Просветительский блог коммунистов (comprosvet) wrote,
Просветительский блог коммунистов
comprosvet

Categories:

На каждом километре-39: II конгресс Коминтерна и 21 условие

Начало:
Создание Коминтерна



За время, прошедшее от Ι конгреccа Коминтерна до Второго, открывшегося в Петрограде 19 июля 1920 г. (последующие заседания проходили в Москве), авторитет Советской России, выживание которой в 1919 г. еще оставалось под вопросом, в мировом рабочем движении явно вырос, а социал-демократия продолжала находиться в кризисе.

Вместе с тем, легалистские традиции и наследие центризма Первой мировой войны в занявших промежуточные позиции партиях продолжали давать о себе знать. На распутье оказались такие крупные и важные партии, как Итальянская социалистическая партия (уже вошедшая в состав Коминтерна, но имевшая значительное правое крыло во главе с Турати, против исключения которого возражал лидер партии Джачинто Менотти Серрати), Независимая социал-демократическая партия Германии, популярность которой резко выросла, тогда как КПГ оставалась слабой (на выборах в Учредительное собрание в январе 1919 г. НСДПГ получила 7,9 % при 37,9 % у социалистов большинства и при бойкоте коммунистов, тогда как на выборах в рейхстаг в июне 1920 г. - уже 17,9 % при 21,7 % у СДПГ и 2,1 % у КПГ) и французская СФИО (к тому времени вышедшая из II Интернационала, хотя вопрос о вступлении в Коминтерн оставлся открытым). Раскол этих партий оказался фактически неизбежен, вопрос оставался лишь в соотношении сил левого и правого крыла.



С другой стороны, в конгрессе приняли участие и анархо-синдикалистские (или близкие к анархо-синдикализму) группы - американские Индустриальные рабочие мира, британское движение фабрично-заводских старост, испанская СНТ, германский Всеобщий рабочий союз. В то же время Коммунистическая рабочая партия Германии, стоявшая на близких позициях, от участия в конгрессе в последний момент отказалась.

Членами президиума II Конгресса были избраны Ленин, Зиновьев, Серрати, Леви (КП Германии) и Росмер (СФИО).

Речь Ленина в день открытия конгресса была посвящена неизбежности нового революционного обострения в условиях, когда в выигрыше от Первой мировой войны остались только США, Япония и отчасти Великобритания, при этом и там основной выигрыш достался империалистам - при ухудшении положении стран, население которых в сумме составляло 70 % населения земли. Невозможность выплаты странами-должниками их долга Ленин обосновывал, в частности, ссылкой на Кейнса, подчеркнув, что такой вывод сделал отнюдь не левый буржуазный экономист.

Помимо правых оппортунистов, выступавших фактически за то, чтобы эту революционную волну гасить, Ленин, затем (на втором заседании 23 июля) Зиновьев подвергли критике и анархистов (Ленин - за антипарламентаризм, Зиновьев - за проповедь беспартийности).

Критика анархо-синдикализма привела к полемике между представлявшим Британскую социалистическую партию Маклейном (отстаивавшим также энтризм в Лейбористскую партию ввиду коллективного членства в ней и, таким образом, больших возможностей в сравнении с большинством оппортунистических партий - позиция, позже поддержанная и Лениным) и представителями фабрично-заводских старост и СНТ. Необоснованной позицию фабрично-заводских старост, считавших российский опыт неподходящим для Западной Европы, назвал венгерский делегат Ракоши, будущий глава социалистической Венгрии - ссылаясь именно на опыт венгерского поражения.

На втором заседании конгресса выявились также разногласия Серрати с большевиками по вопросу о сотрудничестве с крестьянами-середняками (в тот момент за такое сотрудничество высказался и Троцкий, подвергший Серрати критике).

На третьем заседании, 24 июля, Зиновьев высказался и о необходимости прекращения сотрудничества с оппортунистами (назвав как входившего в ИСП и, таким образом, формально в Коминтерн Турати, так и Гильфердинга из НСДПГ). Куда более радикальную позицию заняли голландцы Вейнкоп и ван Левен, выступивший против участия представителей НСДПГ и СФИО в конгрессе до поступления от них заявлений о членстве в Коминтерне, а в отношении НСДПГ - и за отклонение ее заявления (против чего выступил Радек, заявив, что в понимании голландцев "право совещательного голоса должно заключаться в полном безмолвии). После резкой словесной стычки (на стороне голландцев выступил француз Гильбо, а против - Радек, Леви и Бухарин) большинством голосов НСДПГ и СФИО были допущены к участию в конгрессе.

Четвертое заседание 26 июля и пятое 28 июля были посвящены национальному и колониальному вопросам. Ленин в своей речи выступил за поддержку коммунистами непролетарского национал-революционного движения в колониях (отказавшись от поддержки буржуазно-демократического движения колоний в целом из-за реформистской политики его части) и за создание и поддержку крестьянских советов в странах с докапиталистическими пережитками. Кроме того, Ленин высказал и мысль о том. что при помощи более развитых стран страны с докапиталистическими отношениями получат возможность встать на социалистический путь, минуя капиталистический этап. Один из американских делегатов, Фрайна, выступил также за усиление помощи коммунистов США рабочему движению Латинской Америки, в том числе для предупреждения влияния испанского анархо-синдикализма. Выступили и представители отсталых и колониальных стран - Персии, Китая, Кореи, Британской Индии (Рой), Голландской Индии (Маринг-Снейвлит, голландец по происхождению). Против ленинской позиции выступил Серрати, призвавший по сути, лишь к поддержке пролетарского движения в колониях и воздержавшийся при голосовании о резолюции.

Важнейший вопрос об условиях приема в Интернационал обсуждался на шестом и седьмом заседании (оба - 29 июля) и восьмом (30 июля), где было выставлено знаменитое "21 условие", ставившее цель полностью отделить коммунистов от реформистов. Выступивший по этому вопросу Зиновьев подверг критике партии, сохранившие реформистов не только в партии, но и на руководящих постах - помимо СФИО, ИСП и НСДПГ, его критике подверглись также шведские левые социал-демократы (к тому моменту даже не переименовавшие партию в коммунистическую), Норвежская рабочая партия (впоследствии вышедшая из Коминтерна и ставшая обычной правой социал-демократической партией) и КП Югославии, в печати которой также периодически появлялись статьи реформистов. Руководству НСДПГ он также вменил антисоветскую внешнеполитическую позицию в период вхождения в правительство в ноябре-декабре 1918 г. Резкой критике СФИО подвергли французские делегаты от Комитета III Интернационала Лефевр (сделавший особый упор на поголосном оппортунизме депутатов и муниципальных советников от социалистов), Гильбо и Гольденберг, притом Гильбо назвал опасным сам факт переговоров с ней, а Гольденберг призвал отказать в приеме всем центристским партиям, даже если они выполнят 21 условие. Позицию НСДПГ отстаивали Криспин и Дитман (оба впоследствии примкнувшие к крылу партии, отказавшемуся от слияния с КПГ приема в Коминтерн), более левую позицию заняли независимцы Деймиг (будущий сопредседатель КПГ, снятый с должности вместе с Леви) и Штекер. Как и Серрати, Криспин также высказался против большевистской позиции по аграрному вопросу. Серрати на восьмом заседании снова высказался против исключения Турати. В итоге были приняты внесенные Зиновьевым предложения.

На девятом заседании 2 августа Бухарин высказался о соотношении сил в парламентских фракциях ИСП, СФИО и НСДПГ, с явным преобладанием правых у французов и центра - у итальянцев и независимцев, а также подверг критике антипарламентаристскую позицию как в "принципиальной" форме у ИРМ, так и у Бордиги, считавшего отказ от участия в выборах нужным на революционном этапе. Против Бухарина выступили сам Бордига и британский староста Галахер, за - болгарин Шаблин, сославшийся на деятельность тесняков в парламенте, так же как Бухарин - на деятельность большевиков в царской Думе. В тот же день обсуждение вопроса продолжилось на десятом заседании (парламентаристы - Ленин и британец Мерфи, антипарламентаристы - швейцарец Герцог и Сухи из германского ВРС).

На одиннадцатом заседании 3 августа 1918 г. Радек указал на слабость "революционных профсоюзов" при росте реформистских и выступил за использование экономической борьбы наряду с политической и за использование работы в т.ч. и в реакционных профобъединениях при усиленном внимании к организации малоквалифицированных рабочих, обычно обойденных реформистскими союзами. Кроме того, он подчеркнул необходимость сохранения независимости фабзавкомов там, где они возникли, от профсоюзной бюрократии. Германский делегат Вальхер на двенадцатом заседании в тот же день подчеркнул, что выход из профсоюзов, предпринятый германскими "левыми коммунистами", оказался на руку только правым. Против позиции Радека выступили британские (старосты), американские и голландские делегаты.

Тринадцатое заседание 4 августа было посвящено аграрному вопросу, доклад вместо предполагавшегося Мархлевского (уехавшего в занятую красной армией часть Польши) сделал немец Мейер. Оппонентом большинства в аграрном вопросе вновь выступил Серрати, высказавшийся за поддержку лишь сельскохозяйственных рабочих.

Устав Интернационала на четырнадцатом заседании в тот же день представил болгарин Кабакчиев. Дискуссию вызвал вопрос о нахождении Исполкома (Вейнкоп предложил перенести его из РСФСР в одну из западноевропейских стран) и о представительстве одной партии с решающим голосом от одной страны (староста Галахер вновь выступил против Британской социалистической партии). Утверждение устава Зиновьев назвал фактическим созданием Интернационала.

Пятнадцатое заседание 5 августа началось со спора о представительстве США (Коммунистическая рабочая партия и Коммунистическая партия этой страны объявили об объединении, часть КП его не признала - ОКП высказалась против представительства КП как таковой, тогда как мандатная комиссия до решения вопроса по существу согласилась на представительство обеих). Кроме того, представлявший мандатную комиссию Радек объявил об отклонении заявки на участие малочисленной и фактически националистической Украинской коммунистической партии, противопоставившей себя КП(б)У и РКП(б). Также продолжилась профсоюзная дискуссия.

На последнем, шестнадцатом заседании 6 августа продолжилась полемика Ленина и Маклейна против Галахера, к которому присоединилась также Сильвия Панкхерст. На критику БСП старостами Ленин ответил, что именно слабость БСП и должна стать для старост стимулом для вхождения в партию, по вопросу же о вступление в лейбористскую партию Ленин привел примеры успешной деятельности БСП против лейбористского руководства. Также на заседании были решены вопросы об оставлении Исполкома в России (что давало РКП(б) 5 мест в нем, тогда как другие крупнейшие партии, а также коллективно Скандинавия, Ближний Восток и дальний Восток получали по 1 месту) и окончательно утверждено 21 условие, ставшее по сути главным итогом Конгресса. Их необходимость Зиновьев в заключительной речи обосновал так: "Мы выставили эти условия для того, чтобы рабочие, организованные в рядах французской партии и в рядах германских независимых, знали, чего требует международный штаб пролетарской революции, чтобы они ставили на очную ставку своих вождей, чтобы они прижимали их к стенке и требовали прямого ответа на вопросы обо всех этих условиях. И , товарищи, мы надеемся, что эти условия достигнут цели. Если полтора года тому назад нам говорили, что Коммунистическому Интернационалу угрожает опасность малолюдства, то ныне нам угрожает другая опасность: Коммунистический Интернационал становится для некоторых господ модой".

Сами эти условия вскоре действительно вызвали противостояние в центристских партиях. Если результат в СФИО и НСДПГ оказался вполне удовлетворительным - в обеих партиях за присоединение оказалось большинство, и СФИО стала Французской секцией Коммунистической интернационала (СФИК), а затем Французской коммунистической партией (ФКП), а НСДПГ объединилась с КПГ под названием последней (кроме членов, сохранивших незавсимый статус и впоследствии объединивихся с СДПГ), то в ИСП кризис в решающий момент наступления фашизма оказался некстати. Несмотря на свою раннюю активную роль в Коминтерне, Серрати отказался исключать правых - в итоге ИКП была создана не большинством ИСП, а лишь левым крылом (при этом вместо занимавшего ленинские позиции Грамши большинство там оказалось у ультралевых Бордиги). Остроту противоречий в ИСП это не сняло - в конечном счете, и всё-таки присоединившийся к ИКП Серрати, и ушедший в правый откол Турати покинули ее.
Tags: Коминтерн, Ленин, на каждом километре, оппортунизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments