельный Парламент, так называемое Учредительное собрание.

Он создает Учредительное собрание якобы для выработки новой Конституции. Оппозиция бойкотирует. И в том Учредительном собрании 100% принадлежит сторонникам Мадуро. И вот они выполняют функцию Парламента. Они не Конституцию там вырабатывают – она уже 2 года, по-моему, существует. Они законы принимают, отменяют законы Парламента, который возглавляет оппозиция, поддерживает указы президента и так далее.


Действующая конституция Венесуэлы, в статье 347 указывая, что право созыва Конституционного собрания принадлежит народу, в следующей статье 348 указывает, что инициатива ее созыва, помимо 2/3 Национальной ассамблеи, 2/3 муниципалитетов или 15 % граждан, принадлежит и президенту ("в совете министров", но это назначаемый им же орган и министры возражений ему не высказывали), в той же статье 348 указывается, что "существующие власти ни в какой форме не могут препятствовать решениям Учредительного собрания".

Можно говорить, что политически это решение было маневром Мадуро с целью лишения парламента полномочий, но юридически он имел такое право, и оппозиция бойкотировала выборы именно потому, что в парламенте у нее уже было, а новые она имела все шансы проиграть с учетом того, что с получением ей большинства в парламенте ситуация в стране отнюдь не улучшилась.

И если на выборах 2015 года правящая коалиция получила 5,6 миллионов голосов (41 % проголосовавших), то на выборах в Конституционное собрание, которые оппозиция полностью бойкотировала, проголосовало 8 миллионов человек.

Оппозиция может сколько угодно говорить о нарушениях - но кто ей поверит, если от избирательной кампании и, соответственно, наблюдения на участках отказалась она сама?

То есть, на самом деле, история гораздо более сложная, чем мы хотели бы вам об этом рассказать. Поэтому, когда речь идет о легитимности-нелегитимности Мадуро, ничего нового в этом нет. И я думаю, что поэтому, во всяком случае риторически, вчера после заседания Совета безопасности Российской Федерации… А сегодня будет заседание Совбеза ООН.

Так вот, вчера после заседания Совбеза России Россия сменила свою позицию. Если позавчера президент Путин, руководство России всячески говорили: Мадуро – наш президент, а все остальные – путчисты, то вчера была официальное заявление МИДа о том, что Россия готова выступить посредником между Национальной ассамблеей и президентом Мадуро.


Предложение выступить посредником отнюдь не равносильно какому-либо признанию другой стороны конфликта. Мирное решение конфликта на то и мирное, что договориваться надо будет всем.

Вопрос в другом - а надо ли это оппозиции?

Сейчас вот посредники. Это мы говорим. Одновременно, видимо, отправляя туда ЧВК «Вагнер» (400 бойцов) для охраны Мадуро.


Кого туда отправила Россия и отправила ли - неизвестно, поскольку источник сведений о "400 бойцах Вагнера" - известный самозванец, прославившийся ничем не обоснованными скандальными утверждениями. Допустим, спрашивая его, Reuters могли просто ошибиться, но повторение ошибки пахнет уже целенаправленным искажением действительности.


Найдите хоть одну настоящую (государственную/ведомственную МО или других силовых министерств) награду

Я бы обратил ваше внимание на замечательный пост Глеба Кузнецова, который мы опубликовали сейчас на сайте по поводу руководства Венесуэлы и наркокартелей.

Посмотрите, как, скажем, председатель вот этого Учредительного собрания, бывший вице-президент при Чавесе, а сейчас он председатель вот этого параллельного Парламента. То есть сначала возник параллельный Парламент, а потом – параллельный президент. Его счета арестованы по всему миру – 800 миллионов от наркоденег. 800 миллионов долларов. Это вам не Боливар. Тут уже Боливар и одного не вынесет, я б сказал. Поэтому будем наблюдать.


Из стран, которые ввели санкции против Кабельо, лишь США обвиняют его в наркотрафике, и их власти отнюдь не стали доказывать это в суде, а объявили его наркоторговцем в разъяснении финансового ведомства к президентскому указу о санкциях против венесуэльского руководства (в самом указе ничего о наркоторговле нет).

Прочие страны, которые ввели санкции против Кабельо (Канада. Панама, ЕС, Швейцария) сделали это "за нарушение прав человека".

Что же до 800 миллионов долларов - то и здесь мы видим "лучшие" традиции ссылки на анонимные источники (со стороны флоридского журналиста Оскара Хасы, от которого это число и пошло в народ).

Но посмотрите все-таки, что позиция Организации американских государств: там часть стран проамериканская, другая часть антиамериканская. Даже нет вопроса. Вот они единодушно… Там, по-моему, вообще из Латиноамериканских стран только Мексика и…ну, Куба – понятно…Мексика и кто-то еще, безусловно.

С. Бунтман

― И кто-то еще. Потому что их как раз Мадуро приглашал в посредники.

А. Венедиктов
― Но и Бразилия наша (наш БРИКС любимый), и Аргентина, и Чили – три крупнейшие страны, и Колумбия, естественно, они выступили против Мадуро. Вот это история такая.


Алексей Алексеевич, увы, начисто игнорирует современную политическую картину Латинской Америки и изменения, произошедшие в ней за последние годы. БРИК (теперь БРИКС) стала объединением государств в 2009 г. при левоцентристе Луле (до того это понятие использовалось лишь сторонними наблюдатели для совокупности стран с некоторым набором сходств), и странно удивляться изменению ее курса при крайне правом президенте Болсонару, непрерывно говорящем о "борьбе с марксизмом". Почти полная изоляция Венесуэлы в Латинской Америке - это именно следствие поражения "антиамериканских" и даже умеренно-лавировавших сил. Разберем подробнее, кто у власти в поддерживающих Гуайдо странах.

Собственно, сколько-нибудь удивляться можно только применительно к Коста-Рике, правящая партия которой "Гражданское действие" провозглашает себя левоцентристской (трижды баллотировашийся от нее в президенты Оттон Солис ранее обвинял венесуэльскую оппозицию в связях с США, а ЦРУ - в дестабилизации венесуэльской экономики; приведет ли это к конфликту между сохраняющим авторитет Солисом и президентом Карлосом Альварадо, может показать ближайшее время).

Остальные латиноамериканские страны, признавшие Гуайдо, в географическом порядке:

Гватемала. Многолетний оплот крайне правых сил, действующий президент Джимми Моралес избран при поддержке объединения ветеранов гражданской войны с правительственной стороны Авемильгуа.

Гондурас. Правое правительство, берущее начало в упоминавшемся ранее перевороте 2009 года. Президент Хуан Орландо Эрнандес был переизбран в 2017 году с крайне незначительным преимуществом, левоцентристская оппозиция обвинила его в подделке результатов выборов. Тогда ОАГ призвала к новым выборам в связи с нарушениями, однако ни сам его соперник Сальвадор Насралла, ни внешние силы не сделали того, что делают сейчас Гуайдо и поддерживающие его государства.

Панама. У власти Панаменьистская партия - та самая, которая пришла к власти в результате американской интервенции в 1989 г.

Колумбия. Одна из немногих стран латинской Америки, где даже умеренные левые не смогли прийти к власти и во времена "левого поворота". Сейчас у власти Иван Дуке из партии "Демократический центр", несмотря на название, располагающейся на крайне правом фланге колумбийской политики (основана экс-президентом Урибе из-за мирных переговоров его преемника Сантоса с левыми партизанами, тогда как Урибе настаивал на полной военной победе). После того, как ФАРК сложили оружие и осталась лишь куда менее многочисленная повстанческая группировка ЭЛН, а затем Дуке стал президентом - среднее число политических убийств превысило одно в день, и всё это (за исключением отдельных нападений ЭЛН на полицию и войска) - левые активисты.

Эквадор. Президент Морено до сих пор числится "левоцентристом", но после конфликта с однопартийцами (включая бывшего президента Корреа, с которым ушла значительная часть актива и бывшего вице-президента Гласа) создал правительственную коалицию с правыми партиями, а также вышел из АЛБА и начал восстанавливать отношения с США вплоть до военно-полицейских (что с немалой вероятностью может кончиться и выдачей Ассанжа).

Перу. Снова правое правительство, хотя про нынешнего президента сказать особо нечего (более отличился его предшественник и однопартиец Кучински, помиловавший экс-диктатора Фухимори в обмен на голоса его сторонников, чтобы избежать импичмента за коррупцию - потом всё вскрылось и Кучински всё же был вынужден уйти).

Бразилия. Крайне правый президент Болсонару, открыто выражавший сожаление, что при военной диктатуре марксистов убили слишком мало. Потенциально - как бы не более опасный режим, чем у Дуке, хотя его консолидация только начинается.

Парагвай. Страна, весьма сходная с Бразилией и Гондурасом тем, что после смещения левоцентристских президентов политический маятник дошел до крайней правой точки: после левоцентриста Луго - либерал Федерико Франко, вслед за тем - представитель "умеренного" крыла правой партии Колорадо Орасио Кортес, а теперь - сын личного секретаря диктатора Стресснера (выражавший положительное отношение к наследию генерала и сам) Марио Абдо Бенитес.

Аргентина. Правое и проамериканское правительство, из экономического кризиса пытающееся выйти путем мер, прямо бьющим по широким массам.

Чили. Коалиция партий, берущих начало от поддерживавших режим сил конечного периода диктатуры Пиночета.

Таким образом, дело не в том, что против Мадуро выступили и "антиамериканские" силы, а в общем изменении соотношения сил в пользу правых и проамериканских режимов.

Кроме Коста-Рики (не будет же г-н Венедиктов утверждать, что решающую роль там играет она?), всё предсказуемо: правые правительства и сдвинувшийся вправо Морено за США, умеренно левые Мексика и Уругвай - признают Мадуро и призывают к диалогу, в Сальвадоре признающий Мадуро левый президент и не признающий правый парламент, а непосредственные союзники - Куба, Боливия и Никарагуа.

Непонятно, чем закончатся вот эти события, которые происходят там. Но в любом случае ничего хорошего не будет. Останется ли Мадуро у власти или придет оппозиция, ничего хорошего там не будет. Страна в глубокой заднице. В глубочайшей заднице. И вытаскивать ее можно только внешней помощью, естественно. И буквально модернизацией всего, начиная от нефтяных вышек и заканчивая системой управления. Все руководство, верхушка армии, большинство из них замешано в покровительстве наркотрафику, засчет чего они лично обогащаются. Ну, там просто катастрофа.

Поэтому в этом смысле ничего хорошего ни от какого выхода не будет. Нет, конечно же, когда существует национальный консенсус по поводу… А требуются реформы, слушай. Там инфляция – 2 миллиона, если мне не изменяет память. На 19-й год инфляция – 10 тысяч. Печатанье денег. У населения в крупных городах вода на 2 часа дается. Вода и электричество подается на 2 часа в день, чтоб вы понимали. Даже в крупных городах, за исключением некоторых кварталов в столице. Вот вам разговор. Туалетная бумага по карточкам.


Вопрос в том, от кого внешняя помощь (Россия - выше сам Венедиктов говорит про "Роснефть"! - и Китай или же готовые оказать ее лишь на условиях полного подчинения страны США) и какие реформы: настоящее взятие экономики государством для недопущения спекуляции и саботажа (что, увы, делается явно нерешительно) или же предоставление всё рыночной стихии, которая в кризис может довести людей и до откровенного голода.


С. Бунтман
― Да. Ну, вот здесь пишут нам, что «как ни крути, но Мадуро все-таки законно избранный президент».

А. Венедиктов
― Нет.

С. Бунтман
― «Переворот недопустим».

А. Венедиктов
― Нет, Мадуро – не законно избранный президент. Потому что создание параллельного Парламента, который изменил правила игры при наличии законно избранного Парламента… Мадуро был законно избранным президентом во время выборов 13-го года. Во время выборов 18-го года он нарушил правила, создавая, повторяю, параллельную структуру парламентскую, которая принимала законы. И в этом смысле он не законно избранный президент. Как ни крути, он не законно избранный президент.


Как показывают статьи 347 и 348 конституции Венесуэлы - это его конституционное право. То, что оппозиция бойкотировала выборы в Конституционное собрание (вся) и президента (бОльшая часть) - это исключительно ее проблемы.


С. Бунтман
― «Господа, не повторяйте вы эту утку про 400 вагнеровцев! Эта цифра исходит от офицера-провокатора Шабаева», — Николай из Перово.

А. Венедиктов
― Николай, вы хорошо знаете. Вы в Перово знаете все хорошо. Вы член организации «Вагнер»? Вы нам сертифицируете, что вы на месте все?

С. Бунтман
― Ну раз Клинцевич сказал, что государство не знает, значит это…

А. Венедиктов
― Государство не знает, что «Вагнер»… А за что убили наших ребят? За что убили наших ребят, Николай из Перово? Вы-то там в Перово живой и здоровый, а Орхан – нет.


Увы, завершение слабо совсем - даже если считать виновными в гибели журналистов в ЦАР именно "Вагнер", доказательством его присутствия в Венесуэле это не является, а уж доказательством правдивости слов Шабаева - тем более.

Ну и напоследок - о том, что сказано не было, но в текущей ситуации является самым важным - уже вполне мейнстримная пресса США открыто пишет, что самопровозглашение Гуайдо не просто непосредственно согласовывалось с США, но и было инициативой Пенса, а не Гуайдо.

В сочетании с ультимативными требованиями - это, как бы кто не относился к Мадуро, неприкрытое вмешательство в дела страны и может стать прологом к интервенции США и наиболее правых даже по латиноамериканским меркам режимов.
Tags: Венесуэла, империализм, наш ответ Керзону
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments